Осколки льда

ОСКОЛКИ ЛЬДА

Однажды в юности я влюбилась в нарцисса и манипулятора. Тогда не было всех этих видео на ютюбе, потому что не было и ютюба. И мне приходилось самой разбираться с этим мороком, который захватил всё мое и не только мое внимание.
Самое печальное, что я и сама тогда была для многих тем же безнадежно-прекрасным ядом.

И с тех пор я уверенна - не все манипуляция, что кажется манипуляцией. Иногда это просто очень вкусный человек, которого ты хочешь съесть, чтобы присвоить себе его умение крутить людей или насладиться его умением быть удачливым и счастливым. И этот человек не виноват, что ты хочешь его съесть, потому что он для тебя так вкусен. Поэтому он начинает от тебя защищаться. А это распаляет еще больше.
Но это не #манипуляция. Это правда жизни и любви. Плакать от восторга. Наслаждаться сладостным страданием. Прыгать, летать, писать стихи, мерзнуть на мартовском ветру, держать в руках ледышки, пока не сведет пальцы, напиваться и утром быть мертвым в похмелье - это прекрасная юность. Боже, как это жутко и как же это прекрасно.
Потом ты становишься умнее, и это уже трудно вызвать.

Когда я первый раз еду со склона горы, мне страшновато и я то и дело торможу себя, ставя лыжу на ребро. Но на третьем спуске мне хочется гору повыше и покруче, потому что страха нет, и бенгальские #искрыделают мой мозг восхитительно быстрым.

Но это был манипулятор. "То приближая, то удаляя". Он знал, что делал. Дядька умел обращаться с начинающими взрослую жизнь девочками. Умел открыть внутренний пузырек с надписью "Адреналин", ну а там и понеслась - огонь в глазах и эта непереносимая сладость и восторг и желание вскрыть вены.

Ну и плевать, что ничего не было. Секс - это не акт, а желание и решимость. Это было интересно.

Когда ты начинаешь догадываться, как это работает:
- вот с тобой заговорили об особом - оказали доверие. круто же! Старший человек оказал доверие. Вау!
- вот, походя, как бы нечаянно, коснулись твоего тела. беззащитная зона: локоть, спина, шея.... любое место на теле беззащитно, когда ты не разрешал к нему прикасаться
- а вот неожиданная холодность. на ровном месте. нет. не на ровном. ты же уже начал привыкать к новому более близкому расстоянию, а - нет. тут на дороге не просто кирпич, а кто-то похожий на работника спецслужб - светит тебе в лоб лампой и в металлическом ледяном помещении спрашивает тебя: "А ты кто, собственно? Кто ты? Что ты себе позволяешь?" А позволяешь-то не ты. Это тебе позволяют. В тебе разбудили бабочек и бенгальские огни.

Но ты же понимаешь, что это же "Шоссе в никуда" (Дэвид Линч). И однажды ты хочешь на свободу, потому что адреналин, когда его не пережигают, становится стрихнином. И мир тускнет. А на тебя словно надевают серый #колпак. Словно тебя посадили в клетку. И твоя жизнь куда-то уехала без тебя.
А зачем?

Но надо насладиться этим самоистязанием. Этим прощанием с адреналиновой каруселью. Потому что ты взял из этого всё, что мог. И - спасибо подарившему такое прекрасное кино и ценные знания. Теперь надо посмотреть в глаза Минотавру и уходить.

И тогда я открыла первое правило:
- если ты поняла, что с тобой играют, играй. Играй свои чувства. Играй то, что чувствуешь. Как только ты начнешь их играть, так ты обратно станешь их хозяином. Чувства как собаки. Они должны знать команды: "Гулять", "Стоять", "Лежать", "Домой", "Фас". Тело - это собака. Его можно отдрессировать точно так же, как собаку.
И этот способ играть то, что чувствуешь - это прекрасный способ взять себя под контроль.

Он не понял, что я начала делать. Он пытался вызвать во мне протест, взять меня на понт.
"Ты все придумала!" - говорил он и улыбался так, как будто сейчас всё будет, как будто он сейчас протянет руку, и мы вместе поедем на его машине, и будем куролесить до утра, а потом он не оставит меня, как обычно, около моего дома или там, где я скажу, а мы поедем к нему и там всё, чего никогда не будет, случится.
Но я же знаю, что этого не будет никогда и не может быть. это просто игра. Потому что если бы это могло быть, я бы чувствовала себя иначе. Я была бы спокойна и уверена в себе. И, мало того, это бы уже давно случилось.
Но увлекательна именно невозможность и недосягаемость.
Это как небесный Йерусалим. Город золотой. На закате он виден огромным облаком. На там нельзя оказаться.
Никакой оргазм не сравнится с этой фатаморганой.

Итак, он сказал, закуривая сигарету "Ты все придумала!" , хотя я и не спрашивала. Просто я наблюдала, как он был королем компании - мы были в гостях у кого-то их его друзей. Там был муж, жена, какие-то еще люди, художники, музыканты, какой-то человек из властей... Но это было неважно. Потому что я видела, как жена хочет съесть моего мучителя, дрессировщика моей внутренней собаки. Она бы могла пойти с ним в ванную, пока все пьют очередной тост и жарко обсуждают проблемы постимпрессионизма и как психика взаимодействует с цветом и ритмом. Это шаманство - это сладкая таинственная наука - вызывать чувства. Это близко к тому, что делает мой мучитель, но искусство дает свет и ведет на свет. Хотя и работает точно так же.

И я смотрю на жену, на мужа, который так же, как и я, всё видит и тихо (в пределах приличий) злится, потому что не знает, что делать с покинувшей его собакой.
И в какой-то момент мне становится скучно, потому что я понимаю - интересно или искреннее или новое, а эти фокусы я видела уже миллион раз. Конечно, если бы сейчас это произошло, мы имели бы шанс увидеть или драку с кровью или... скорее всего или. Как там его звали? "Пушистый шмель.." Нет, не тот, которого Михалков играл, а наоборот.

Я улыбаюсь и ухожу на балкон. Курить и слушать весеннюю ночь. Просыпающиеся запахи настоящей весны. настоящего ветра, настоящей жизни. Эта граница между театром за спиной и честной неспешной ночью так очевидна, что я испытываю невероятно огромное удовольствие от того, что паутины, прижившиеся в моем теле, начинают рваться. Это немного болезненно. Но похоже, как ты сам теребишь начинающую заживать рану. Шрам чешется, но это больно. Однако, если найти равновесие между болью и желанием взбодрить рану и сделать аккуратный массаж, то рана заживет быстрее, и шрам будет более аккуратным.

Вот о чем думаю я на балконе. И мне хорошо, как заживающей ране. Правда, я немного не понимаю - чем заменить этот театр, который так забавлял меня всё это время. Я привыкла к нему. И такая щемящая пустота поет в моем сердце like это https://youtu.be/3y11EHQAGhU.

Временный хозяин моей собаки вышел за мной следом. Он был опытный. Он прочел по моей улыбке, что я уже на свободе. И решил (наверное!) сыграть то, что он отпускает меня на свободу, выгоняет из клетки. Но я знала, что это моих рук дело. Я уносила украденные ключи.

"Ты все придумала!" - сказал он, рассчитывая на протест(?), слезы(?) , истерику (?), но я улыбнулась и ответила:
"О чем ты?"
"О твоих чувствах, - сказал он. - Их нет! Ты их придумала!"
"О чувствах? - сказала я с удивлением и тихо и легко рассмеялась. - Это совсем не те чувства, что ты думаешь".
Он еще что-то пытался сказать о моих чувствах нравоучительно и заботливо.
Но я вздохнула и опять тихо улыбнулась: "Просто мне очень интересно. И я многому научилась. Спасибо."
Он замолчал, и это было впервые, когда он молчал со мной честно и обнаженно. И это было тепло, прекрасно и навечно. потому что это - любовь. а любовь не кончается никогда и нигде. Любовь навсегда с тобой. Потому что она в тебе. И тебе никто не нужен, чтобы греться о ее тепло. Но надо только один раз снять панцирь и прикоснуться к телу моллюска.

Спокойным дыханием коснуться спокойного дыхания, молчанием коснуться молчания. И всё.
"Пока, - сказала я, наслаждаясь этим прикосновением. - Поеду домой. Срочная работа. Отлынивала все время, а сейчас захотелось поработать."
"Дать тебе на такси?" - спросил он.
"Нет. У меня есть", - сказала я.
Я ушла #по-английски. Когда я вышла из дома, я оглянулась - темноту прочертила красная точка.

Я шла по первым весенним лужам и мне не хотелось такси. Мне хотелось этот холодный весенний #воздух. Воздух моей свободы и радости. И то прикосновение. Оно до сих пор со мной. Ну и не одно, конечно.
Охотники потом встречались не раз. Но я всегда выходила с честью из этих поединков.

Можно забанить, можно резко отказать и дистанцировать охотника. Но это не наш способ. Это побег, а мне нужна победа. Завершить гештальт - в этом смысл и наука.

СМОТРЕТЬ
Об авторе