О «пакете Яровой» с точки зрения религии и права

Целенаправленные усилия по формированию в стране идеологического, мировоззренческого единообразия стали сегодня настолько очевидны, что не предполагать за этим серии политических решений о дальнейшей судьбе России невозможно.

Разумеется, причины такого явления не имеют никакого отношения к мифам о происках неких зарубежных врагов, где во всех проблемах наших сограждан виноваты исключительно «трампы». Проблем же во всех сферах жизни с течением времени становится все больше, и возникают, а точнее, создаются они усердием местных персонажей – всевозможных коррумпированных функционеров, законодателей и управленцев.

Одну из таких проблем представляет набравшая обороты антирелигиозная кампания, которая за последние 3 - 5 лет окончательно обрела системный характер. История с одним из вероисповеданий общеизвестна: деятельность всех его организаций, как и открытое исповедание своих убеждений его последователями были запрещены в стране посредством «послушного» суда.

Но беспрецедентное для сравнительно цивилизованного государства гонение Свидетелей Иеговы, стало в этой кампании лишь показательным «рывком с места», за которым экспертами предполагались далеко идущие последствия. Впрочем, предположения о взятии на вооружение идеи о возврате страны к былому тоталитаризму высказывались и гораздо раньше. Например, известный русский и советский писатель-фронтовик Александр Рекемчук еще в начале 2000-х не только указывал на опасность возникновения в стране тоталитаризма, но и заявлял, что России предстоит «жить при фашизме».

Нетрудно понять, что печально известный новейшей истории термин понимался автором романов о войне далеко не в узком аспекте германского нацизма XX века. Он вкладывал в угрожающий термин более широкий смысл, где главным был огромный риск торжества в стране некоей единой и общеобязательной для всех идеологии на непрогнозируемой тогда основе, аналоги которой приводили мир к катастрофам.

Уже упомянутая антирелигиозная кампания в этом отношении выглядит одним из ярких симптомов неуклонного проведения в жизнь такого рода угрозы. Причем, если бы кто-то счел полной ерундой упоминание о «воинствующем атеизме» сегодня, когда храмов в стране едва ли не больше, чем больниц и детских садов, то таковых придется разочаровать. Все эти храмовые территории, а заодно и монастыри с прочими культово-коммерческими объектами принадлежат в стране лишь одной религиозной организации из более чем 20 000 таковых, относящихся к добрым шести десяткам религиозных направлений. Существование же всех прочих, тем временем, продолжает существенно осложняться преследованиями их приверженцев за исповедание своих религий.

[caption id="attachment_2008" align="aligncenter" width="810"] Скриншот сайта change.org[/caption]
[caption id="attachment_2008" align="aligncenter" width="810"] Скриншот сайта change.org[/caption]

Одним из основных инструментов, которые используются в антирелигиозной кампании, стал так называемый «закон Яровой», принятый и подписанный президентом в результате внесения этой Яровой поправок в ФЗ… «О противодействии терроризму». Да-да, вы не ослышались – отдельные элементы исповедания религиозными людьми своей веры, свобода чего пока еще гарантирована Конституцией РФ, с некоторых пор проходят по «антитеррористическому ведомству». То есть, по мнению Яровой и, вероятно, авторов спущенной ей директивы, такое явление, как исповедание религиозных убеждений, может нести в себе риск терроризма.

«Чушь какая-то!», - скажет читатель и, будучи в здравом уме и хотя бы немного сведущим в религии, окажется прав. Однако, действительность такова, что такая «чушь» и стала юридической опорой для тьмы разнообразных исполнителей замысла борьбы с мировоззренческим многообразием, свойственным общекультурной эволюции человечества.

Понятия религиозных «миссии» и «миссионерства» широко известны и никакой загадки собой не представляют. В сущности, «миссия» любой религии это привнесение в общество так называемых «духовных» и «религиозно-нравственных» ценностей, поддерживающих нормы общественной морали, а «религиозное миссионерство» – деление представителями какой-либо из религий своими религиозными представлениями с окружающими.

Напомним, что свобода этого для всех религиозных организаций и религиозных людей, как и во всех светских государствах, в России гарантирована ее Конституцией. Кроме того, религиозное миссионерство является неотъемлемой чертой большинства религий планеты. При этом уместно отметить, что свобода вероисповедания в основе своей включает право придерживаться каких-либо религиозных убеждений или не придерживаться никаких; право верующих какой-либо религии на совершение богослужений с использованием своего религиозного антуража; право на уважение своих убеждений со стороны общества и властей; право на свободное распространение своих убеждений - религиозное миссионерство.

А теперь читаем 1 пункт ст. 24.2. «Порядок осуществления миссионерской деятельности», введенной после принятия «антитеррористических поправок» Яровой: « Граждане, осуществляющие миссионерскую деятельность от имени религиозной группы, обязаны иметь при себе решение общего собрания религиозной группы о предоставлении им соответствующих полномочий с указанием реквизитов письменного подтверждения получения и регистрации уведомления о создании и начале деятельности указанной религиозной группы, выданного территориальным органом федерального органа государственной регистрации».

То есть для того, чтобы верующий человек мог осуществлять свое конституционное право делиться своими убеждениями с окружающими, он обязан «иметь бумагу», заверенную некоей религиозной организацией со всеми ее государственными регистрационными данными. Правда, предыдущая статья 24.1 предусматривает, что внутри своих религиозных организаций верующие могут «миссионерить» без каких-либо ограничений, кроме собственных стен.

На этом фоне п.5 ст. 24.2 с запретом миссионерской деятельности в случае противоречия законодательству «от имени религиозного объединения, цели и действия которого противоречат закону, в том числе которое ликвидировано по решению суда, или деятельность которого приостановлена или запрещена», выглядит даже лишним.

Вспомним тех же Свидетелей Иеговы, у которых сначала запретили организацию, а теперь вылавливают по квартирам уже не миссионеров, а просто единоверцев, беседующих на религиозные темы.

Насколько такая ситуация (как и принятый закон) могут, не говоря об общепринятой морали, соответствовать Конституции РФ, остается неразрешимой цивилизованными способами загадкой. Но общественная реальность такова, что все это в пику правовой логике …успешно «работает» на глазах у миллионов соотечественников. Причем, если кого-то способно «утешать», что отыгрываются лишь на одном вероисповедании, то это далеко не так.

Жертвами антирелигиозной кампании в стране с использованием «поправок Яровой» сегодня становятся практически любые религиозные организации и граждане, не находящиеся в юрисдикции РПЦ, занятой не только освоением государственных территорий под строительство своих храмов. Тем более, что в условиях светского государства при отделении от него религии, эта крупнейшая в стране как бы «негосударственная» структура функционирует едва ли не в статусе государственного департамента, и «поправки Яровой» ей не страшны.

Но тогда в отношении каких религиозных организаций и верующих «поправки» остаются удобным подспорьем?

Чтобы понять это стоит снова обратиться к тексту закона, где недопустимыми перечисляются те виды миссионерства, которое направлено на

«нарушение общественной безопасности и общественного порядка; осуществление экстремистской деятельности; принуждение к разрушению семьи; посягательство на личность, права и свободы граждан; нанесение установленного в соответствии с законом ущерба нравственности, здоровью граждан, в том числе использованием в связи с их религиозной деятельностью наркотических и психотропных средств, гипноза, совершением развратных и иных противоправных действий; склонение к самоубийству или к отказу по религиозным мотивам от оказания медицинской помощи лицам, находящимся в опасном для жизни и здоровья состоянии; воспрепятствование получению обязательного образования; принуждение членов и последователей религиозного объединения и иных лиц к отчуждению принадлежащего им имущества в пользу религиозного объединения; воспрепятствование угрозой причинения вреда жизни, здоровью, имуществу, если есть опасность реального ее исполнения, или применения насильственного воздействия, другими противоправными действиями выходу гражданина из религиозного объединения; побуждение граждан к отказу от исполнения установленных законом гражданских обязанностей и к совершению иных противоправных действий».

[caption id="attachment_2009" align="aligncenter" width="1004"] Фото: pravtoday.ru[/caption]
[caption id="attachment_2009" align="aligncenter" width="1004"] Фото: pravtoday.ru[/caption]

«Помилуйте, но это же не о религиозном миссионерстве, а о какой-то пропаганде криминала!», - изумится здоровый на голову читатель.

Верно! Но именно через инкриминирование административных и уголовных правонарушений только и могла мыслиться эффективность подобных «антитеррористических мер» в отношении вероисповеданий. Ведь, если в любой религиозной организации «обнаружение» запрещенной литературы, порнографии, боеприпасов или наркотиков стало сегодня лишь делом техники, то какие вопросы? Тем более, что под «иные противоправные действия» или туманное понятие «экстремистской деятельности» при хорошей импровизации можно подвести вообще что угодно. К примеру, чем коллективные молитвы не «массовый гипноз», повествования о райском блаженстве – не «подталкивание к самоубийству», а монашеский образ жизни – не пропаганда «отказа от семьи»?..

Вот и «уличают» нежелательные религиозные организации, да и просто верующих, в соответствии с реестром закона в том, что под руку попадет. Мусульман - в чтении запрещенных минюстом трудов исламских богословов, христиан-протестантов – в «нестандартных» богослужениях, не входящих в пул РПЦ православных – в «сектантстве» и т.п. Это, не говоря о многочисленных последователях неавраамических религий – индуистах, язычниках, шаманистах или приверженцах «новых религиозных движений», которых конфессиональные «сектоведы» часто прямо квалифицируют сатанистами...

При этом интересно, что никто из преследуемых ни коим образом не претендует на какую-то «ведущую роль» или особые преференции у власти. Наши религиозные соотечественники хотят, чтобы им просто не мешали верить и открыто исповедовать свою веру – не более того.

Михаил Ситников.

Ставьте лайки и подписывайте на наш канал на Дзене, чтобы не пропускать наши материалы.
Подписывайтесь на наш канал в Youtube.com
Ждем ваших комментариев!