Как в СССР запрещали фантастику о дальнем космосе

3 May

Здравствуйте, уважаемые читатели. Обзор посвященный истории отечественной фантастики. Тому периоду, когда государственная политика плотно взялось за все сферы общественного развития. Связано это было с мобилизацией всего советского государства и общества на создание индустриальной экономики. В исторической литературе данный период получили название – «сталинская индустриализация». В обзоре про фантастику, я не хочу вдаваться в подробности тех исторических событий. Тем более, что нынешние оценки сталинского периода советского общества очень сильно политизированы. Для понимания дальнейшей сути вопроса о фантастике, важно просто зафиксировать, о каком времени идет речь.

Для понимания вопроса скину так же ссылку на собственный обзор, посвященный развитию советской фантастики в период двадцатых – начала тридцатых годов прошлого века ( Советская фантастика 20-30х гг.). Это было время экспериментов советских авторов. Из тех времен, до сих пор знамениты произведения Беляева, «красного графа» А. Толстого, А. Платонова. Более искушенный читатель вспомнит Мариэтту Шагинян, Замятина, других авторов. В общем, это был целый пласт новой советской литературы.

В 1934 году состоялся первый Всесоюзный съезд советских писателей. Обсуждение проблем фантастической литературы не было конечно главной темой заседаний литераторов. Но, это собрание коснулось и нашего жанра.

Во-первых, фантастика была определена как жанр исключительно для детства и юношества. Об этом на съезде говорил Самуил Яковлевич Маршак. Охват именно этой категории читателей должен стать основной целью для авторов.

Во-вторых, главный прицел фантастической литературы направляется на прославление достижений советского общества, науки и техники, в ближайшем будущем. То есть, не нужно нам выдумывать что-то про далекие звезды и галактики. Даешь самые могучие советские корабли и самолеты будущего, триумф советской науки.

Вот пример господствующего в то время взгляда на фантастику: «Советская научно-фантастическая литература должна отображать завтрашний день нашей страны… промежуток времени, отделенный от наших дней одним-двумя десятками лет, а может быть, даже просто годами. А некоторые литераторы ориентируются сами и ориентируют других на изображение отдаленного будущего… Это не случайная ошибка. Это стремление поклонника западноевропейской фантастической литературы направить нашу литературу на тот же лад». Из статьи С. Иванова (журнал «Октябрь», №1 за 1950 год)

Источник цитаты: https://cccp.temadnya.com/1382485191652804955/sovetskaya-kosmicheskaya-fantastika/

Фантастика, описывающая ближайшее будущее, получила название фантастики ближнего прицела.

Не хочу, чтобы у читателя складывалось впечатление, что фантастика ближнего прицела, это что-то такое плохое, заскорузлое. И в этом направлении жанра появлялись весьма неплохие произведения и даже выдающиеся. Любые рамки и условия фантастического допущения - только каркас для творчества. Все остальное зависит от литературного таланта. Ну разве можно что-то плохое сказать о романе Григория Борисовича Адамова «Тайна двух океанов» (1939). Несколько поколений советских ребят зачитывались этой книгой.

Примером, весьма оригинальной литературы фантастики ближнего прицела является роман Владимира Немцова «Семь цветов Радуги». В этом романе колхозники ближайшего будущего строят коммунизм на своих рабочих местах, занимаются наукой, преображают природу, занимаются внедрением новой техники и новых технологий (сорта культурных растений, системы орошения и т.п.). Неповторимая атмосфера наступления нового светлого будущего в романе, несомненно, так или иначе повлияла на советскую фантастику следующего периода (Стругацких, Ефремова и пр.).

Фантаст Виктор Сапарин в 40-50 е годы прошлого столетия пишет исключительно фантастику ближнего прицела. В его повестях и рассказах того периода можно узнать о автоматических станках, беспилотных автомобилях, внедрении солнечной энергии, технологических новинках, помогающих советским людям выполнять свою работу в той ли иной отрасли. Таковы, например, повесть «Исчезновение инженера Боброва» (1950), рассказы Железное сердце», «Испытание» (1945, 1946).

Ну а в качестве изюминки с элементами треша, можно привести повесть Николая Томана «Когда утихла буря» («Просчет мистера Бергоффа»). По сюжету, коварный западный шпион пытается с помощью биологических технологий извести советское сельское хозяйство.

Однако, при всех тенденциях развития советской фантастической литературы 30-50 х гг., нельзя забывать об одном обстоятельстве. Партия и советское сообщество литераторов определило пути развития фантастики. Однако, существовали исключения и видоизменение в этой генеральной линии.

Тот же классик советской фантастики Александр Беляев в 1936 году опубликовал роман «Звезда КЭЦ». В нем, фантаст пишет о советской орбитальной космической станции и полетах на Луну, космических исследованиях. Ранние рассказы и повести Ивана Ефремова в то время, посвящены загадкам прошлого, далекой истории, палеонтологии. Таковы его повести «На краю Ойкумены» (1949), «Тень минувшего» (1945).

Конечно, это были скорее исключения. Но, многие в сети, кто пишет на данную тему, совершенно забывают об этом факте и пишут в духе: «все пропало".

Вообще, любая литература, фантастическая в частности, не может существовать в отрыве от общественных процессов, текущих тенденций развития общества и государства. В первый период образования советского государства и времени НЭПа, в самой партийной элите существовали совершенно разные проекты и концепты развития общества победивших трудящихся. Правые, левые платформы и т.п. И фантасты, в своих допущениях развития общества, делали разные, порой самые причудливые эксперименты. Революцию несли на Марс, как герои классического для нас романа «красного графа» А. Толстого «Аэлита». Но, прошло время, общество сконцентрировалось и определилось. Наступило время сталинского рывка. Культура стала средством обеспечения индустриализации и концентрации усилий. Фантастика в частности.

Другого и быть не могло. Сам советский строй, где общественное, государственное, превалировало над любым частным началом, не предполагал иного в любых элементах общества, в культуре тоже. Хорошо это или плохо, уволю сам себя от рассуждений на эту тему. Благо, копья по поводу советского общества трещат в политическом и историческом сегменте рунета в большом количестве и регулярно. Не вопрос моего канала.

Каракас индустриализированной советской экономики был сформирован к сороковым годам. Отгремела страшная война. Потом умер Сталин. Наступила иная эпоха, личные взгляды новых руководителей советского государства и новая экономическая реальность, когда уже чрезмерная концентрация общества стала не нужна, привели к возможности более широкого самовыражения. Данное явление называют оттепелью. Фантасты «вернулись» в космос.

Изображение для заставки, взято на ресурсе Яндекс. картинки
Изображение для заставки, взято на ресурсе Яндекс. картинки

Литераторы, впрочем, продолжали «сражаться» за видение развития фантастики. Но, советские люди устремили свой взгляд в космос (искусственный спутник, первый полет человека) и апологеты «ближнего прицела» были вынуждены уступить. С середины пятидесятых годов мы таки получили свой аналог Золотого Века фантастики. Вместе с тем, идеология и цензура продолжали оставаться ведущим фактором в культуре. Нам современникам, все сложнее и сложнее понять то время. Мы уже совсем другие люди. Потому, я лично воздерживаюсь от однозначных оценок.

В качестве примера, приведу отрывок еще одной критической статьи тех лет. Уже никто не оспаривает права "дальних фантастов" на свое творчество, автор Л. Лагин в статье «Без скидок на жанр!» в 1961 году, критикуя братьев Стругацких, пеняет им на «псевдонаучную тарабарщину» и малую увязку сюжета с научным коммунизмом. Лагин дает безапелляционные рецепты правильной фантастики:

«Для целого отряда писателей-фантастов попросту нет возможности дальнейшего плодотворного творчества вне темы коммунизма. Еще сравнительно недавно можно было писать романы о будущем, не затрагивая проблемы коммунизма, писать только научную фантастику. Сейчас, когда коммунизм стал фактом исторически близкого будущего, писать только научно-фантастические произведения о будущем невозможно: будущее - это коммунизм. Будущие научные и технические свершения станут уже частью жизни коммунистического общества, в котором, конечно же, никогда не будут основной и чуть ли не единственной волнующей проблемой полеты в космос». (Источник: http://www.fandom.ru/about_fan/lagin_1.htm).

В 60-70 ее гг. при том, что идеология никуда не исчезла, верхи цензуры перестали мелочно цепляться к фантастам. Идеология все больше превращалась в набор догм и лозунгов, а советское общество, стараниями предыдущего поколения, отличалось образованностью, упором на всестороннее развитие. Следствием этого, стало появление замечательной фантастики Севера Гансовского, Владимира Савченко, Ильи Варшавского, Сергея Павлова, Сергея Снегова, Ариадны Громовой, Стругацких конечно и многих других авторов. Той самой советской фантастики, что любят многие, ставят ее в пример и перечитывают ( в том числе и я).

Разговор о ней, тема отдельного разговора. Может быть и в «Интересной фантастике». Всего доброго. Читайте фантастику.

Подписывайте на группу Вконтакте Интересная фантастика. Опросы, клипы, ауодикниги, посты о знаковых книгах и цитатах из них, многое другое о фантастике.