Зной

Сознание пульсировало между беспамятством и вялыми попытками самоидентификации. Дни за днями продолжалось одно и то же. Большую часть суток — лежишь в хранилище под землёй. Один-два раза в день выгул с целью поливания пещеры огнём.

Мне нравилась пустыня и её жар. нравилось ощущать кожей сухой горячий воздух. Нравилось впитывать в себя солнечный лучи. Я считал что скорпион тоже связан с Солнцем, но это было не так. Большую часть времени он проводил в подземном укрытии, скрываясь от зноя. А если же было необходимо выйти наружу — то старался провести на поверхности как можно меньше времени — Солнце явно доставляло ему дискомфорт.

Когда я совершил это наблюдение — я понял очень важную деталь — пустыня не была «домом Солнца». В пустыне было слишком много Солнца. Она не могла его впитать в себя в должно объёме. Пустыня не принимала в себя эту силу и была обожжена ею.

Но я его любил. Солнце — Отец, что помогает быть тем, кто ты есть. Он проникает в тебя и даёт силы чтобы жить и смотреть вперёд. Прятаться от него — это признавать что ты за своё будущее не отвечаешь. Быть не в состоянии принять его — это признать что ты не управляешь своей жизнью. Я горько усмехнулся. Хорошие слова пришедшие на ум Жертве что даже думает с трудом.

Скорпион тогда тоже в роли жертвы — вынужден существовать подчиняясь внешнему замыслу. Он не самостоятельный участник.. он фигура не имеющая ни цели ни желаний, выполняющая те указания, что передаёт Игрок. Одна жертва управляет другой и всё под всевидящим оком алого льва.

«Отец мой, благодарю тебя за все силы что ты вкладываешь в меня и мир вокруг. Я благодарен тебе за своё существование! Я благодарен тебе за существование мира вокруг меня и за то что являюсь собой. Благодарю тебя за то что ты проникаешь в меня и зажигаешь огонь в с моём сердце, позволяя жить и достигать большего, стремиться вперёд, преодолевая трудности на пути к самому себе. Благодарю за то что дал мне понять что я — тоже Солнце и мой путь — соединиться с тобой — из малого стать большим»

В ходе этого Посвящения я стал воспринимать мир по другому. Он будто наполнился новыми красками — раньше я не думал что в мире бывает столько оттенков жёлтого и красного. Я увидел подтверждение своих мыслей — мир вокруг был изранен солнцем — он был отравлен чуждыми ему идеями. Хозяин вкладывал в него идеи что не резонировали с жёлтыми лучами и разрушались.. разрушая и ткан пространства что окружали его.

Свет проникал в моё тело и погружался в грудь, пока в ней не загорелся жёлтым маленький шар, испуская сияние и небольшие языки пламени в разные стороны. Огонь разливался по телу, лился по жилам и сосудам, разрушал яд, которым тело было отравлено. Скорпион пытался сбросить меня но я его не пускал. Свет и пламя, поглотив меня, начали по хвосту проникать и в тело моего мучителя, разрушая, выжигая его изнутри.

В воздух взметнулись языки пламени, запахло горелым. Бронепластины начали отваливаться, из-под них с липким чафканьем начали вытекать потоки рыжей и бурой слизи. Само же тело скорпиона стало уменьшаться, пока не остался лишь один большой панцырь в котором спрятался карлик с огромной головой и недоразвитым туловищем.

С разных сторон налетели странного вида птицы — они скорее выглядели как чёрные молнии с длинными клювами, чем привычные хищные птицы моего мира. Они начали хватать ошмётки скорпиона, растаскивая его в разные стороны, стали драться за самые большие куски. Я же заметил что с внутренней стороны панциря находится что-то ярко белое, что сильно контрастировало своим внешним видом со всей той грязью что вывалилась из поверженного врага.

Это тоже было пламя, только спокойное, мягкое. Взяв его в руки — оно начало просачиваться в моё тело, исцеляя раны, заживляя поломанные кости. Впитав в себя всё, я наконец-то полностью пришёл в себя. Я как будто стал выше на две головы. К тому времени как процесс восстановления закончился, карлик исчез.

Пришло время тщательно изучить пустыню. Залечить её раны. Научить её использовать те силы что текут в ней. И проложить дорогу из этого места в свой дом. Ведь мне нужно вернуться.