Кому выгодна "шумовая завеса" о Большом терроре?

"Есть такое латинское изречение «cui prodest» (куй продэст), — «кому выгодно?». Когда не сразу видно, какие политические или социальные группы, силы, величины отстаивают известные предложения, меры и т. п., следует всегда ставить вопрос: «Кому выгодно?».
...В политике не так важно, кто отстаивает непосредственно известные взгляды. Важно то, кому выгодны эти взгляды, эти предложения, эти меры.
«Правда» № 84, 11 апреля 1913 г. В. И. Ленин, ПСС. Т. 23. стр. 61

Эти ленинские строки часто вспоминаются при чтении очередных обменов "любезностями" на тему "сталинских репрессий". По поводу "кому выгодно?" существует устоявшееся мнение: конфликтуют, с одной стороны, требующие справедливости жертвы большевистского произвола, с другой - те самые "палачи и стукачи", которым невыгодно, чтобы последующие поколения узнали правду об их участии в страшных страницах отечественной истории.

Если 30 лет назад такой расклад еще был допустим, то в 2019 году слова о споре жертв и карателей выглядят несерьёзно. Жертв Большого террора остались считанные тысячи. Тех, кто доносил и выносил приговоры - тоже. Да и не сидят они в интернетах: по статистике нашего канала, 30% аудитории - люди в возрасте 45-54 лет, свыше 40% - от 55 до 70 лет, а вот тех, кому за 70, то есть тех, кто жил в сталинские времена и хоть что-то может об этом рассказать - несколько процентов. Не говоря уже о пресловутых палачах и их жертвах. То есть абсолютное большинство условных "сталинистов" не жили при Сталине и их "свидетельства" не более, чем пересказ чужих слов, выдаваемый за собственную позицию.

Отчего же тогда не утихают дискуссии? Кому выгодно? Ответ подсказали читатели.

На днях наш канал получил письмо от кандидата юридических наук Александра Алексеевича Максимова - внука и правнука "жертв политических репрессий". Завязалась переписка, которую в сокращённом варианте мы предлагаем вниманию нашим читателям.

- Прежде всего отмечу, что никаких оценок историческим фактам давать не буду. Я не историк. Я юрист и психолог. С точки зрения юриста, история моих предков выглядит следующим образом.

Русская крестьянская семья XIX века
Русская крестьянская семья XIX века

Мой прадед был осужден по политической статье в полном соответствии с тогдашним законодательством. У него была большая семья - шестеро детей, к началу 30-х все уже были взрослые, обзавелись собственными семьями, домами, хозяйством, скотиной. То есть, по меркам сельских пролетариев, был кулаком. Их раскулачили, мужчин сослали за Урал, дома отобрали в пользу бедных, но его самого из-за преклонных лет не тронули. Переселили в дом похуже. А он пришел в бывший свой дом накануне 7 ноября, да и сказал пьянствовавшей там партийной бедноте все, что он думал о них и о Советской власти. То есть однозначно занялся антисоветской пропагандой. Стоит отметить, что раскулачившие работящую русскую семью и сами потом поплатились. Дело было на Смоленщине; когда пришли немцы, вся эта партийная беднота пошла в полицаи. После войны их тоже пересажали.

Мой дед как сын кулака тоже пострадал. За острый язык был сослан в Казахстан, туда же уехала с ним и семья. С другим, может, и обошлось бы, но выступление с критикой против проворовавшегося партхозактива в устах сына кулака звучало слишком обидно. Кстати, потом посадили за хищения и тех, против кого он выступал. И тех, кто на него донес. Но его реабилитировали только в конце 80-х. А остальные прожили в общем-то неплохую жизнь. Ведь отсидели они не по "политическим" статьям.

Получается, что у меня нет оснований бить себя кулаком в грудь, просиживать время на форумах и в соцсетях, доказывая, что дед и прадед были репрессированы незаконно. И времени на это тоже нет, и желания никакого. Что было - то было. Тогда законы были такими. Назад ничего не вернуть.

Когда говорят о незаконных репрессиях, чаще всего подразумевают не сам приговор в соответствии с действовавшим законом, а процедуры проведения следствия и суда. То есть "Тройки", особые совещания и прочее. Включая установки и разнарядки на количество обвинительных приговоров для высокой отчетности и получения наград и служебного продвижения. Но фабрикование дел всегда и во всех странах было и будет, тут, увы, ничего не исправить. Такова человеческая натура.

Теперь о комментирующей публике. Вы спрашиваете, почему так активно защищают сталинское время люди, которые там никогда не жили? Отвечу: они точно так же защищали бы и любое другое время, если бы приняли на себя такую роль защитника. Они играют, понимаете? Это для них - игра. Игра в защитника какой-то идеи. Одни защищают идеи палеоконтактов, пра-цивилизаций, другие - теории вегетарианства, третьи вот защищают непонятно от чего то представление об истории, которое есть у них.

Эта игра абсолютно бессмысленная объективно, а субъективно - необходимая игрокам для самоутверждения, ибо ничем другим они самоутвердиться не могут.

Люди предпочитают считать правдой то, что им более выгодно и приятно воспринимать. А приятно и выгодно им думать, что прошлое их страны было всегда замечательным и безоблачным, их предками руководили мудрые правители, и сами предки были практически святыми.

Поблагодарив Александра Алексеевича за комментарии, мы тем не менее продолжили размышлять и, руководствуясь словами Ленина, искать те силы, кому выгодно превращать дискуссии об истории в бессмысленный обмен обвинениями и фантазиями. Ответ подсказал сам Ильич: это современные отечественные политики.

Политикам нужен миф, который позволит формировать историческое прошлое под идею будущего. Всё, что мешает такому формированию, замалчивается, отметается, опровергается на эмоциях, поскольку других аргументов нет.

Проблема в том, что идеи такой сейчас нет. В советскую эпоху это была идея построения справедливого бесклассового общества, условно - "коммунизма". Сейчас идет поиск национальной идеи. Но горькая правда о прошлом мешает этому.

Получается странное противоречие. С одной стороны, с высоких трибун осуждаются репрессии и геноцид, открываются музеи с тенденциозной подборкой экспонатов. Не обходится без перегибов - школьникам об истории Большого террора рассказывают, опираясь на художественные произведения того же Солженицына, который писал свои труды отнюдь не на основе документов.

С другой стороны, молчаливо поощряются теории о том, что "так было нужно", "время было такое", откуда-то появляются средства на возведение памятников Сталину. Позиция тех, кто осуждает репрессии, представляется вполне официальными лицами и их медиаобслугой не иначе как провокации мировой закулисы и антироссийский заговор. И это понятно - у авторов проектов "национальной идеи на основе великого прошлого" нет слов для того, чтобы разумно объяснить обществу, почему это прошлое было таким, мягко говоря, противоречивым и трагическим.

Однако кроме причин политических есть и экономическая.

Главная причина споров вокруг репрессий - деньги.

Вместе с собственно репрессированными пострадали и члены их семей. В первую очередь - дети. Которые вроде бы, по словам товарища Сталина, не должны отвечать за своих родителей. По существующим сейчас законам, незаконно репрессированные и их дети после реабилитации (в основном посмертной) должны были получить возмещение ущерба и пользоваться льготами.

Дети-малютки на государственном обеспечении в системе ГУЛАГа. 1940-е гг. Фото из архива УМВД АО. Красноборский лагпункт. Находился при Красноборском совхозе Архангельской области.
Дети-малютки на государственном обеспечении в системе ГУЛАГа. 1940-е гг. Фото из архива УМВД АО. Красноборский лагпункт. Находился при Красноборском совхозе Архангельской области.

Конституционный суд России часто получает жалобы на неисполнение закона о реабилитации жертв политических репрессий.

Так, в июне в него поступил коллективный иск трех женщин, которые всю жизнь провели в местах ссылки их родителей и все еще не могут вернуться в Москву.

Льготы реабилитированным жертвам политических репрессий выплачиваются в рамках реализации федерального закона № 1761-I от 18.10.1991. В регионах для репрессированных также запланировано выделение бюджетных средств. Меры поддержки могут отличаться по объему и характеру.

В первую очередь граждане, пострадавшие за политические и религиозные убеждения, имеют первоочередное право на получение жилья в местах, откуда их насильственно выселили. В 2004 году в закон были внесены изменения, согласно которым выделение квартир для репрессированных россиян передали регионам. Причем речь идет не о том, чтобы отобрать жилье у добросовестных приобретателей - даже если это потомки тех самых "палачей и стукачей", разве не Сталин сказал, что сын за отца не отвечает? И вопрос о том, что репрессированным народам невозможно вернуть утерянное. тоже вроде бы закрыт... или замят.

Речь идёт о том, что граждане до сих пор живут в ссылке, в которую их отправили 70 и более лет назад. Дети (у которых уже внуки и правнуки) не могут вернуться в город, где жили их родители. Хотя по закону имеют право. А еще они имеют право на компенсацию за отнятые у них детство, молодость, зрелость.

То есть в основе информационного шума о Большом терроре и жертвах репрессий лежат чисто материальные интересы как пострадавших, так и государства. Информационный шум вокруг темы репрессий мешают законодателям, власти и общественности спокойно разобраться в ситуации и восстановить справедливость.

А государству вдобавок это выгодно ещё и с финансовой стороны: пока идет выяснение отношений между "сталинистами" и "антисталинистами", пустое перемывание косточек историческим персонажам, редеют ряды тех, кому положены льготы и компенсации.

Этак повторится ситуация с выплатой льгот ветеранам Великой Отечественной войны, когда запланированные в бюджете деньги на ветеранов становится некому вручать. И с точки зрения тех, кому вся эта заваруха выгодна, все просто идеально: бюджет сэкономлен и средства можно направить на какой-то очередной грандиозный прожект, а невосторжествовавшая справедливость - что ж, кому-то просто не повезло, и так тоже бывает очень часто.