Мысли вслух: Здравствуйте. Наденьте, пожалуйста, тапочки.

7 August 2019

Сразу прошу прощения за излишнюю лиричность, сегодня её может быть чересчур много. Или нет, всё зависит от момента, на котором желание сделать красиво, окажется задавлено желанием редактуры.

Мой читатель, тебе ведь знакомо чувство, когда прикасаешься к новому? С возрастом оно притупляется, потому что кажется, что нет уже ни черта такого, чему можно было бы удивляться. Дороги изъезжены, википедия прочитана, люди изучены и ролл с курицей и болгарским перцем перестал вызывать культурный шок даже у японцев.

Не спеши записывать себя в армию циников. Вот прямо сейчас ты можешь приятно удивиться, просто покопавшись в чужих аудиозаписях. Наверное, последний оплот новизны в нашем мире. У тебя ведь есть свой плейлист, но только попробуй оценить песни той девочки-отличницы, или инста-модели. Залезь в записи парня, обнимающего доску для сёрфинга. Или в их подписки.

«О, сколько нам открытий чудных…»

К чему я это всё.

На самом деле, тебе только кажется, что ты хорошо изучил людей. Это всё социологическая обёртка, игра, роль, в которой им удобно оказаться среди остальных. Твой новый знакомый, копнись в нём глубже, окажется кладезем удивительных открытий.

Он может коллекционировать африканские статуэтки с огромными членами.

Он мог съездить в Чернобыль и привезти кучу историй.

Его прадедушка мог быть дореволюционным разбойником.

Или мама – командиром стрелкового отделения, охраняющим дачу президента (правда у них подписка о неразглашении).

Или она шла под обстрелом и ела мороженное, потому что была на каблуках, а значит бежать куда-то, не вариант.

Это всё помимо тех замечательных сдвигов по фазе, которыми, будьте уверены, обладает каждый из нас. Только вот о своих ты, наверное, и не задумывался, если это не арахнофобия и не боязнь высоты.

Просто представьте себе, двух среднестатистических людей. Он – среднестатистический менеджер. Она – среднестатистический консультант. И настолько на первый взгляд невыразительные, что поменяй их местами – никто не заметит.

Но вот, из-за края её форменной майки, выглянуло тату в виде разноцветного попугая. А у него вдруг выскочил наушник из уха и едва слышные звуки французского шансона долетели до посторонних.

Уже не такие серые, да? Допустим, попугай был набит спьяну на Кубе. А знакомство с французским шансоном состоялось в ходе жаркой ночи со студенткой по обмену. Им есть что вспомнить и о чём рассказать. Я бы посоветовал ему оторвать свои глаза от попугая и перевести их сильно повыше, потому что она услышала шансон и ей зашло.

(А пока он собирается с мыслями, чтобы начать знакомство, Мари, я свои мысли уже скучковал, поэтому хочу познакомиться с тобой вживую, например, в это воскресенье. Могу даже приехать и велик починить, мне фотки колеса на самом-то деле не нужны были, я просто отвлекал ими такой удачный предлог, чтобы совсем остолопом не показаться. А теперь продолжу текст, а то читатели не поймут. Читатели, вы вот щас ничего не видели.)

Только есть одна штука, которую стоит учитывать, заглядывая в чью-то жизнь. И она в названии. Чужой микромир – это чужой микромир, а не зоопарк. Не кормите животных, уносите свой мусор с собой и надевайте тапочки, чтобы не наследить.

Потому что если к вам в голову ворвутся какие-нибудь Свидетели Макаронного Будды, вы пожалеете, что вообще открыли дверь незнакомцам. Это вообще фобия двадцать первого века – сжиматься в панике, когда стучат в вашу дверь.

Поэтому не будьте сволочами, надевайте тапочки, когда вам открывают. И вас удивят.