Как погибали подводники

Как погибали подводники?

На многих подлодках, которые мы нашли и осмотрели, видны признаки того, что часть экипажа выжила после первичного поражения лодки (обычно подрыва на мине), боролась за живучесть и пыталась выбраться с гибнущего корабля.

Вот несколько примеров:

Открытый рубочный люк Щ-406, найденной нами в 2017 году:

Открытый кормовой аварийный люк на М-95 (найдена нами в 2015)

Частично вытолкнутая торпеда из кормового торпедного аппарата на Щ-320:

Приоткрытый кормовой аварийный люк на Щ-406:

Есть и документальные свидетельства того, что части подводников Балтфлота это удавалось:

- с С-9 через носовой торпедный аппарат вышел, как минимум один человек (рулевой К.Т. Дикий)
- как минимум, один человек смог покинуть гибнущую Щ-406 через рубочный люк. Его тело прибило к о. Ристисаари, где он и был похоронен, опознать его не удалось.

Большинство же попыток покинуть гибнущую ПЛ, к сожалению, оканчивались трагически. Чтобы лучше понимать обстановку в гибнущей подлодке, приводим отчеты об обследовании поднятых после войны черноморских "малютках" М-33 и М-60.


Просто почитайте это.

Отчет об обследовании подлодки М-33

В I отсеке торпедные аппараты, механизмы, системы и устройства видимых повреждений не имели. Оба торпедных аппарата заполнены водой, покрытые ржавчиной торпеды на месте. На торпедных аппаратах находились два прибора ИСА-М и два прорезиненных комбинезона. Осветительная арматура повреждена. Останков личного состава не обнаружено.

Дверь во II отсек задраена на клинья и барашки, кроме двух нижних, со стороны II отсека. Дверь вогнута в I отсек, по-видимому, от взрыва. Дверь в рубку акустика закрыта, часы в ней остановились в 20.26. Машинка регенерации включена с шестью патронами. Приборов ИСА-М в отсеке не обнаружено. Баки аккумуляторов повреждены, а болты крепления междуэлементных соединений полностью уничтожены электролизом. Привод носовых горизонтальных рулей оборван у переборки Зб-го шпангоута. Осветительная арматура повреждена. Останков личного состава не обнаружено.

Люк в III отсек закрыт. Кормовая часть этого отсека до носовой переборки радиорубки разрушена, листы прочного корпуса загнуты вовнутрь. Клапаны на станции аварийного продувания цистерн главного балласта закрыты. Морские часы над штурманским столом остановились в 0.47. Документы на штурманском столе отсутствуют. В центральном посту обнаружены останки трех человек: в радиорубке, на штурманском столе и у колонки аварийного продувания с ключом для открывания клапанов в руке. Боевая рубка имела деформацию по всей внутренней поверхности, особенно кормовая часть и крыша. Все ее оборудование сорвано со своих мест и повреждено. Верхний рубочный люк открыт, а крышка нижнего люка прихлопнута. У крыши верхнего рубочного люка сорвано две задрайки, краник уравнивания давления закрыт. Маховики задраивающих устройств крышек обоих люков в положении 'открыто'. Из рубки извлекли останки шести человек.

Люк в IV отсек задраен на кремальеру. Носовая часть отсека разрушена, листы обшивки в районе пробоины вдавлены внутрь. На подлодке отсека шпангоуты оторваны от обшивки и деформированы. Дверь на кормовой переборке задраена только на клинья, а сама переборка вдавлена в V отсек. Комингс двери с правого борта оторван от переборки по всей высоте. У подволока отсека переборка отошла от прочного корпуса и имела вертикальную трещину по диаметру. Арматура систем и устройств, трубопроводы и панели электрокабелей деформированы, во многих местах оторваны от корпуса. Машинка регенерации включена с шестью патронами. Приборы ИСА-М расположены на штатных местах. Баки аккумуляторов повреждены, а болты крепления междуэлементных соединений полно?стью уничтожены электролизом. У кормовой переборки отсека найдены останки одного человека.

Выводы комиссии:

Подводная лодка погибла в первой половине срока пребывания на позиции, т.е. в период 22-25 августа 1942 г., о чем свидетельствует большое количество неизрасходованных продуктов, в том числе свежего картофеля. Подрыв на мине произошел перед наступлением сумерек в 20.26, когда лодка совершала переход в подводном положении на глубине 9 м из района патрулирования в рай?он зарядки аккумуляторной батареи. Как раз в этом месте проходил первый ряд румынского минного заграждения 'S-33', который 'М-33' пересекала под углом, близким к 90R.

Взрыв произошел в районе I отсека в 5-6 м от прочного корпуса. Сразу после подрыва на мине была предпринята попытка всплыть в надводное положение на полном ходу путем продувания цистерн главного балласта и перекладки горизонтальных рулей на всплытие. Однако носовая цистерна главного балласта и цистерна плавучести потеряли герметичность. Кроме этого, вода быстро стала затапливать I отсек, и личный состав, практически даже не пытаясь бороться за живучесть, перешел во II отсек. Поэтому 'М-33', несколько продвинувшись вперед, упала на грунт.

В последующие четыре часа шла борьба с просачивавшейся из I отсека водой и подготовка к повторному всплытию. Обстановка явно осложнялась тем, что часть воздуха высокого давления уже была израсходована, аккумуляторная батарея имела низкую плотность, а во II отсеке, возможно, вообще была повреждена.
Оценив обстановку, командир, по всей вероятности, пришел к выводу, что спасти корабль, наверное, не удастся и надо попытаться хотя бы спасти людей. Поэтому, приготовив все к всплытию, экипаж сосредоточился у входных люков: минимум 6 человек в боевой рубке и 6 человек в VI отсеке. Один человек встал к станции аварийного продувания главного балласта. По всей вероятности, командир рассчитывал сообщить о положении 'М-33' в базу, поэтому приказал радисту оставаться в радиорубке. Возможно, что среди экипажа был тяжелораненый и его положили на штурманский стол, чтобы после всплытия аккуратно вынести наверх.

Не поддается логическому объяснению нахождение останков одного человека у кормовой переборки IV отсека. Около 0.47 по команде командира механик продул балласт, лодка начала всплывать с нарастающим дифферентом на нос: носовая оконечность оставалась прижатой к грунту. В этот момент произошел подрыв на второй мине в районе переборки между III и IV отсеками. Дело в том, что когда предпринималась попытка всплыть сразу после первого подрыва, то корабль несколько продвинулся вперед и оказался как раз на второй линии мин. В результате взрыва оба отсека почти сразу оказались затопленными и 'М-33' опять упала на грунт. Теперь в лодке остались в живых только 6 человек в кормовом отсеке.

В целом их положение было далеко не безнадежным. Отсек от взрыва не пострадал, на всех хватало приборов ИСА-М, которые специально предназначались для выхода из поврежденной подводной лодки, глубина всего 27 м. В VI отсеке начали готовиться к выходу через люк из подводного положения. Опустили тубус, чтобы при затоплении отсека осталась воздушная подушка. Приготовили буй, его должны были выпихнуть через открытый люк и вслед за ним по его буйрепу подняться на поверхность. Когда приготовления были закончены, все собрались у люка, и тут оказалось, что люк открыть невозможно. На него давил столб воды высотой почти 24 метра и, чтобы преодолеть это давление, надо было создать в отсеке противодавление, но запаса воздуха не хватало. Теоретически существует еще несколько способов выравнивания давления, однако по неизвестным причинам ими не воспользовались. На-верное, люди умерли от недостатка кислорода.

На 'М-33' вышло в море 21 человек, останки 16 из них были найдены при осмотре. По поводу гибели еще четырех человек существует две версии. Дело в том, что во второй раз 'М-33' всплыла с большим дифферентом на нос и задела мину кормовой оконечностью ограждения рубки. Т.е. в этот момент верхний рубочный люк еще находился под водой, но он был открыт. По всей вероятности, его отдраили еще перед всплытием, и он сохранял герметичность за счет забортного давления. В тот момент думали о всяком, но наверняка никому в голову не приходило, что можно подорваться еще раз! Однако это произошло, и взрывной волной люк легко распахнуло. Вполне возможно, что эта же взрывная волна просто выбросила из боевой рубки первых четырех человек, стоявших у горловины люка. Правда, не исключено, что эти четыре человека почему-то находились в районе переборки между III и IV отсеками и попали в самый эпицентр взрыва... Этим отчасти можно объяснить останки одного члена экипажа у кормовой переборки IV отсека - возможно, туда его отбросило в момент подрыва.

Отчет об обследовании подлодки М-60

При осмотре 'М-60' нашли навигационный журнал, кальки маневрирования за период 20-22 сентября 1942 г. и кальки перехода на позицию и обратно, выданные командиру штабом бригады подводных лодок. К сожалению, последние записи в навигационном журнале полностью уничтожены водой и илом. Поэтому достоверно стало известно лишь следующее. В период с 20 по 22 сентября 'М-60' маневрировала в районе Тендровской косы. 22 сентября в 22.10 всплыла с грунта, а в 22.30 продула главный балласт, дала ход дизелю и в 22.35 легла на курс 300R Обо всем происшедшем далее можно только догадываться.

В I отсеке много разрушений: сорваны с фундаментов и мест крепления контрольная станция и валопровод носовых горизонтальных рулей, арматура нормального и боевого освещения, приборы. Клапан подачи воздуха в отсек открыт на 1,5 оборота. Аварийный инструмент разбросан по отсеку. Торпедные аппараты сухие, в аппаратах торпеды. Между переборкой и дверью (на вертикальном комингсе со стороны петель) зажат комбинезон. Камбузная посуда разбросана по отсеку. В районе камбуза остатки продовольствия (мука и сухофрукты в мешках). В отсеке два прибора ИСА-М. Останков личного состава не обнаружено. Признаков заделки пробоин нет. В отсеке много ила.

Дверь из отсека сорвана с нижней петли, задраена со стороны II отсека на четыре верхних барашка, в нижней части отогнута с отрывом от комингса на 5 см. В самом носовом аккумуляторном отсеке сорваны с фундаментов и мест крепления гидроакустическая аппаратура, валопровод носовых горизонтальных рулей, арматура освещения, диван командира. За диваном находились приборы ИСА-М. Останков личного состава не обнаружено. В отсеке много ила. Люк в центральный пост закрыт только на защелку. Нижней частью крышки люка защемлена голень, ступня осталась во II отсеке, а остальной скелет в III отсеке. Рядом со скелетом прибор ИСА-М, еще семь таких приборов расположены на штатном месте. Клапан аварийного осушения отсека открыт. Все клапаны на колонке аварийного продувания цистерн главного балласта открыты, за исключением разобщительного носовой группы. Верхний и нижний рубочные люки открыты, на крышке верхнего люка сорвана одна задрайка. Перископ опущен. Часы в боевой рубке и радиорубке остановились в 14.25. В отсеке много ила. На штурманском столе найдены текущий навигационный журнал и чистый бланк журнала боевых действий, в котором находились калька перехода на позицию и обратно, выданная штабом бригады подводных лодок; калька маневрирования лодки с 20 по 22 сентября 1942 г.; калька обстановки в районе.
В IV отсеке механизмы повреждений не имели.

Люк в III отсек закрыт только на защелку, а дверь в V отсек - только на клинья. Переговорный трубопровод закрыт пробкой. Машинка регенерации включена с шестью патронами. В отсеке найдены два бачка с готовой пищей (в одном суп рисовый, в другом горох) и имелась воздушная подушка высотой около 25 см. В отсеке обнаружены останки 9 человек, лежащих на койках и настиле, один человек- на гирокомпасе. Около скелетов находились приборы ИСА-М и противогазы. В баллончиках приборов ИСА- М сохранился кислород.

В V отсеке механизмы и системы повреждений не имели, но в нем много соляра и масла. Под подволоком сохранилась воздушная подушка до 60 см. Останки личного состава и приборы ИСА-М не найдены. Электролампы, находившиеся в воздушной подушке, сохранили свои качества.

Дверь в кормовой отсек задраена на клинья и барашки со стороны VI отсека. Крышка входного люка закрыта только на защелку. Маховик задраивающего устройства - в положении "открыто", одна задрайка оторвана. Краник уравнивания давления открыт. Тубус опущен. За верхнюю скобу трапа закреплен буйреп, сам спасательный буй находился на настиле отсека. Переговорный трубопровод закрыт пробкой. Отсек сообщен с за бортом через приемный клапан к трюмной помпе и отросток пожарного рожка. Машинный телеграф - в положении "малый назад", а рубильник станции управления гребным электродвигателем - в положении "средний назад". В отсеке обнаружены останки трех человек, один из них под тубусом, рядом - три прибора ИСА-М.

Выводы комиссии:

На основании осмотра корабля можно было предположить следующее. 'М-60' заняла назначенную позицию почему-то только после 22 сентября, хотя по плану она должна была это сделать еще 19 числа.

Подрыв произошел днем, в 14.25, во время обеда, когда подводная лодка шла на перископной глубине погружения, правда перископ был опущен. В момент подрыва находившиеся в I отсеке один или два человека, оглушенные взрывом, сразу бросились во II отсек, даже не пытаясь бороться с хлынувшей водой. Собственно, как показал осмотр, это было бесполезно, так как пробоины находились в очень труднодоступном месте над торпедным аппаратом. Кроме этого, учитывая размеры пробоины и давление напора воды, можно считать, что отсек затопило за несколько секунд. По-видимому, аварийный инструмент, как и посуда, были разбросаны силой взрыва и потоком воды, а клапан подачи воздуха в отсек приоткрыли уже позже из II отсека. Попытка загерметизировать II отсек путем задраивания двери успехом не увенчалась, так как дверь силой взрыва сорвало с петли и внизу деформировало (вероятно, в момент взрыва она была задраена на клиновые запоры). Смогли лишь затянуть верхние барашки, при этом нижние клинья упирались в комингс. Кроме этого, потоком воды увлекло комбинезон, висевший в I отсеке у двери и он попал между петлями. Поступление воды во II отсек не прекращалось, а напор был столь велик, что личный состав очень поспешно перескочил в центральный пост. Однако, должно полагать, предпоследний, выскакивая из отсека, споткнулся о комингс и упал, причем его нога оказалась в проеме люка. Выскочивший за ним уже с потоками воды человек совершенно автоматически захлопнул за собой крышку люка с такой силой, что она закрылась на защелку, несмотря на прищемленную ногу товарища, разрубив ее. В это время расчет центрального поста пытался всплыть, продувая цистерны главного балласта. Из-за потери герметичности носовых цистерн, а также затопления носовых отсеков создался значительный дифферент на нос. Все приборы ИСА-М, хранившиеся у носовой переборки, оказались под водой, которая прибывала через неплотно задраенный люк.

Под водой оказался человек с зажатой ногой в люке. Теперь уже нечего было и думать о герметизации носовой переборки: обтянуть крышку люка не давала нога, а попытка хоть на мгновение приоткрыть люк для извлечения ноги неминуемо привела бы к немедленному затоплению центрального поста. В этой обстановке кто-то перескочил в IV отсек, а восемь человек приняли решение выброситься на поверхность через рубочный люк с пузырем воздуха. Надо думать, им это удалось, но все они скорее всего погибли на поверхности, ведь до берега - 7 миль (почти 14 километров).

В это время центральный пост полностью заполнился водой и подлодка упала на грунт. Оставшиеся в живых оказались в IV и VI отсеках, причем в IV отсеке оказалась часть личного состава как из III, так и из V отсеков. Почему люди из V отсека перешли именно в IV, а не в VI, имеет несколько объяснений. Во-первых, это инстинктивное желание быть поближе к центральному посту, где сосредоточено все управление. Во-вторых, сразу после взрыва, как это и должно делаться, дверь в кормовой отсек была задраена изнутри, и оставшиеся там люди просто больше никого к себе не пустили.

Собравшиеся в IV отсеке очень быстро почувствовали запах хлора. Вероятно, еще до попытки всплыть вода из центрального поста попала в аккумуляторную батарею, но тогда было не до этого. Теперь вода уже поступала через неплотно задраенный люк. Кстати, что помешало задраить его на кремальеру, не ясно.

Таким образом, скорее всего, люди в отсеке погибли от отравления хлором, хотя, возможно, постепенное затопление отсека ускорило их гибель. Во всех случаях они даже не успели до конца израсходовать запас кислорода в приборах ИСА-М.

В VI отсеке в момент подрыва находились три человека, которые, задраившись и создав герметичность носовой переборки, пытались выйти из затонувшей подводной лодки. Для этой цели ими частично был затоплен отсек, опущен тубус, отдраена крышка входного люка (была только на защелке), открыт краник уравнивания давления, приготовлен спасательный буй и приборы ИСА-М. Но по каким-то причинам люди не вышли и погибли в отсеке. Попытка открыть крышку входного люка, при помощи лома (одна задрайка задраивающего устройства оторвана), успеха не имела.

В поход на подводной лодке вышло 22 человека. В подводной лодке обнаружено 14 останков тел. Видимо 8 человекам из центрального отсека все же удалось выйти из подводной лодки на поверхность. Но в дальнейшем, они скорее всего погибли, не сумев добраться до берега.

Завершить рассказ о трагической судьбе экипажей подводных лодок М-33 и М-60 предоставим подводнику Хомутенко с ПЛ М-33, в партбилете которого была обнаружена предсмертная записка:

«Кроме пятого и шестого, все затоплено, все погибли. Погас свет. Кормовой люк не открывается. Выходя, задохнулись шестеро. Остался я один. Под водой мы уже более суток. Душно. Очень хочется жить. Прощайте!».