Две стрелы

Легенды о Ярославе и не только о нем.

Стрела 1

Случилась это (только не удивляйтесь) летом, в году 2000-м, я это помню потому, что Ярику(Ярославу), тогда было 6 лет и он должен был идти в первый класс.

Тёплый солнечный день, обеденное время, небольшой уютный городок в Курской области, довольно-таки старинный(чуть старше Москвы), в общем Рыльск(в древности-Ярильск).

СПТУшка — западная окраина — учебный комплекс построенный ещё при Советской власти — включал в себя ряд зданий, как то: учебный комплекс со спорт залом, актовым залом, столовой, ангар для техники, пара пятиэтажных общаг, жилая пятиэтажка, стадион и несколько парковых островков.

- Да вы в Раю живете, - Говорили нам приезжие, - вы этого, просто, не замечаете...

Но вернёмся к Ярославу. Жилой дом, пятый этаж, двухкомнатная квартира, солнечный полдень. Сижу отдыхаю, наслаждаюсь. Звонок в дверь.

Открываю. На пороге трое — незнакомый мужчина лет 30-35-ти, Аня(соседка по лестничной площадке), и мой малыш Ярослав:

– Здравствуйте, - сказал незнакомый мужчина, - меня зовут Владимир, я сторож.

– Вы папа этого ребёнка?

– Да, я, - ответил я. - Что случилось?

– Ваш ребёнок разбил стекло в тракторе, - ответил он.

– Проходите, - я жестом всех пригласил войти, - и расскажите подробно, как и где это произошло.

Они вошли. Я предложил им присесть, но они отказались, ссылаясь на спешность.

- Хорошо, - сказал я, - тогда расскажите, что, где и как произошло?

– Коротко, - начал Володя, - ваш мальчик кирпичом бросил в трактор. - И разбил лобовое стекло. Вот эта женщина, - указывая на Аню продолжил он, - тоже это видела.

– Да, - подтвердила Аня, - я видела, как ваш Ярослав разбил стекло в тракторе.

Ситуёвина яснее ясного — два взрослых человека видели, как мой малыш разбил стекло и выглядело всё весьма объективно — Володю я не знал и он меня тоже, да он вообще, походу, не знал нашу семью, а посему, наговаривать на нас ему не было смысла; Аня — хорошая и, я бы сказал, правильная женщина — всегда относилась к нам по доброму, даже иногда помогала, где словом, а где и делом — её, также было трудно заподозрить в желании нам насолить...

Очевидно — придется платить — сумма ощутимая...

Но жизнь научила меня не доверять очевидному:

– Ярославчик, - обратился я к своему малышу, - ты разбил стекло в тракторе?

Он, мой милый ребятёнок, стоял передо мной, такой маленький, открытый, безмятежный, его искренние глазёнки смотрели на меня спокойно и нежно:

– Папочка, - сказал он, - я этого не делал

И он, сказал это так спокойно, что я ему невольно поверил — Такое ощущение, что он всё понимал, и понимал прежде всего то, что я — его отец — огражу его от напрасных обвинений, что он получит ту защиту, в которой он нуждается.

Но с другой стороны — два взрослых человека, видевших произошедшее собственными глазами, стояли тут же.

Кому верить — им, или собственному ребёнку?

Я, честно говоря, растерялся:

– А ещё кто-нибудь видел? - спросил я у взрослых

– Нет, - ответил за обоих сторож, - только мы двое, там, на плацу, больше никого не было.

Ситуация патовая — полный ступор.

И тут мне неожиданно вспомнился старый советский фильм - «Две стрелы» - как прекрасно играл там Армен Джигарханян, какая красивая было там черепашка...

– Хорошо, - сказал я взрослым, - пойдемте на место, я хочу собственными глазами увидеть как это было. (Был похожий эпизод в фильме). И мы все четверо пошли на место инцидента.

– Вот тут, - сказал Володя, когда мы пришли на плац, - стоял ваш сын, а вон трактор с разбитым стеклом...

Я опишу расположение, чтобы вы могли ориентироваться.

Получалось так, мой ребёнок — Ярослав, стоял лицом на восток, на краю дороги, которая как раз находилась у него за спиной и имела направление юг-север. Прямо перед ним, чуть левее, метрах в 30-40, стоял трактор с разбитым стеклом.

– А где в это время были вы? - спросил я сторожа.

– Я был вон там, за кочегаркой, - ответил Володя, указав на запад, где метрах в 150-ти была видна кочегарка. - Я разговаривал со своим другом и услышал звон разбитого стекла, - продолжал он, - тогда я вышел из-за кочегарки и увидел, что ваш мальчик стоит вот здесь, а другой мальчик бежит по дороге туда, - махнул он рукой, указывая на север.

– Так вы, выходит, не видели самого броска камня в стекло?

– Нет, не видел, - ошарашенно ответил он

– Тогда почему вы решили, что камень кинул именно мой ребёнок?

– А кто ещё?! - удивился мужчина.

– Я не знаю, - ответил я, - но вы подумайте сами, что вы сейчас говорите? Вы не видели, что мой ребёнок бросил камень, но утверждаете, что именно мой ребёнок бросил камень. На суде это называется — дача ложных показаний и предусматривает наказание в виде лишения свободы сроком до трёх лет. - Начал я «наезжать» на незадачливого свидетеля, спокойно, и не повышая голоса, так сказать, без эмоций. - вы меня понимаете, о чём я вам сейчас говорю?

– Ну вот она, - начал сторож, указывая на Анну, - она тоже видела...

– Аня, - обратился я к женщине, - а что видели вы? И где вы были в этот момент?

– Я была вон там, - начала Аня, - у крана, мыла инвентарь.

Это получалось тоже, примерно метрах в 150, но к югу.

– И что вы видели? - спросил я.

– Я ничего не видела, - сказала она, - я мыла большую кастрюлю и услышала, что сторож кричит на вашего ребёнка, подняла голову и увидела, что ребёнок ваш стоит примерно здесь, в ближней ко мне руке у него палка, когда ваш мальчик услышал, что на него кричат, он бросил палку и остался стоять, а ещё один мальчик побежал туда, - она указала на север.

– Скажите, а куда мой ребёнок бросил палку, в какую сторону, - спросил я её.

– Да он её не бросал, он просто, разжал руку и отпустил, - ответила Аня.

– Значит, она упала рядом с ним?

– Да.

– Пойдемте, - сказал я.

Мы быстро нашли палку.

– Вот эта палка?

– Да, — ответила женщина

– Да, папочка, — сказал Ярик, - это моя палка, я здесь стоял и здесь её бросил.

– Нука, стань, Ярославка, как ты стоял, возьми палку палку в ту руку, в которой ты её держал.

Ярослав сделал всё, как я сказал.

– Так стоял мой ребёнок? - спросил я Аню.

– Да, — ответила она.

– В этой руке была у него палка?

– Да, в этой.

– Вы видели палку у него в руке? - спросил я у сторожа.

– Да, видел.

– Всё так и было? Он именно так стоял?

– Да, - ответил сторож.

– Тогда заметьте, - продолжил я, - палка находится в правой руке моего ребёнка, а он не левша, это могут подтвердить в садике. Подойдите сюда, - попросил я Володю, - станьте на место моего ребёнка.

Он подошёл и стал.

– Возьмите эту палку в правую руку, а в левую кирпич, - я подал ему увесистую половинку кирпича. - И попадите в стекло трактора. Если вы это сделаете, то я немедленно заплачу за стекло.

Он отказался. Дело в том, что палку мы нашли чуть южней изначальной диспозиции, и потому расстояние до цели увеличилось и составляло уже примерно метров 50.

– Ну тогда, хотя бы докиньте левой рукой этот кирпич до трактора.

– Я не докину, - ответил он.

– А правой?

– Правой тоже.

– Так почему вы считаете, что мой 6-ти летний ребёнок смог докинуть?

– Я так не считаю, - ответил он.

– А вы? - спросил я Аню.

– А я вообще тут не причём, - ответила она. - Меня попросили показать, где живут родители, вот я и пошла показала, - закончила она и пошла к крану домывать инвентарь.

Первая стрела пролетела мимо. Инцидент был исчерпан, Ярослав оправдан, виновного потом нашли, стекло оплатили, но это была уже не моя легенда — не о Ярославе.