Как работают футбольные переводчики? Рассказывает помощник Валерия Карпина

30 September
Как работают футбольные переводчики? Рассказывает помощник Валерия Карпина

В «Ростове» есть переводчик, чья работа – неотъемлемая часть деятельности команды и клуба в целом. Артем Гриднев рассказал о тонкостях своей профессии и поделился несколькими интересными историями.

- Расскажи, как ты начал работу в клубе?
- Летом 2017-го года устроился на должность специалиста международного отдела. В то время в основном занимался письменными переводами документации клуба. Это было интересно и полезно в профессиональном плане. Уже тогда я смог увидеть, как работает клуб изнутри, познакомился с профессионалами своего дела. Эти люди каждый сезон создают для команды условия, при которых игроки концентрируются только на футболе, не отвлекаясь на посторонние вещи. Зимой 2018-го я поехал на сбор в Турцию с основой, там меня и перевели работать с командой.

- Следил ли до этого за выступлениями команды?
- Конечно. Думаю, каждый житель Ростова-на-Дону так или иначе следит за выступлениями главной команды города. В определенные периоды жизни было меньше времени на это, но примерное положение дел в клубе я знал почти всегда.

- Какие у тебя еще обязанности, кроме непосредственно перевода игрокам?
- Выделю две категории обязанностей, хоть они и тесно связаны между собой. Во-первых, помощь клубу при взаимодействии с зарубежными командами или организациями. Это большая ответственность, ведь «Ростов» — лицо нашего региона в спортивном мире. Такие задачи всегда требуют тщательной подготовки, потому что даже мелкие недочеты могут привести к нежелательному результату. Во-вторых, помощь иностранцам клуба в адаптации к жизни в России. Для многих при переезде сюда языковой барьер становится проблемой. Сюда можно отнести и поиск подходящего жилья, и работа с приложением на русском языке, и помощь в покупке необходимого товара. В команде почти все могут так или иначе объясниться, а вот в быту начинаются проблемы. Опять же, все зависит от того, из какой страны приезжает человек. Например, Давиду Тошевски гораздо проще, ведь он может читать на кириллице и многие слова ему понятны. Труднее всего, конечно, Кенто Хашимото, но зато для него почти каждый день – познание чего-то нового. Матиас Норманн и Деннис Хаджикадунич уже полностью адаптированы, их уже мало чем можно удивить.

- На каких языках ты умеешь изъясняться и где ты их выучил?
- Говорю на английском и испанском, выучил их в Ростове. Планирую начать изучать еще какой-нибудь язык, например, японский (смеется). На самом деле, все, кто приезжает в наш клуб, прекрасно говорят на английском и проблем никогда не возникало.

- Правда, что ты помогал испанским реабилитологам клуба выучить русский язык?
- Да, я тогда работал в международном отделе. Познакомились с ребятами, когда делали документы для трудоустройства. Поговорили и решили, что неплохо было бы начать изучение русского языка. Выбрали дни и собирались на клубной базе. Но с переходом к работе с командой стало гораздо меньше времени, сейчас уже не провожу такие занятия. Но знаю, что мои коллеги из международного отдела продолжают это делать, правда, уже по видеосвязи. Считаю, что это важно для иностранца – когда ты понимаешь язык, то не так сильно ощущаешь разницу в быту и прибавляешь уверенности в себе.

- Что сложнее: учиться самому или учить других?
- Смотря с какой стороны посмотреть. Сложно и то, и другое. Когда учишься, нужно понимать, что успех на 80% зависит от ученика.

- Иногда переводчики — лучшие друзья легионеров в командах. Ты это ощущаешь?
- Да, но я не могу сказать, что мы прям лучшие друзья, но отношения с иностранными футболистами и специалистами у нас очень дружеские. Проводим много времени вместе как на работе, так и вне клуба. Часто ходим в рестораны или просто куда-нибудь погулять, особенно когда сюда приезжают их семьи.

- Бывает такое, что игроки тебя просят о помощи в бытовых вопросах? Расскажи интересные примеры.
- Это неотъемлемая часть моей работы. В основном просьбы самые обычные, но вот однажды, после возвращение Денниса Хаджикадунича из Швеции, меня обязали пройти карантин вместе с ним как контактное лицо. Мы жили в его квартире все 14 дней, я помогал ему осваивать бытовую технику, на которой все было написано на русском, а также готовить, а он в свою очередь помогал мне с проведением упражнений по фитнесу. Помню еще забавный случай с Бьорном Сигурдарсоном. Он позвонил мне и сообщил, что у него украли паспорт в такси, а скоро нужно было ехать в сборную. Паспорт я нашел буквально через пять минут, он лежал в кармане его штанов на кровати базы. Думаю, он тогда получил море адреналина! На днях произошла история, когда Кенто Хашимото застрял в лифте. На самом деле мне тогда повезло, ведь лифт успел закрыться прямо перед моим носом, а я зайти в него не успел.

- Во время матчей ты переводишь подсказки тренеров легионерам? Не бывает такого, что «теряешься» во время игры?
- Непосредственно на футболе чаще всего перевожу речь тренера в раздевалке или перед выходом игрока на поле. «Теряться» в игре еще не приходилось, ведь все происходит настолько быстро, что просто не успеваешь «потеряться». Во время матча перевожу короткие комментария или указания – там нет замысловатых фраз.

- Что самое сложное в твоей работе?
- То же самое, что и большинства других людей – недостаток времени и частые разлуки с домом. Иногда моя жена за месяц меня чаще видит по телевизору, чем дома (смеется). Но она, конечно, все понимает и очень помогает мне. Есть и другие, мелкие проблемы, но это в основном технические вопросы, которые решаются либо с опытом, либо со временем.