Все, что нужно знать о выборах в Кнессет

6 April 2019
1,9k full reads
8 min.
2,8k story viewsUnique page visitors
1,9k read the story to the endThat's 68% of the total page views
8 minutes — average reading time

FAQ о том, как устроены выборы в израильский парламент

Предвыборный плакат партии Яшар
Предвыборный плакат партии Яшар
Предвыборный плакат партии Яшар


Что такое Кнессет?

Кнессет — это парламент, основной источник законодательной власти в Израиле. Еще это единственный орган (не считая муниципальных властей), который граждане могут выбрать.

В состав Кнессета входят 120 депутатов от партий, которые участвуют в выборах. Каждая партия заранее оглашает список кандидатов, поэтому избиратели знают, кто будет представлять их интересы.

Чтобы попасть в Кнессет, партии необходимо набрать не менее 3,25% голосов избирателей. Этого хватит, чтобы получить 4 места в Кнессете. Всего на этих выборах представлено 43 партии, но, судя по опросам, преодолеть барьер смогут только 13 из них.

Срок полномочий Кнессета — 4 года.

А президент? В Израиле же есть президент!

Да. Президента выбирает Кнессет на 7 лет. Формально он  глава государства, но на практике почти не имеет власти и выполняет только представительские функции. Обычно это человек с идеальной репутацией — такая местная королева Елизавета. Президент представляет государство на всяких церемониях, объявляет амнистию, назначает судей и послов.

Главная роль президента после выборов — назначить человека, который сможет сформировать коалиционное правительство и станет премьер-министром.

А что с премьер-министром?

С премьер-министром все сложнее. У двух партий, набравших максимальное количество голосов, есть всего 7 дней, чтобы убедить другие партии поддержать их кандидата на должность премьер-министра. Поэтому важно не только стать самой крупной партией, но и суметь сплотить вокруг себя партии поменьше.

Как только одной из партий удается добиться поддержки большинства, президент Израиля дает кандидату в премьер-министры право начать формировать правящую коалицию.

У кандидата есть 28 дней, чтобы сформировать коалицию, и он может попросить президента продлить этот срок еще на 14 дней. Если за это время не удается договориться, право формирования коалиции переходит к сопернику из другой партии. В итоге премьер-министром становится тот, кому удалось сформировать правящую коалицию.

Премьер-министр Израиля назначается до конца срока полномочий Кнессета. Один человек может становиться премьер-министром сколько угодно раз — законом это никак не ограничено.

Как формируется коалиция в Израиле?

Коалиция — это объединение партий, которые контролируют абсолютное большинство в Кнессете и фактически управляют государством. Кабинет министров формируется из депутатов партий, входящих в коалицию.

Минимальный размер коалиции — 61 депутат.

Каждая партия, участвующая в выборах, публикует свою программу и условия, на которых она готова войти в коалицию. Партии могут претендовать на определенные должности для своих лидеров, настаивать на решении какого-то одного вопроса или требовать выделить деньги из бюджета на свои предвыборные обещания.

Так, например, в 2015 году партия Кулану согласилась вступить в коалицию с Ликудом, только если правительство поднимет зарплаты солдатам. А право-религиозная партия Еврейский дом требовала увеличить затраты на образование и на университет Ариэля, расположенный в израильском поселении на территории Западного берега реки Иордан.

На апрельских выборах Объединенный правый список заявлял, что войдет в коалицию, только если их лидер,  Бецалель Смотрич, будет назначен министром образования. А партия ШАС была готова начать переговоры с партией Кахоль-Лаван, только если те откажутся от плана назначить одного из своих лидеров, Яира Лапида, премьер-министром.

Такие соглашения позволяют партиям выполнять предвыборные обещания, осуществляя волю избирателей. Этот процесс торговли часто критикуют за то, что он дорого обходится бюджету. Согласно израильскому экономическому журналу The Maker, на выполнение коалиционных соглашений 2015 года власти потратили 2,6% годового бюджета Израиля.

Если коалиционные соглашения не исполняются, одна из партий может угрожать выходом из коалиции. Обычно это приводит к потере большинства в парламенте и развалу коалиции. Тогда приходится назначать досрочные выборы. Такое происходит достаточно часто.

А что делают партии которые не попали в коалицию?

Партии, не попавшие в коалицию, остаются в оппозиции. Их влияние и возможность продвигать свои инициативы сильно ограничены, но кое-что они все-таки могут.

С 2000 года в Израиле существует должность лидера оппозиции. Обычно ее занимает лидер самой крупной оппозиционной партии. Раз в месяц премьер-министр должен встречаться с лидером оппозиции и отчитываться о работе правительства. А еще лидер оппозиции имеет право выступать в Кнессете сразу после премьер-министра.

Перед тем, как Кнессет принимает законы, они обсуждаются в специальных комиссиях. По закону в этих комиссиях обязательно присутствуют депутаты от оппозиции, чтобы они могли представлять интересы своих избирателей.

Упрощенная структура израильского парламента
Упрощенная структура израильского парламента
Упрощенная структура израильского парламента

Кто такие правые и левые? В Израиле все наоборот?

Обычно правые партии защищают капитализм без ограничений, главенство экономики и жесткую внешнюю политику, а левые — гражданские права, права трудящихся и менее агрессивную внешнюю политику.

В Израиле все немного не так. Экономические противоречия несколько размываются. Правая коалиция может принимать достаточно левые законы вроде поднятия уровня минимальной зарплаты. А директор профсоюза может состоять в партии, которая считает себя правой, хотя обычно профсоюзы и их лидеры разделяют левые идеи.

Большинство израильтян определяют, насколько партия правая или левая, по ее отношению к арабо-израильскому конфликту. Чем более радикальна позиция партии по этому вопросу, тем дальше партия уходит вправо или влево.

Например, партия Оцма Иегудит, входящая в блок Объединенный правый список, выступает за высылку нелояльных жителей арабской национальности и аннексию Палестинских территорий.

А крайне левая партия МЕРЕЦ, наоборот, считает, что Израиль должен эвакуировать некоторые еврейские поселения на Палестинских территориях и способствовать созданию Палестинского государства.

А партии с радикальными взглядами популярны?

В Израиле большинство людей не придерживаются крайних взглядов. Об этом говорят результаты выборов: радикальные партии получают 4–6 мандатов, в то время как умеренные могут получать по 30.

Люди, склоняющиеся вправо, считают, что убирать еврейские поселения с территорий никак нельзя, но и позиция «выслать из Израиля всех нелояльных арабов»  кажется им слишком жесткой. Поэтому основная борьба за голоса идет между крупными центристскими партиями и блоками.

Центристские Кахоль-Лаван и Ликуд критикуют друг друга, стараясь показать оппонента более радикальным, чем он есть. Например, Ликуд упирает на то, что Кахоль-Лаван — очень левая партия, чтобы лишить их голосов умеренно-правых избирателей, а Кахоль-Лаван критикует Ликуд за союз с ультраправыми националистическими партиями, стараясь лишить их поддержки умеренно-левых избирателей.

Почему у религиозных партий такое сильное влияние?

Только 25% еврейского населения Израиля относят себя к ортодоксальным иудеям. Остальное население — умеренно традиционное или светское. Однако голоса ортодоксальных избирателей имеют решающее значение: религиозные партии стабильно набирают 10–12 мандатов и почти всегда входят в коалицию. А ни одна такая партия не готова идти на компромиссы в вопросах религии.

За последние 30 лет создать правительство без религиозных партий удавалось только один раз. Это не очень помогло: почти все его решения были отменены следующим парламентом.

В результате в Израиле госучреждения и городской транспорт не работают по субботам, отсутствует институт гражданского брака и есть еще некоторые ограничения и неудобства для светских граждан.

А арабы тоже голосуют?

Голосуют, но не все. У большинства арабов, живущих на территории Израиля, есть израильское гражданство, а значит они могут голосовать. Арабы, живущие в Палестинской автономии и секторе Газа, обычно не имеют израильского гражданства и не участвуют в выборах.

20,9% граждан Израиля — арабы. Среди них есть не только мусульмане, но также христиане, бедуины и еще несколько совсем мелких групп. Многие из них бойкотируют выборы, поэтому арабские партии сейчас занимают всего 10% мест.

Но с каждыми новыми выборами этот процент растет. Сейчас арабские блогеры и лидеры мнений агитируют население отказаться от бойкота и участвовать в выборах. Так, например, известный арабский рэпер Тамер Нафар (DAM) выпустил клип, в котором призывает голосовать на этих выборах, чтобы не допустить создания коалиции с ультра-правыми партиями.

В 2015 году арабские партии пошли на выборы единым списком и стали третьим по размеру блоком в парламенте.

На апрельских выборах интересы арабов представляли целых два списка партий — Хадаш-Таал и Балад. На этих выборах, арабские партии снова идут единым списком.

Арабские партии исторически не попадали в коалиции. Они отстаивают интересы своих избирателей, в которые входит, например, создание Палестинского государства и возвращение арабских беженцев (а их уже 4 миллиона). С такими условиями сложно согласиться представителям других партий.

Я хочу легалайз! Как мне голосовать?


ВНИМАНИЕ! В этом разделе мы разбираем возможный ход мысли избирателя. Представленные партии на выборах 17 сентября 2019 не участвуют.

Допустим, важнее всего для вас — легализовать марихуану. На апрельских выборах-2019 настойчивее всего за легалайз выступали партии МЕРЕЦ, Авода и Зеут. МЕРЕЦ и Авода — левые партии, а Зеут — крайне правая. Соответственно, МЕРЕЦ и Авода могли войти в коалицию левых и левоцентристских партий, а Зеут — в коалицию правых и правоцентристских. Причем лидер партии Зеут заявлял, что не войдет в правую коалицию, если вопрос легалайза не будет решен положительно.

Если партия находится в оппозиции, ей очень сложно гарантировать продвижение своих инициатив. А у партий, объявивших реализацию определенного закона частью коалиционного соглашения, больше всего шансов повлиять на ситуацию. Поэтому лучше голосовать за партию, у которой больше всего шансов попасть в будущую коалицию. Согласно последним опросам перед выборами, 52 мандата набирали правые партии, 45 — левые партии, 12 набирали ортодоксальные евреи и 11 — арабы.

Также важно учитывать, может ли партия пройти электоральный барьер. На апрельских выборах партия Зеут не смогла его преодолеть.

Лидер партии Зеут,  автор Yan Clayman
Лидер партии Зеут, автор Yan Clayman
Лидер партии Зеут, автор Yan Clayman

Так за кого же все-таки голосовать?


В израильской системе важна не столько программа партии, сколько коалиция, в которую эта партия может войти, а также то, какие пункты своей программы она выделяет как условия вхождения в коалицию. Поэтому важно изучать расклады и возможные коалиционные блоки. Это довольно сложно, но так работает политика в Израиле. Вот что будет полезно почитать:

Информационный портал Mako сделал тест на русском языке, который поможет понять, какие партии лучше всего отражают ваши взгляды.

Еще один тест от проекта Объективный выбор.

Israel votes — пожалуй, самый удобный англоязычный сайт про выборы. Там кратко описаны позиции партий по основным вопросам и есть много полезной информации о ключевых игроках предвыборной гонки. Сайт сделан к апрельским выборам, но большинство информации актуально и сейчас.

Подкасты Яллы на русском языке с представителями партии
Кахоль-Лаван и Ликуд.

Обзор программ партий от канала Киберщит Давида

Также у многих партий есть сайты на русском или английском языке. Их легко найти в интернете.

Vote!

Авторы: Лев Гольдорт (канал Льва) и Рома Гольдштейн (канал Бахус и Баухаус)

Special thanks — Алина Фукс и канал Kikar Dizengoff