Глава 5. 4

Когда двери флаера закрылись, лейтенант случайно прикоснулся к Паркевич и почувствовал, что ее бьет мелкая дрожь.

- Что с вами, сержант? – стараясь, чтобы голос звучал как можно мягче, спросил он.

- Ненавижу таких мерзавцев, - со злостью сказала она, пристегивая ремень безопасности. - Если они дома так себя ведут, то как на них можно положиться в бою? Именно из-за таких идиотов десантные войска считаются самыми буйными.

Артеньев не мог с ней не согласиться. Сказав пилоту место назначения, он обратил внимание на форму Дианы. На ткани отчетливо выступали уже засохшие пятна бурой крови.

- Вам нужно выстирать одежду, сержант.

- Да, и желательно бы принять душ, - добавила Диана, осматривая испачканные руки. Вытащив из панели флаера стерильную салфетку, она стала стирать кровь с кожи, но получалось у нее плохо. – Черт, души в казармах не работают до утра.

- Ничего, примите душ у меня, - предложил Артеньев, сам не зная, почему он это сделал.

- Вы разрешаете? – с сомнением спросила Паркевич.

- Ну не спать же вам всю ночь с окровавленными руками, - ответил он, краем глаза заметив, что Диана слегка улыбнулась. Дальнейший путь они летели, не говоря ни слова, и только ровное гудение двигателя нарушало создавшуюся тишину.

Створки ворот разъехались в стороны, пропуская челнок из космоса внутрь станции. Камера посадки моментально заполнилась воздухом, и флаер выпустил Артеньева и его спутницу из своей кабины. Скоростной лифт быстро доставил их на нужный уровень. Александр шел к своей каюте, мысленно радуясь, что коридоры пусты. Ему не хотелось, чтобы потом над ним подшучивали знакомые и друзья. А он обязательно стал бы объектом их добродушный колкостей, если бы они увидели его возле каюты вместе с сержантом Паркевич перед отбоем.

Диана уже окончательно успокоилась после происшествия на стоянке. Она так же легко утихала, как и приходила в ярость.

Наблюдая, как девушка с интересом, словно она здесь в первый раз, осматривает его комнату, он сам невольно остановился и оценивающе посмотрел на обстановку.

Металлические стены комнаты слабо отражали свет неоновой лампы, встроенной в потолок. Узкий стол в углу с придвинутым к нему стулом; на столе коммутатор, маленький светильник и электронные часы, изображающие фигуру древнего корабля. В другом углу кровать, аккуратно застеленная армейским покрывалом. Рядом с дверью шкаф. Особый контраст вносила картина, висевшая на стене, с описанием жестокого космического сражения. На ней было показано, как боевые корабли звездного флота Конфедерации разрезали строй вражеских звездолетов причудливой формы и громили их из всех установок. Обстановку дополняли зеркало и дверь, ведущая в санузел. Оглядев комнату, Артеньев мысленно похвалил себя, за то, что сегодня утром он не поленился и провел небольшую уборку помещения.

- Уютно, - сделала вывод Диана. – Я займу ваш душ?

- Конечно, сержант. Вы же за этим сюда пришли. – Артеньев и сам с удовольствием снял с себя верхнюю одежду, оставшись в черной футболке с изображением эмблемы десантных войск. Паркевич направилась в ванную комнату. К Александру внезапно пришла мысль, что сержант Паркевич - единственная девушка, которая видела его комнату изнутри, и он машинально сказал ей вслед, пока она не скрылась за дверью:

- Ди, можешь форму засунуть в очиститель, через час будет как новая… - И тут он осекся. Еще никогда за все ее пребывание в его отряде, он не называл ее «Ди». Диана, Паркевич или просто сержант, но никогда «Ди». Что теперь будет? - подумал Артеньев и осторожно обернулся.

Она смотрела на него широко открытыми глазами, в которых отражались и надежда, и отчаяние. Еще несколько мгновений они стояли напротив друг друга, не проронив ни слова. Затем, видимо собрав всю свою волю в кулак, Диана быстро подошла к нему вплотную и, обвив руками его шею, ласково поцеловала. Артеньев не сопротивлялся, различные мысли лихорадочно проносились в его голове, не задерживаясь, кроме одной. В конце концов, она ему нравится, а все остальное неважно… и точка! Поэтому он обнял ее со всей нежностью, на которую был способен, а затем поднял на руки и перенес на кровать. Дальше он помнил смутно. Единственное, в чем он был уверен, так это в том, что она мягко высвободилась из его объятий, прошептав ему на ухо:

- Подожди, мне же нужно принять душ.

А еще он был уверен в том, что эта ночь была самой лучшей в его жизни…

Гораздо позже, когда они счастливые лежали на его кровати, и голова Дианы покоилась на его плече, Александр вдруг рассказал ей обо всем. О том, что ему надоело воевать, убивать людей, рассказал о мертвой женщине на Зирионе и о том, что он не решился написать рапорт об увольнении. Но теперь он твердо решил: после выполнения задания на Фурионе Альфа, он демобилизуется из армии, и будет строить свою гражданскую жизнь. Если Диана согласится поехать вместе с ним.

Диана внимательно его выслушала, затем обняла и прошептала:

- Я пойду за тобой куда угодно….

Электронные часы на столе размеренно отсчитывали минуту за минутой. До инструктажа оставалось всего шесть часов….

ОГЛАВЛЕНИЕ