Глава 3. 2

Соломин закрыл папку и сел. Сенатор облокотился на стол.

- Ваши предложения на этот счет, господа?

- Вы понимаете, господин министр, - тихо произнес адмирал Макаренко, - что в результате аварии экспериментальные образцы проекта могли оказаться на свободе? И никто не знает, как поведут они себя, оказавшись, по воле случая, свободными. Это уже не запланированное испытание, а чрезвычайная ситуация на обследуемой планете.

-И вы хотите, чтобы я отправил своих солдат на обследование станции, где бродят смертельно опасные твари, невиданные современной науке? – воскликнул командующий Сергеев, переводя вопрос адмирала в более грубую форму.

- Именно поэтому мы и предлагаем отправить туда агрессоров, адмирал, - проигнорировал восклицание командующего сенатор. - Если образцы проекта «Химера» действительно оказались на свободе, то вся операция будет выступать как заключительная стадия испытаний проекта. Кстати, вы сами только что предложили использовать агрессоров в качестве противника. И я не вижу большой разницы в том, планировали мы это или нет.

- Разница есть, - вставил министр. – Мы не обладаем достаточной информацией о том, что происходит на станции в данный момент, где находятся образцы проекта, и что, собственно, там случилось. Солдаты будут оставаться в неизвестности, в лучшем случае, до прямого столкновения.

- Но ведь они специально этому обучены, - не сдавался сенатор. – Или при атаке вражеских баз вы им сообщаете точное количество и местонахождение вражеских войск.

- Если мы обладаем такой информацией, то, конечно, да. – Матвеев сцепил пальцы рук в замок. – Хотя, не могу с вами не согласиться, сенатор, случалось, что штурмовики атаковали и неизвестные объекты.

- Что и требовалось доказать, - с довольным выражением лица подытожил сенатор. - И будет лучше, если бойцы не будут знать, что их там ожидает.

- Но они и так идут на верную гибель, - возразил Сергеев.

- Так будет лучше для создания условий реальной боевой обстановки, командующий. Я прав, господин министр? – поспешно заметил Соломин.

- Хорошо, господа, - согласился министр. – Я считаю нужным отправить на Фурион Альфа отделение штурмовой пехоты, состоящее из солдат типа «Агрессор-2000». Сообщить им на инструктаже местность, температуру, план здания станции, в общем, все, кроме природы и происхождении ожидаемого противника. Командующий Сергеев, вам лично приказываю разработать план операции. У меня все.

Командующий десантными войсками взглянул на адмирала в поисках поддержки, но тот лишь пожал плечами и, дружески хлопнув его по плечу, сказал:

- Ну что вам сказать, Сергей Викторович. Я могу лишь посоветовать послать на это дело лучшее отделение ваших ребят.

Сергеев и адмирал вышли из кабинета. Соломин и Белов тоже поднялись, но министр вдруг остановил сенатора:

- Игорь Иванович, задержитесь на одну минуту?

- Хорошо, - сенатор повернулся к Соломину. – Виталий Яковлевич, подождите меня, пожалуйста, в коридоре.

Когда за Соломиным закрылась дверь, министр поднялся и подошел к сенатору. Некоторое время смотрел на него.

- Послушай, Игорь, мы с тобой знакомы очень давно. Я понимаю, что скоро выборы в Верховную Палату и…- Матвеев поднял палец, призывая раскрывшего рот сенатора к молчанию. – Не перебивай, пожалуйста. Этот проект, он мне не нравится, ох, как не нравится. Мне подсказывает интуиция, а она меня еще никогда не подводила. Я просмотрел и изучил все бумаги и данные по нему, он, возможно, нуждается в доработке, если вообще нужен для армии. И все, что я делаю, это только ради тебя, чтобы ты смог….

- Я понимаю тебя, Костя, - не выдержав, перебил сенатор. – И хочу сказать тебе большое спасибо, я этого никогда не забуду.

- Но учти, Игорь, если проект провалится в этих испытаниях, то я закрою его и сделаю все, чтобы он больше никогда не увидел свет. Я ясно выражаюсь?

- Конечно, - сенатор протянул министру руку. – Еще раз спасибо.

- Всего доброго, Игорь, - Матвеев ответил на рукопожатие. – И будь осторожен.

Когда сенатор покинул его кабинет, министр сел за стол и еще раз пробежал глазами по документам проекта. Читая, он мысленно представлял себе существо, о котором шла речь. Что-то ему не нравилось, какой-то кусок текста не становился на свое место, нужно было только найти его.

Он уже добрался до последней страницы характеристики, когда в его мозгу прозвучал внутренний сигнал тревоги. Прервав чтение, Матвеев вернулся к предыдущей странице и стал читать, на этот раз не спеша, вдумываясь в каждое слово. На скулах его заходили желваки. Вот оно!

…Коэффициент сознательного мышления, определенный согласно методике профессора Истрона:

человек – 35%

дополняемый организм – 65%

данные примерные.

Примерные данные по одному из самых важных аспектов эксперимента. А если учитывать различные вариации и окружающую обстановку? Дьявол, Матвеев никогда не испытывал симпатии к этим ученым в очках и белых халатах. Но дело сделано, приказ отдан. Надо только подождать.

Отложив листы, министр закинул руки за голову и закрыл глаза. Он собирался хорошенько выспаться. Интуиция подсказывала, что впереди тяжелые дни.

ОГЛАВЛЕНИЕ