дома нескучно
Как весело и с пользой пережить самоизоляцию

Трагедии начала Великой Отечественной войны.

9 November 2019
Источник Яндекс картинки
Источник Яндекс картинки

Три указа одного дня. Просчеты планирования

22 июля 1941 года. В числе событий первого дня войны, в Кремле утвердили четыре указа Президиума Верховного Совета СССР. Один об открытой мобилизации стоял обособленно, а три других тесно связаны.

Фактически они узаконивали применение жестких мер принудительно-карательного характера на части территории Советского Союза. Но оперативные решения военного руководства в первый день оказались бесплодными. Переданная с опозданием директива 1 носила половинчатый и неопределенный характер. Несостоятельными оказались и директивы Ставки 2 и 3. К тому времени приграничные войска были уже или скованы, или расчленены начальными ударами противника, а вторые эшелоны и резервы военных округов из-за низкой боеспособности еще не могли принять участие в сражениях.

Более того, попытка выполнить требования директивы 3 Ставки о нанесении ответного удара по противнику, что совершенно не отвечало действительной обстановке, внесла дезорганизацию в боевую деятельность штабов и войск армий прикрытия, почти полностью нарушив управление ими.

Преодолевая разрозненное сопротивление советских войск, немецкие корпуса к 25 июня на направлениях главных ударов вклинились до 230 км к востоку от границы. По всей территории бывших особых военных округов в воздухе господствовала авиация противника.

Вследствие мобилизационного провала к концу начального периода войны (9-10 июля) из 212 дивизий и 3 стрелковых бригад, имевшихся в составе действующей армии, были полностью укомплектованы лишь 90.

Источник Яндекс картинки.
Источник Яндекс картинки.

"Пороги безвластья"

Введение военного положения в стране, казалось, должно было однозначно сопутствовать консолидации различных государственных и партийных органов в деле укрепления обороноспособности, установления жестокого порядка и твердой трудовой дисциплины в прифронтовых районах. Однако принятие чрезвычайных мер для руководства жизнедеятельностью населения зачастую давало обратный эффект, особенно там, где уже слышались раскаты канонады. С одной стороны, проявлялись растерянность, самоустранение и паралич власти. а с другой — ее правовой беспредел.

Это вынудило Военные Советы фронтов и Главного военного прокурора Красной Армии во многих городах устанавливать временный прокурорский надзор за деятельностью правоохранительных органов и местной власти по выполнению постановлений Государственного Комитета и указов Президиума Верховного Совета СССР, а также приказов и распоряжений военного командования.

Источник Яндекс картинки.
Источник Яндекс картинки.

Пути — дороги

Жизнь прифронтовой полосы имела свои особенности. Здесь наиболее остро ощущалось жаркое дыхание войны и проявлялась фронтовая неразбериха. По военным дорогам, в том числе и железнодорожным, текли неуправляемые, многоликие, беспорядочные людские и транспортные потоки. Логика анархии сталкивалась с жесткими требованиями военного командования и противодействовала его попыткам нормализировать ситуацию. Зачастую оно не могло противостоять безрассудной стихии, и тогда транспортные коммуникации с прилегающими к ним районами превращались в зоны безвластья и бесчинств. Были часты случаи воровства и марадерства красноармейцами у мирного населения. А если к этому прибавить состояние дорог, частые пробки, обстрелы и бомбежки, то получается просто ужасная картина. Ведь дороги — артерии фронта.

"Кто знает, кто помнит, кто слышал? "

Довольно известны надписи на обелисках 1941 года "Младший лейтенант Петров и шесть красноармейцев", "Капитан Сергеев и три красноармейца"… Имена солдат не указаны.

В 1941 году постановка учета военнослужащих была на очень низком, преступным по тем временам уровне, что было отличной лазейкой для врага.

И только 7 октября 1941 года эта ошибка была частично исправлена приказом Нар. Комиссара Обороны СССР.

"… Красноармейцы и младшие командиры оказались на фронте без документов, а наши дивизии, которые должны быть недоступными для проникновения посторонних лиц, превратились в проходной двор… Не может быть сомнения, что противник не заслал своих людей, одетых в наше обмундирование, в части Красной Армии и в тыл… Поэтому приказываю немедленно ввести красноармейскую книжку... ее считать единственным документом удостоверяющим принадлежность… к Красной Армии".

Источник  Яндекс картинки.
Источник Яндекс картинки.

К вопросу о "Тактике выжженной земли"

В период напряженных оборонительных боев под Москвой директивой командования Западного фронта от 30 октября 1941 года предписывалось: "Разрушить все шоссе, прилегающие к переднему краю обороны, … на глубину 50 км. Разрушения поддерживать непрерывно. Уничтожить все мосты…" Схожие требования не трудно обнаружить среди архивных документов. В годы ВОВ, пожалуй, впервые за время существования русской и Советской армий были использованы и иные методы из тактики разрушения — тотальное уничтожение при отступлении всего, что только можно было уничтожить, включая населенные пункты. Жители расположенных во фронтовой полосе сел и деревень подлежали насильственному выселению.

Судя по документам, непродуманные предписания, от которых страдали в первую очередь свои же граждане, вошли в практику в самом начале войны, а во время Московской битвы были узаконены.

Ущерб, причиненный немецкими захватчиками народному хозяйству, тщательно подсчитан. Будет ли столь скрупулезно подсчитан ущерб, нанесенный народному хозяйству распоряжениями руководящих лиц нашего государства и армии, и как его справедливо соотнести с требованиями необходимости?

Цена ошибок

Свидетельства о боевых просчетах советской авиации в архивных фондах не редкость. Квалифицируются эти случаи в документах по-разному. Одни — как досадные ошибки из-за ограниченной видимости, другие — как результат несоблюдения инструкций войсками, третьи — как профессиональная халатность летчика. Но есть причина неверных действий летных экипажей, которая в документах не упоминается, — поспешность, замешанная на страхе перед ответственностью.

Возращение самолета с боевого задания на аэродром при неизрасходованном боезапасе означало невыполнение или недовыполнение задания, в то же время перелет линии фронта или "работа" по переднему краю противника были чрезвычайно опасны. Не выдерживая подчас нервного перенапряжения, экипажи поспешно освобождались от полного комплекта авиабомб или наугад поражали цели. В этих случаях, даже если несли потери свои войска и были поражены свои цели, летный состав мог рассчитывать на снисхождение, мотивируя "просчеты" ограниченной видимостью или несоблюдением все тех же инструкций войсками.

Спасибо за внимание! Подписывайтесь на канал.