Миф об Атлантиде: что же узнал Солон от греческих жрецов?

(беседа с историком-востоковедом)

Журналист: - Солон действительно узнал про Атлантиду от египетских жрецов, или это тоже выдумка Платона?

Ведантист: - Информации очень мало, поэтому на этот вопрос ответить сложно. Действительно ли Солон употреблял термин «Атлантическое море»? Ведь первым был древегреческий историк Геродот, кто употребил слово «атлантический» для «моря» за Геркулесовыми столпами, по которому плавали эллины. Ему было уже известно и то, что Атлантический океан за Гибралтарским проливом судоходен. До Геродота это море называли «Океан» или «Внешнее море». А мудрец Солон, главный герой рассказов Платона жил раньше Геродота. Соответственно, мы не знаем, какое название использовали Солон и египетские жрецы.

Описание Египта в начале диалога «Тимей» полностью соответствует действительности, но дальше соответствие заканчивается. В многочисленных древнеегипетских текстах нет ничего похожего на рассказ Платона. По словам самого Платона, египетские священные свитки, в которых были увековечены воспоминания о древних событиях, во времена Платона как будто были еще в сохранности, а саму историю об Атлантиде Солону поведал безымянный жрец из храма богини Нейт в египетском городе Саисе, и этот жрец жил при дворе египетского фараона Амазиса.

С подсказки древнегреческого философа I века н.э. Плутарха мы знаем, что Солон вел философские беседы с Псенофисом из Гелиополя и Сонхисом из Саиса. Однако эти имена больше нигде не упоминаются.

Сам город Саис (на западе дельты Нила, его современное название - Са эль-Хагар (Sa al Hajar), был столицей древнего Египта и центром культа богини-воительницы Нейт (у греков это была Афина). В то время Египтом правили фараоны XXVI Саисской династии. Храм богини Нейт был одним из крупнейших в Египте, он же был родовой усыпальницей для фараонов ливийской XXII и XXIII династий, поэтому находился под управлением жрецов-ливийцев из самых знатных ливийских родов. Эти жрецы славились своей ученостью и именно к ним направлялись многие греческие и римские философы. направлялись в Египет именно к этим жрецам, которые славились своей учёностью.

И здесь мы опять видим не стыковку событий. Платон сообщает нам, что Солон беседовал с египетским жрецом в 593 году до н.э., упоминая при этом фараона Амазиса, хотя в этот год Египтом правил фараон Псамметих II. Поэтому многие исследователи полагают, что Солон встречался с саисскими жрецами приблизительно в 570 г. до н. э. при фараоне Амазисе II из Саисской династии.

Журналист: - Здесь тоже много несоответствий?

Ведантист: - Да, и они касаются самого Солона. Здесь можно обратить внимание на то, что по рассказу Платона беседа Солона с египетскими жрецами очень близка к рассказам Геродота, который посетил Египет в 448 - 445 гг до н.э., то есть, уже после Солона. Многие исследователи отмечают многочисленные заимствования от Геродота Тогда получается, что рассказанные Геродотом предания о чудесных землях ливийского и финикийского происхождения Платон использовал для создания легенды об Атлантиде.

И еще обратим внимание на следующий факт. Приблизительно в 497 г. до н.э., то есть на 50 лет раньше Геродота, Египет посетил древнегреческий философ Фалес Милетский, который вычислил высоту великой пирамиды по величине ее тени. А спустя почти 500 лет Египет посетил древнегреческий историк Диодор Сицилийский. Но никто из них не сообщает об Атлантиде и саисских колоннах!

Здесь скрывается еще одна загадка. В Египте около 20 лет прожил древнегреческий мистик, мудрец и философ Пифагор, который еще в юности отправился в Египет, чтобы набраться мудрости. Это происходило приблизительно за 100 лет до поездки Платона в Египет. Пифагор был не только допущен в сами египетские храмы, но и был посвящён в таинства, которые были запретными для чужеземцев. Поэтому он длительное время общался с саисским жрецом Сопхисом и был более осведомлен, нежели Солон. Сам Платон был пифагорейцем, но он скрывал свою принадлежность к пифагорейским сектам, ведь пифагорейцы держали в тайне свое учение и свои знания. Поэтому Платон, скорее всего, позаимствовал знания у Пифагора, а главным героем рассказов об Атлантиде сделал законодателя и поэта Солона, более приемлемого для афинян.

В связи с этим самой большой тайной Платона представляются те знания, которыми располагал Платон, и которые помогли ему создать глобальный миф об Атлантиде.

Но это уже другая история.