Бизнес-уроки от моего ребенка

5 May 2019

Дети помогают или мешают эффективности бизнеса? Раньше я считала, что мешают. Лишь став мамой в третий раз, я научилась видеть в детях ресурс не только для саморазвития, но и для развития моей компании.

В плотной конкурентной среде компания Tortolino стала лидером премиального сегмента рынка без рекламного бюджета и десять лет удерживала лидерство. Мы увеличили прибыль в 50, а среднюю эффективность сотрудника в 100 раз за шесть лет. Дети сотрудников научили нас, как улучшить дисциплину, снизить количество опозданий, поднять качество продукции и увеличить производительность.

Скрытый человеческий ресурс

Моя дочь Саша
Моя дочь Саша
Моя дочь Саша

Саше было неполных пять лет, когда она озадачила старшего брата вопросом:

— Гриш, что такое показатели эффективной деятельности? 
— Ты где это взяла? — удивился Григорий.
— На мамином компьютере есть такая папка.
Так мы, взрослые, узнали, что наш ребенок умеет читать.

Когда Саша родилась, Паша, ее второй брат, купил алфавит с яркими картинками. Все смеялись и язвительно шутили над его подарком, а он спокойно прикрепил его на стену в гостиной.

Играя с Сашей, мы нет-нет да и просили ее: «Покажи букву «Р», «А»…

Едва научившись ходить, она шустро подбегала к стене и тыкала пальчиком в нужную букву, а мы ее хвалили или поправляли. К году играючи она выучила все буквы. Но то, что она так же играючи, сама научилась читать  — для меня это было полнейшей неожиданностью.

Первых своих детей я учила «серьезно и правильно». Мы запоминали буквы и цифры, регулярно читали «через не хочу», потому что «надо», даже обращались к репетиторам, чтобы подготовиться к школе.

История Сашиного самостоятельного обучения показала мне, какой силой обладает зрительная память. После этого в офисах и производственных цехах компании появились вдохновляющие фразы, распечатанные на обычных листах А4. Они стали помогать нам трудиться эффективнее.

На фото: Любовь Голобокова, менеджер по качеству. Над ее рабочим столом слова мексиканского писателя Анхеля Де Куатье: 
«Мы часто отказываемся от предложений судьбы, ожидая чего-то большего в будущем. Но такая странность — судьба больше не спешит к нам со своими предложениями. И не важно, почему ты отказался  — из страха или по прихоти. Она не заходит в твой дом дважды...»
На фото: Любовь Голобокова, менеджер по качеству. Над ее рабочим столом слова мексиканского писателя Анхеля Де Куатье: «Мы часто отказываемся от предложений судьбы, ожидая чего-то большего в будущем. Но такая странность — судьба больше не спешит к нам со своими предложениями. И не важно, почему ты отказался  — из страха или по прихоти. Она не заходит в твой дом дважды...»
На фото: Любовь Голобокова, менеджер по качеству. Над ее рабочим столом слова мексиканского писателя Анхеля Де Куатье: «Мы часто отказываемся от предложений судьбы, ожидая чего-то большего в будущем. Но такая странность — судьба больше не спешит к нам со своими предложениями. И не важно, почему ты отказался  — из страха или по прихоти. Она не заходит в твой дом дважды...»

Принуждение — враг эффективности

Люди говорят: «Повезло тебе с ребенком, не все такие одаренные». И я так же думала, когда была молодой мамой: «Я умная, а ребенок глупый».

Именно эта установка в моей голове не дала возможности старшим детям свободно проявлять себя. Саше «повезло»: у меня не было времени заниматься ее развитием, я беспокоилась, что она растет как сорная трава. Но волнения были напрасными.

В детском саду Саша ходила в экспериментальную разновозрастную группу. Дома она общалась с многочисленными друзьями старших детей. Григорий старше Саши на пятнадцать, Павел — на тринадцать, а Валерия — на девять лет. Еще до школы Саша прочитала много книг, легко решала бытовые математические задачи и рассуждала, как взрослая.

Старшие дети с друзьями забирали ее из садика. Она слушала спорящих подростков, выражающих свое мнение, и, как обезьянка, научилась выражать собственное.

Снова напросились несколько выводов, которые я перенесла в бизнес:

  • В пространстве, где можно выражать себя безопасно, обычные люди становятся вундеркиндами.
  • Когда человеку задаешь вопрос, а не заставляешь его, ничем не приметный сотрудник предлагает нестандартные решения самых сложных задач. Как правило, им «на местах» виднее, чем руководителю из кабинета. В таких условиях рождаются необычные интересные проекты, растет ответственность и командная сила.
  • Разновозрастной коллектив развивается быстрее.

Люди быстро обучаются: перенимают сильные стороны и дополняют друг друга. Я стала видеть в разных по возрасту людях различные качества и использовать их. В нашей команде были коллеги почетного возраста, также мы брали детей сотрудников на подмогу и оплачивали их труд как взрослым. Дети с удовольствием дарили нам множество идей и радости.

Поначалу мы тратили серьезные деньги на нейминг. А потом на оперативках, когда не хватало креатива среди взрослых, я говорила: «Давайте спросим у детей!» Мамы получали «домашнее задание» — посоветоваться с детьми, как назвать новый торт. Так, например, родилось название «Панна Бананна». Этот торт сразу стал лидером продаж.

Когда пришла пора Саше идти в школу, я задумалась, куда ее отдать. Если ей будет не интересно в школе, что станем делать? «Пусть учит иностранные языки. Языковая школа будет ей полезна», — решила я за нее.

Чтобы максимально освободить свое время, я выбрала самого мудрого и человечного педагога начальных классов языковых школ нашего города — Елену Юрьевну Шипигузову. И купила квартиру рядом со школой, чтобы Саша самостоятельно могла туда ходить.

Елена Юрьевна Шипигузова (школа №22, г. Пермь)
Елена Юрьевна Шипигузова (школа №22, г. Пермь)
Елена Юрьевна Шипигузова (школа №22, г. Пермь)

Во втором классе Саша никак не могла вызубрить таблицу умножения.

Я спросила: 
— Сколько будет семью восемь?
— Не знаю! — заплакала она.
— А если семь тортов разрезать на восемь частей, сколько получится кусков?
— Пятьдесят шесть, — молниеносно ответил ребенок.

Я осознала, что в ее голове складываются какие-то свои алгоритмы, отличные от обычного механического запоминания. По требованиям школы она не успевает, а по требованиям жизни — она впереди!

В бизнесе мы стали отмечать, словно собирать драгоценности, уникальное мышление каждого сотрудника. В Tortolino родилась новая традиция: в поздравлении с днем рождения каждый из нас писал и проговаривал, чем именинник отличается от всех. В корпоративных газетах, грамотах и даже в письмах родителям сотрудников мы транслировали уникальные качества человека и благодарили за их проявление.

В третьем классе дочь стала просить перевести ее на домашнее обучение.

Я категорично заявила:
— Здоровые дети учатся в школе! А дома только те, кто физически не может туда ходить.
— Мама, нет! Сейчас уже есть дети, которые в школу ходят только для того, чтобы сдавать экзамены.
— Да-да, — покивала я. Формально согласившись с ребенком, в надежде на то, что поговорит-поговорит, да и забудет.

В четвертом классе, в самом начале сентября, она радостно сообщила:
— Мама, иди, пиши заявление! Я узнала, в нашей школе есть семейная форма обучения.
— Ты где это взяла? — невольно повторила я давний вопрос сына.
— В уставе, на сайте школы! Иди, пиши заявление!

Когда я делилась этой историей с друзьями-предпринимателями, многие из них говорили: «Лен, может, ну ее, школу. Давай ребенка к нам, юристом!»

В тот вечер я честно призналась дочери:
— Саш, сейчас твое обучение организовано. Тебе объясняют, тебя проверяют и контролируют. Если ты будешь учиться дома, кто это будет делать? У меня нет ни возможности, ни желания сидеть дома.
— Я сама, — заявила Александра.
— Это нереально, Саш. Ты ребенок!

На следующий день, когда я вернулась с работы, дочь вручила мне собственноручно составленный учебный план. Днем она проштудировала стопку учебников, выписала все темы, разнесла в таблицу дней учебного года, равномерно распределив все предметы. И весело сообщила вывод своего труда: «Я знаю, как пройти четверть за месяц, а потом целый месяц отдыхать!»

Моему удивлению не было предела: «Саше всего десять лет. Если бы у меня хотя бы половина «топов» умела так планировать, интересно, какие результаты давал бы бизнес?»

Конечно, я боялась что-то менять, но дочь была настроена решительно.

Секретарь директора школы, которая ответила мне по телефону, растерялась: она и не знала, что у них есть «такое».

Через несколько дней в уютном кабинете директора школы решилась судьба моей Сашки:
— Да, формально в уставе школы прописана такая форма обучения, но ни методики, ни опыта у нас, к сожалению, нет.
— Видимо, вам придется учиться на нас. Мы готовы на эксперимент, — произнесла я.
— А вам это зачем? — задала очень важный вопрос директор.
— Мне незачем! — искренне ответила я. — Но это надо моему ребенку.

Вернувшись домой, я первым делом переадресовала вопрос дочери:
— Саш, а зачем тебе семейная форма образования?
— Мама, я
ЖИТЬ хочу, а не только учиться! Я хочу больше времени проводить на конюшне, а не за партой!

Так Александра стала учиться самостоятельно и ходить в школу только сдавать экзамены. А общество – давить на нас.

Учителя до сих пор «не забывают» спросить Сашу:
— Что, со следующей четверти за парту?

Даже моя мама волнуется:
— Кого ты воспитаешь, если ребенок не ходит в школу?

Я пожимаю плечами.

Бизнес можно строить из того, что уже есть, по известному образцу. А можно создавать то, чего никогда не было.

Полезный торт? Вы будете производить торты без консервантов

Так не бывает! Это нереально и нерентабельно!» — тысячу раз говорили нам проверяющие, конкуренты и эксперты рынка. Но нашей команде удалось сделать невозможное. И покупатели высоко оценили наш труд!

Недавно Сашин класс выиграл биологический квест благодаря переписке с Сашей. Биология для нее— приоритетный предмет.

Она мечтает стать психологом животных и создать реабилитационный центр для собак. Александра считает, что приюты не могут обеспечить нормальную жизнь собакам и людям и лишь отчасти решают проблему бродячих животных. Она представляет, как можно сделать собак полезными для человека и как монетизировать такое предприятие.

Сегодня Саше тринадцать.

Саша в приюте для собак
Саша в приюте для собак
Саша в приюте для собак

Александра показала мне, что каждый из нас не только уникален и наделен природными талантами и скрытым потенциалом. Показала, что у каждого из нас уникален сам путь.

Если человеку интересно, для него нет преград, все задачи решаемы. Даже если они решаются впервые.

Еще она часто говорит:
— Животное можно подчинить. Но гораздо интереснее договариваться, выстраивать с ним диалог.

Множество тренингов учат, что надо выиграть переговоры любой ценой. Я, к сожалению, много лет отдала таким псевдотренингам и классическому обучению, которые учат штамповать одинаковые проекты, а по факту  усложняют бизнес, делают его неинтересным, убыточным.

Оказалось, намного проще, интереснее и выгоднее слушать себя и честно транслировать своё видение другим, быть аутентичным, подлинным. Проживать свою неповторимую жизнь и позволять жить другому. Бизнес — не война, здесь можно выбирать экологичный путь.

Пожалуй, это самый важный урок, который я получила от своей дочери.

Синхронный танец с конем
Синхронный танец с конем
Синхронный танец с конем

Подлинности, искренности, смелости, открытости, настойчивости и свободе можно учиться у каждого ребенка, пока они настоящие Пока не испорчены нами — умными, правильными, образованными и заботливыми взрослыми.