Знакомство с санаторием Прекрасное Далеко

Далила, полу-фантастическая повесть об изобретении Машины Памяти. Наше будущее зависит от умелого обращения с нашим прошлым. Далила - это больше, чем повесть. Это - напоминание о том, что каждый из нас пишет повесть своей жизни. Повесть с открытым концом. Открытое вам будущее. Часть 7. Начало здесь.

Профессор Левашов не сразу понял где он, когда проснулся. Парчовые шторы были плотно задернуты, но по их краям в комнату сочился белый свет дня. Он приподнялся на локте и огляделся по сторонам. Комната была вся деревянной, и даже под потолком проходили толстые струганные бревна. Ходики на стене показывали время: половина второго. Профессор вспомнил – он в Прекрасном Далеко. В этом знаменитом санатории-профилактории, в котором обитали самые великие, самые сумасшедшие умы со всей России, да и со всего мира.
Он снова закрыл глаза, вспоминая ночной полет и разговор за чаем. Неужели это все правда? Неужели секретные данные просочились? Как это могло служиться? Кто? Он мысленно перебрал в голове всех своих ближайших сотрудников – их было всего пять, пять человек, плюс директор Лаборатории, которые знали, чем они на самом деле занимались. Работали с ними по временам и другие специалисты, но их доступ к информации был очень ограничен. Профессор не хотел сейчас думать ничего плохого ни о ком из своих сотрудников, многих из которых он знал многие годы.
Он поднялся в широкой деревянной кровати стряхивая с себя дурные мысли, как стряхивают дурной сон. То ли из-за настойчивой, усыпляющей вибрации вертолета прошлой ночью, то ли от чая, которым потчивал его ВП, то ли от свежего воздуха, но к своему удивлению, он прекрасно выспался. Оттого, наверное, и чувствовал он себя очень хорошо.
Он встал и прошелся по дому. Это был небольшой деревянный сруб, состоящий их двух комнат и ванной с туалетом. Вся мебель была сделана из дерева, в простом и добротном деревенском стиле, но и не без привкуса элегантности.
Он прошел в ванную комнату и, подумав немного, решил вместо душа принять ванну. Тем более, что такой красивой и просторной ванны, к тому же с окошком прямо на луг, за которым виднелась блестящая на солнце речка. Он долго сидел в ванне, смотрел в окно, на не меняющийся деревенский пейзаж, и передумывал свои думы. Много лет он думал все об одном – о Далиле. Даже и ночью почти все его сны были поглощены работой над нею. И мыслями о ней.
Когда он вытирался пушистым белоснежным полотенцем, в дверь тихонько постучали.
- Минутку, - крикнул он, накидывая длиннополый махровый халат, который казался еще белее, чем полотенца. – Да, да, - отозвался он, быстро взглянув на себя в зеркало и оправляя свои длинные растрепанные волосы. Они не делали его привлекательнее, и он не искал привлекательности, но его волосы связывали его с жизнью прошлой, настоящей, и скорее всего и будущей. Его редеющие, грязновато-седые волосы были для него тем же самым, что для Самсона его тяжелые космы.
В дверь бесшумно прошел молодой человек, чье обличие и повадки безошибочно указывали, даже такому несведущему в этих делах человеку, как профессор Левашов, что это – официант.
- Простите, профессор, если причинил вам какие-то неудобства, - говорил он. – Меня зовут Виктор. Я ваш официант. Что бы вы хотели себе на завтрак?
Молодой человек, конечно, хорошо знал, что было уже время обеда, но говорил о завтраке – как бы ставя себя на место своего клиента.
- Если вы затрудняетесь, - подсказал он смутившемуся от неожиданности профессору, - то у нас есть ориентировочное меню. Вот оно.
С ловкостью фокусника он вытащил откуда-то цветной буклет и протянул в руки профессора, который теперь растерянно листал это меню.
- Если вы сейчас не готовы – просто нажмите кнопку, вот там, на столе, и я приму ваш заказ, - предупредительно заметил официант.
- Скажите, Виктор, - неожиданно для самого себя ответил профессор, возвращая меню молодому человеку. – А можно мне то, что кушал сегодня на завтрак ВП?
Виктор приятно улыбнулся, и сказал:
- У него очень простое меню. К тому же сейчас пост. Вы понимаете?
- Да, я все понимаю, - кивнул профессор, хотя о посте знал смутно. – Я хочу точно такое завтрак, если возможно, конечно.
- Конечно, возможно, - улыбнулся Виктор дружески. – Каша будет буквально из того же котла, что и ВП. Только... только мы его обычно называем здесь просто – босс.
- А что, - поинтересовался профессор. – Босс уже встал?
- Я не могу вам ответить на этот вопрос конкретно, - с той же приятной улыбкой ответил официант. – Но, как правило, во сколько бы он ни ложился, к этому времени он уже точно на ногах.
Профессору послышался легкий намек в его сторону, который, впрочем, был вполне заслуженным. Наверняка этот молодой человек с раннего утра дежурил около его двери, ожидая признаков жизни. Профессор поблагодарил молодого человека и тот вышел, бесшумно закрыв за собой дверь. Профессор тем временем поспешил одеться.
Но не успел он еще затянуть галстук, как в комнату опять постучали.
- Войдите, - отозвался профессор.
В комнату вкатилась блестящая серебром тележка, прикрытая белой скатертью. Ее толкал тот самый Виктор. Вслед за ним в комнату вошел еще один довольно таки молодой человек с короткой бородкой, в свитери и джинсах, и в толстых очках.
- Здравствуйте, Аркадий Гаврилович, - сказал он. – Меня зовут Николай. Я ваш личный секретарь и ассистент. По всем вопросам пребывания в нашем Лесу, как называется наш лагерь, а также по любым другим вопросам и нуждам я имею честь вам служить.
- Самое главное, Николай, скажите мне, когда состоится моя встреча с... боссом?
- Не скоро еще, Аркадий Гаврилович, - успокоил его Николай. – Это хорошо, что вам удалось, кажется, хорошо выспаться. Дело в том, что у нас тут образ жизни вечерний и ночной. Поэтому, хотя и не берусь сказать наверняка, я бы сказал – не раньше десяти. Вечера, разумеется, - улыбнулся он.
- Ну, разумеется, - кивнул профессор. – Вы присядете? Попьете со мной чаю?
Виктор к тому времени уже успел накрыть на стол. Благо, это было не сложно. На столе оказалась блестящая кастрюлька с кашей, тарелка, несколько ломтей хлеба, баночка меда, тарелка с лесной земляникой, чайник, стакан, и еще один стакан с желтоватым содержимым.
- А что это? – спросил профессор Виктора, указывая на стакан.
- Перепелиный яйца, - ответил тот. – Десять штук. Разболтанные, разумеется. Прекрасный источник белка и витаминов.
- А-а-а, - протянул профессор, присаживаясь за стол, и указывая секретарю тоже присесть.
Виктор ушел, предупредив, что если все же профессору захочется еще чего-то, он может всегда нажать на кнопку, и он явится. Профессор благодарственно кивнул ему головой и пригубил гоголь-моголь.
- А вы давно здесь... в Прекрасном Далеко? – поинтересовался профессор.
- Второй год, - лаконично ответил тот.
- Нравится?
- Конечно нравится, - признался Николай. – С такими интересными людьми встречаешься, что и не думал никогда. Только вот имен не могу называть даже своей жене.
Он достал из портфеля компьютер и поставил его на стол.
- Это ваш компьютер, профессор. Вы его потом с собой заберете, и сейчас можете пользоваться. На нем есть интернет и все, что вам может понадобиться. Только вы уж, пожалуйста, не связывайтесь ни с кем, то есть – не говорите пока, где вы находитесь.
Профессор кивнул.
Николай встал и подошел к шкафу.
- Здесь, - сказал он, открывая дверцы и ящички, - новая одежда вашего размера, спортивная, деловая, выходная, если потребуется. Нательное белье тоже здесь. Вы, пожалуйста, скажите мне, что вам еще понадобится? Может, какие-то книги? Музыку? Вы ведь у нас, кажется, до конца недели остаетесь?
- Я человек неприхотливый, - сказал профессор, накладывая себе овсянки. – Мне вообще мало чего надо.
- В таком случае, - подхватил молодой человек, - вы можете гулять по лесу, купаться в речке. У нас тут чудесные места, ягоды уже пошли, как видите. Территория огорожена, конечно же, охраняется. Моя жена тоже здесь работает – на кухне. Так вот тут и живем – тихо, конечно, но назад в Москву не хочется.
Профессору тоже сейчас не хотелось назад в Москву. Окно теперь было открыто, и в него вливался теплый летний воздух, такой же, как в детстве, в деревне у бабушки.
- Что ж, - сказал молодой человек, поднимаясь. – Если я вам пока не нужен, я откланяюсь. И оставлю вам телефон. – Он вынул из бокового кармана пиджака мобильный телефон и протянул профессору. – Там всего один номер – мой. Звоните, и я сразу буду у вас.
Они пожали друг другу руки, и профессор остался один на один со своим завтраком.
«Все-таки, сообразительный молодой человек», - подумал он. «Чувствует, что старик любит одиночество. Не навязывается».

"Открытая Семинария",
"Открытое Будущее",
"Открытая Библия",
"Открытая Церковь".
Заходите на мой сайт "Духовный миллионщик". Там много интересного.
Не мало интересного вы найдёте на моём YouTube канале «Открытая семинария».
А на YouTube канале «Солёное радио» мы проводим прямы эфиры на разные темы.
Вступайте в группу "Открытая семинария" в ВК.