Радио

4 March 2019

Мне нужно записывать, чтобы не забыть. Я смогу запомнить. Последовательность событий была такая.

2.07.2018 – вчера утром заиграло радио. Оно было сломано много лет, и починить его не удавалось. Просто деревянная коробка с динамиком, ничего серьезного.

В девять утра оно включилось. Сначала играла музыка. Потом, когда мои ноги коснулись пола – раздался треск и приятный женский голос объявил: «Объект 3 встал».

По радио много чего говорят и не в моих правилах придавать значение такому. Но потом, когда из кофейника полилась в кружку коричневая ароматная жидкость, радио снова заговорило.

«Объект 3 принимает кофе».

Меня немного напрягло это, но в мире много случайных и странных совпадений.

К обеду мои нервы все же разыгрались. Проклятое радио комментировало почти каждое действие. Приемы пищи, поход в душ, даже объявило, что у меня повысилось давление и температура.

Потом около часа играла музыка и появился мужчина. Он описывал мою внешность шаг за шагом, начиная от волос, заканчивая пятками и добавлял странные эпитеты. «Износостойкость», «Теплостойкость», «Управляемость».

Мне пришлось задуматься и начать прислушиваться. Намеренно переставлять предметы, петь, снова и снова мыться, пить кофе.

В три часа дня у меня не было сомнений. Кто-то следил за мной и очень внимательно. Они знали состояние моего здоровья, мой рост и вес, знали, как я чувствую себя в данный момент. Поэтому мне в голову пришла идея поискать камеры.

В шкафах, кровати, кухонных шкафчиках, мне не жалко было перевернуть все вокруг, лишь бы понять – что за игру задумали эти люди. Денег у меня не так уж и много, я не знаменитость, у меня не было отношений с безумцами. Почему кому-то понадобилось следить за мной – невозможно было понять.

Динамик разрывался еще два часа. До пяти вечера.

«Объект 3 разбрасывает одежду», «Объект 3 кидает книги в стену», «Объект 3 высыпал на пол лекарства из аптечки».

Девушка начала кричать. Вызывать мужчину, того, который описывал меня, как породистого щенка для продажи.

Они начали спорить. Мужчина говорил, что произошел сбой и стоит остановить «Эксперимент 3», а девушка настаивала, что «Объект что-то ищет. Найдет и успокоится».

Ха-ха, объект не успокоился. Выкусите! Камера нашлась в старой вазе и мне, конечно, было очень приятно стучать по ней молотком, под звуки бьющегося стекла и крики мужчины по радио: «Объект сошел с ума, я предупреждал!».

Девушка помолчала и произнесла только: «Хорошо, что объект 3 не знал про камеру в вазе». Раздался удар, будто кто-то хлопнул ладонью по столу, и мужчина закричал: «Ольга! А что, если он знал?».

И голос Ольги (казалось она улыбалась, когда говорила, и мне стоило это почувствовать) врезавшийся будто кулак мне в ухо: «Тогда хорошо, что объект не знает о камере за зеркалом в ванной».

Признаю свою ошибку. В пять тридцать вечера, молоток коснулся зеркальной поверхности, осколки брызнули в разные стороны, а по радио два голоса – мужской и женский слились в одной фразе: «Объект нас слышит!».

Несколько секунд смысл сказанного не доходил до меня. Потом мелькнула мысль: «Подумаешь! Я у себя дома, дверь закрыта, что может случиться?». А потом они снова заговорили.

«Влас, что будем делать?» - спрашивала Ольга. «Поступим как с объектами 2 и 1?» - спрашивал мужчина в ответ.

Мне было страшно, было очень страшно. Не знаю насколько помогут мне шкафы, сдвинутые к входной двери, надеюсь они защитят.

Сейчас я пытаюсь вызвать полицию, но телефон не работает. Сеть пропала. Два разных оператора и у обоих сбой? Или мои наблюдатели могут заставить телефоны молчать?

Мужчина, Влас. Он сейчас уговаривает Ольгу «отключить меня». Наверное, так они говорят «убить». Но Ольга думает. Все зависит от нее.

Сейчас пять утра 3.07.18 и мне хочется спать. Но я не могу не слушать.

«Отключим третий объект подряд и нас оштрафуют. Останемся без премии, Влас! Нам нужен прорыв, а мне лично нужны деньги. У меня дети и ипотека».

«Но что ты предлагаешь? Просто стереть ему память? Это по сути и будет уничтожением!».

«Сотрем частично! Так, что объект и не вспомнит что произошло. Заодно обшарим квартиру и поймем, как он смог перехватить нашу частоту».

«Он вспомнит!»

«Не думаю. Мне кажется. Даже если объект 3 прочитает то, что он там себе записывает – он решит, что это рассказ из книги».

Я не решу! Знайте! Я не решу! Я не объект, я человек! Мне невозможно стереть память! Все записано. Все будет передано туда, куда следует. У меня есть гражданские права!

Голос Ольги стал нежным и вкрадчивым. Она говорит, дословно: «У роботов, дорогой мой, объект 3, нет гражданских прав. И память, благодаря моим последним разработкам, стирается очень легко. Сейчас мы это испытаем!».

Я не робот. Я не робот. На меня напали сумасшедшие. Я все перечитаю и вспомню.

Ольга с Власом смеются и повторяют «Нет!», пока кто-то выламывает дверь.

Шкафы двигаются.

«Дадим объекту прочесть его записи?» - спрашивает Влас.

«Конечно» - отвечает Ольга. «Проверим программу».

«А если вспомнит?».

«Сотрем еще раз. Добавим семью или друзей. Работу, любовь. Нужно узнать насколько хорошо объекты вливаются в общество».

Шкаф отодвинут.

Я буду пом…