⭐Самый первый день

В жизни человека наберется не так уж много дней, которые он помнит отчетливо: спроси его через много-много лет, и он, что называется, закрыв глаза, скажет, что тогда делал, что чувствовал и какая была погода. Но еще раньше, чем перечислить подробности, человек мгновенно воссоздаст впечатления того дня, его эмоциональный образ.

В воскресное утро сорок первого года ярко светило солнце. Так говорили почти все, кто вспоминал тот день. А ведь собеседники были из самых разных мест — Москвы и Владивостока, Львова и Читы... Создавалось впечатление, что 22 июня всю страну щедро заливал солнечный свет, а потом, после объявления войны, он померк, будто страшная весть эта отсекла все светлое, довоенное от того, что отныне надвигалось на страну.

Выпускники одной из средних школ г. Владимира, июнь 1941 года. Многие из них не вернулись с войны
Выпускники одной из средних школ г. Владимира, июнь 1941 года. Многие из них не вернулись с войны

Константин Фролович Слепухин:

— Я работал заместителем начальника шахты в Прокопьевске. Речь Молотова услышал по радио. Митинг рабочих организовался стихийно, и они решили объявить 22 июня днем повышенной добычи. Пришли и те, кто находился на отдыхе. Дали полтора плана. И, что самое главное, отныне это стало нормой на все дни войны. Люди прекрасно понимали, что фронт требует другой отдачи.

Игорь Михайлович Суринов:

— Мы в парке играли в футбол. Пришли домой и услышали по радио... Через час все ребята с нашей улицы уже были в военкомате: «Воевать хотим!» Там уже много взрослых стояло. Военком вышел к нам, шестнадцатилетним, улыбнулся как-то грустно и говорит: «Воевать есть кому. Вы пока подождите, помогайте Родине, как можете, учитесь хорошо, а придет ваш черед — встанете на защиту страны». На другой день мы вышли на улицы Ростова рыть щели и окопы.
23 июня 1941 г. На заводе «Серп и Молот». Выступает помощник мастера прокатного цеха И. Ф. Пономарев. Автор: С. Коршунов.
23 июня 1941 г. На заводе «Серп и Молот». Выступает помощник мастера прокатного цеха И. Ф. Пономарев. Автор: С. Коршунов.

Борис Михайлович Титов:

— Мне тогда тринадцать лет было, жил в Орехово-Зуево. Вспоминаю этот день, как что-то тягостное. Все женщины плакали. Я отчетливо понимал только, что пришла беда.

Василий Нефедович Фокин:

— Работал тогда на строительстве электростанции во Владивостоке. Мне было тридцать лет, позади служба в армии. И вот когда узнал о нападении фашистов, то меня будто пронзило: «Скоро буду на фронте». И эти четыре слова меня весь день преследовали. Будто я себя представлял уже на войне, как стрелять буду и всякое другое. Взяли на фронт, правда, не сразу, в конце года. Дошел до Праги...

Вспоминая, фронтовики первым днем обычно не ограничивались, они говорили дальше, о том, где встретили Победу.

Жители Владивостока слушают по радио сообщение о нападении Германии на СССР
Жители Владивостока слушают по радио сообщение о нападении Германии на СССР

Григорий Юрьевич Грицаренко:

— Я служил в Приморье. И вот объявляют боевую тревогу. А мы уже привыкли именно по воскресеньям марш-броски совершать. Ну, думаем, опять... Оказалось, война. И вот бежим те же самые тридцать километров. Раньше при этом думали, как тяжело бежать, скорей бы привал, а теперь думки о другом, о войне, о фашистах проклятых. В общем, не заметили, как и добежали. А потом в эшелон — и на запад.

Николай Андреевич Колюхов:

— Днем я шел в магазин, вижу, толпа на площади у громкоговорителя. Выступал Молотов. Мужчины горячились. жестикулировали, женщины плакали. У крылечка военкомата много молодых парней. Они смеются... Потом мы стали собирать отца на фронт, а я поступил в ремесленное.
Поезда идут на фронт. Пляшет красноармеец В.Кочетков. 25 июня 1941 г. Автор: А.Устинов.
Поезда идут на фронт. Пляшет красноармеец В.Кочетков. 25 июня 1941 г. Автор: А.Устинов.

Виктор Михайлович Жак:

— Мне тогда всего пять лет было. Что я запомнил? Заплаканную мать и необыкновенно деловитого отца. Это вообще единственное воспоминание о кем. С войны отец не вернулся. В то время мы жили в городе Сальске, на Дону.

Николай Васильевич Тарасов:

— Прихожу на работу — никого, хотя договаривались с товарищами встретиться. Потом уже узнал, что все мужчины ушли на призывной пункт. Я домой пошел, думаю, буду ждать повестку. А ее все не несут. Я волнуюсь, как так, все уже там, а я еще тут. Оказалось мой адрес перепутали и долго искали. А когда все выяснилось, сдал я все чеки (бухгалтером работал), расписался, где положено, а ночевал уже в землянке, куда нас привел сержант. И из бухгалтеров сразу попал в разведвзвод.
Добровольцы города Нарьян-Мар перед уходом на фронт. Слева направо: Максим Ануфриев, Николай Батманов, Леонард Вольский. 1941 г.
Добровольцы города Нарьян-Мар перед уходом на фронт. Слева направо: Максим Ануфриев, Николай Батманов, Леонард Вольский. 1941 г.

Андрей Семенович Жеребцов:

— Из Александровска ехал поездом в Сочи, на курорт. И помню, что, когда вдоль Байкала ехали, объявили о войне. Будто подменил кто всех пассажиров, о прежних заботах сразу забыли. Доехал до Москвы, пришел в военкомат, а там мне выдали требование на обратный билет до Сахалина, по месту службы.

Александр Васильевич Курицын:

— В 1941 году я был курсантом военно-инженерного училища. Дня за два до войны нас отправили в Литву, это 18 километров от границы. В четыре часа утра 22 июня начались артналет, бомбежка, а в шесть утра меня уже ранило осколком...
Перед боем. Автор: И. Шагин. 1941 г.
Перед боем. Автор: И. Шагин. 1941 г.

...22 июня. Городской парк. Неторопливые прогулки по аллеям. Нечаянные встречи, оживленные разговоры. Не помню уж кто сказал: «Да вот как сейчас было — настроение, музыка, лету радовались...».

Словно тень пробегала по лицу тех, кто вспомнил самый первый день...

⭐⭐⭐

ВАМ ПОНРАВИЛСЯ МАТЕРИАЛ? ПОБЛАГОДАРИТЬ ЛЕГКО! БУДЕМ ВЕСЬМА ПРИЗНАТЕЛЬНЫ, ЕСЛИ ПОДПИШИТЕСЬ НА КАНАЛ, ПОСТАВИТЕ ЛАЙК И ПОДЕЛИТЕСЬ ЭТОЙ СТАТЬЕЙ В СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЯХ :)