Лох не мамонт, лох — рыба. Почему простаков зовут «лохами»

Забавное происхождение имеет слово «лох». Сейчас его используют для обозначения человека, который ведется на обман (или не соответствует каким-либо представлениям о социальной успешности).

Считается, что корни слова теряются в глубинах еще дореволюционного криминального мира, но это не так.

Криминалитет сам позаимствовал словечко у офень.

Офеня, кстати, тот же самый коробейник, или как сейчас можно сказать — коммивояжер. Встречались вам на жизненном пути молодые или не очень люди, нагруженные сумками с непонятным китайским барахлом? Так вот они — те самые современные офени, пытающиеся «впарить» наивным «лохам» свой товар в три дорога.

Руководствуясь принципом «не обманешь не продашь», бродили офени по селам и весям, а наивных своих покупателей именовали «лохами». Было у них и для женщин наивных обозначение — «солоха». Со-лоха. Та самая, которая со-лохом.

Вот тут- то и становится интересно: Солоха, кроме обозначения женщины недалекой, еще и имя… То есть офени, скорее всего, сами позаимствовали словечко, которое и раньше употреблялось для описания человека недалекого, коего легок обмануть употреблялось довольно давно и потому пошло путешествовать.

И вот тут то находится рыба… Северная семга, ленивая и тучная, чрезвычайно удобная для промысла.

Беломоры именовали эту рыбу…да, да. Лохом.

Потому когда в следующий раз услышите выражение — «лох не мамонт», помните: лох на самом деле не мамонт. Он — рыба.