Кто автор "Матерного Онегина"? Барков? Пушкин? Или...

108k full reads
146k story viewsUnique page visitors
108k read the story to the endThat's 74% of the total page views
4,5 minutes — average reading time

"Мой дядя, самых честных правил,
Когда не в шутку занемог,
Кобыле так с утра заправил,
Что дворник вытащить не смог".

Этими хулиганскими строками начинается "Матерный Онегин" - вариация "Евгения Онегина" о любви, сексе, подлости, справедливости. Стихотворения этого в Интернете навалом, а нам Яндекс.Дзен запрещает его дальше цитировать.

Принято называть этот опус "Онегиным Баркова". Дескать известный русский поэт Иван Барков, автор многих "срамных стихов", не гнушался пересказывать матерными словами классиков. И "наше все" тоже поимел - в стихотворном. разумеется, смысле.

Кто таков непристойный Барков?

Иван Семёнович Барков  — русский поэт, автор эротических, «срамных од», переводчик Академии наук.
Иван Семёнович Барков — русский поэт, автор эротических, «срамных од», переводчик Академии наук.
Иван Семёнович Барков — русский поэт, автор эротических, «срамных од», переводчик Академии наук.

Иван Семенович Барков, дворянский сын, русский поэт и переводчик, закончил семинарию, затем состоял при Российской Академии наук последовательно: студентом, наборщиком, переписчиком, переводчиком. Барков переводил преимущественно античных авторов. Растратил свой талант неумеренным пьянством.

Громкую всероссийскую славу он приобрел своими, по выражению митрополита Евгения Болохвитинова, "срамными" непечатными произведениями. Эти стихотворения расходятся по всей России в списках около двух столетий. Слава их так велика, что родился особый термин для произведений такого рода- "барковщина".

Пушкин замечал, что Барков первый из русских поэтов отбросил архаический стиль и стал писать живым народным языком. Подавляющее большинство из того, что им написано в нецензурном роде, состоит из самого грубого кабацкого сквернословия, где вся соль заключается в том, что всякая вещь называется своим именем.

Барков с первых слов выпаливает весь немногочисленный арсенал неприличных выражений и, конечно, дальше ему остается только повторяться.

Однако мог ли он написать "Евгения Онегина" в матерном изложении?

Увы, не мог. Даже в Википедию не надо лезть, чтобы это понять. Вот, к примеру, это четверостишие

А в этот столь печальный час
Летит в карете, весь трясясь,
Ртом жадным к горлышку приник,
Наследник всех его сберкниг

Сберкнижки изобретение, конечно, ХIХ века, но такое обиходное название получили уже при Советской власти.

Однако если все-таки запустить руку под подол Википедии, то сходу натыкаемся на прочный аргумент: даты рождения и смерти 1732—1768. Когда Барков, истощенный сквернословием, покинул сей мир, до рождения Александра Сергеевича Пушкина оставался еще 31 год.

" А шутку не могу придумать я другую, Как только отослать Толстого к ... "

Да стоит ли задумываться, кто мог написать матерную пародию на "Евгения Онегина" так же искусно, как Пушкин? Сам Александр Сергеевич был тем еще матерщинником, одна его "Сказка о царе Никите и сорока его дочерях" - шедевр.

Может быть, сам на себя он такую пародию и написал?

Он мог. О, как он мог! И не только в альбом написать, как в вышеприведенной цитате. Но и публично припечатать журнал за неудачные иллюстрации А. К. Нотбека к «Евгению Онегину», помещенные в «Невском альманахе на 1829 год»:

Вот перешед чрез мост Кокушкин,
Опершись жо*ой о гранит,
Сам Александр Сергеич Пушкин
С мосьё Онегиным стоит.
Не удостоивая взглядом
Твердыню власти роковой,
Он к крепости стал гордо задом:
Не плюй в колодец, милый мой.
Кто автор "Матерного Онегина"? Барков? Пушкин? Или...
Пупок чернеет сквозь рубашку,
Наружу тит*ка милый вид!
Татьяна мнет в руке бумажку,
Зане живот у ней болит:
Она затем поутру встала
При бледных месяца лучах
И на подтирку изорвала
Конечно «Невский Альманах».
Кто автор "Матерного Онегина"? Барков? Пушкин? Или...

Увы, но предположение, что сам Пушкин себя же матерно и спародировал, опровергается следующим отрывком из того же "Матерного Онегина":

Онегин к ним походкой чинной,
Целует ручку ей легко.
- Здорово Вова, друг старинный,
Жомен плэй, бокал Клико.
Бутылочку Клико сначала,
Потом "Зубровку", Хванчкару,
И через час уже качало
Друзей как липки на ветру.

Были ли в эпоху Евгения Онегина эти напитки?

Зубровка - была. Она производилась на территории Речи Посполитой с начала XVI века, и к XVIII столетию стала одним из любимейших напитков знати (шляхты) и крестьян.

А вот вино Кипиани, созданное Леваном и Дмитрием Кипиани, выпускается под маркой «Хванчкара» с 1932 года. Кстати, его принято считать любимым напитком Иосифа Сталина.

Если не Пушкин, то кто?

Александр Григорьевич Архангельский
Александр Григорьевич Архангельский
Александр Григорьевич Архангельский

Вот те раз: Александр Григорьевич Архангельский (4 (16) ноября 1889, Ейск — 12 октября 1938) — советский пародист.

Обладал исключительным литературным талантом имитировать стили поэтов и писателей, который использовал в своих пародиях. Часто сопровождал эпиграммами или пародиями карикатуры Кукрыниксов, став «четвёртым в тройке».

Кто автор "Матерного Онегина"? Барков? Пушкин? Или...

Вот те два: Михаил (Герш) Яковлевич Пустынин (наст. фам. Розенблат; 2 декабря 1884, Одесса — 25 января 1966, Москва).

Начал печататься в газетах и журналах еще в 1905 году, затем был в числе организаторов журнала "Крокодил" и много лет в нем сотрудничал.

Пародийный роман в стихах "Евгений Онегин в Москве" создавался соавторами летом - осенью 1932 года и тогда же отдельными главами печатался в газете "Вечерняя Москва". С 18 июня по 12 сентября было опубликовано тринадцать глав: о столичном транспорте ("В непроходимые ряды сомкнулись нервные зады..."), о старом и новом быте, о летнем отдыхе, о кино, эстраде, радиорепертуаре...

Было и ненапечатанное, дошедшее до нас в виде того самого "матерного Онегина". Справедливости ради надо сказать, что народные поэты по-своему дополнили произведение: в Интернете есть разные версии, с отличиями пусть и незначительными, но характерными для той среды, откуда вышли "сказители-исказители".

Таковы неожиданные итоги раскрытия подлинной тайны происхождения "Матерного Онегина".

Или не подлинного?

А не все ли равно?

Как метко написал Пушкин по этому поводу в "Сказке о царе Никите...":

Многие меня поносят
И теперь, пожалуй, спросят:
Глупо так зачем шучу?
Что за дело им? Хочу.