53 subscribers

Когда я продаю права на фильм, нужно ли мне отдельно продавать права на включенные в него музыку, сценарий и т.д.?

Когда я продаю права на фильм, нужно ли мне отдельно продавать права на включенные в него музыку, сценарий и т.д.?

Говоря о продаже прав мы под ней понимаем полное отчуждение исключительных прав на принадлежащий нам объект авторских прав. В нашем случае идет речь о фильме - видеозаписи, клипы, рекламные ролики и т.п.

Тот, кто отчуждает исключительные права на фильм - это как правило правообладатель. Хотя это может быть и его агент или доверительный управляющий.

Под правообладателем фильма закон понимает лицо, которое организовало его создание, т.е. продюсера. При этом фильм с точки зрения закона является аудиовизуальным произведением и сложным объектом одновременно.

Эти терминологические вводные помогут нам в дальнейшем понять особенности отчуждения прав на фильм, как и на любое другое аудиовизуальное произведение.

Кому принадлежат права на включенные в фильм музыку и сценарий?

По закону продюсеру, как изготовителю и организатору создания аудиовизуального произведения, принадлежит исключительное право на фильм в целом.

Другие правила распределения прав на фильм могут содержаться в договорах с авторами аудиовизуального произведения (режиссером-постановщиком, автором сценария, композитором).

Поскольку продюсер только организует создание фильма, то безусловно у него есть авторы, которые задействованы в его непосредственном создании. Это вполне логично.

Так вот по закону исключительные права на включенные в аудиовизуальное произведение музыку, сценарий, исполнения актёров и прочие элементы изначально возникают у их авторов, однако впоследствии передаются продюсеру.

Поскольку аудиовизуальное произведение является сложным объектом, то в силу закона есть два варианта приобретения прав на составляющие его компоненты продюсером - либо договор отчуждения прав, либо лицензионный договор.

Если произведение (музыка, сценарий и т.д.) создается специально для включения в аудиовизуальное произведение, то договор между автором такого произведения и продюсером по умолчанию считается договором отчуждения, если иное не прописано непосредственно в в нем.

Если же это лицензионный договор, то он не может предусматривать какие-либо ограничения на использование произведения в составе сложного объекта, хотя при этом за его автором сохраняются все права, что позволяет, например, использовать музыку и в других целях тоже.

Если фильм такой сложный объект, то как учесть права всех его авторов?

На самом деле законом этот момент уже учтён.

Поскольку фильм является сложным объектом, то по умолчанию предполагается, что единственным его правообладателем является продюсер, т.е. то самое лицо, которое организовало, а значит и профинансировало все создание фильма.

Фильм, как аудиовизуальное произведение, расценивается законом как самостоятельный объект авторских прав, в связи с чем фильм не является простой сборной солянкой из разных объектов.

Статус сложного объекта образует единое исключительное право на фильм, что позволяет им распоряжаться в общем порядке, т.е. отчуждать и лицензировать как право на единый объект.

Соответственно из этого всего вывод такой - продюсеру достаточно заключать договор об отчуждении прав на фильм в целом, без отчуждения отдельно прав на входящие в его состав результаты интеллектуальной деятельности (музыку, сценарий и т.д.).

Что с судебной практикой?

Из материалов судебной практики хотелось бы привести тут Постановление Суда по интеллектуальным правам от 21.08.2015 N С01-994/2014 по делу N А60-30255/2013.

В нем исследовался вопрос разграничения прав на аудиовизуальные произведения и прав на фонограммы, которые были включены в их состав.

Общероссийская общественная организация "Общество по коллективному управлению смежными правами "Всероссийская организация интеллектуальной собственности" пыталась взыскать вознаграждение за использование фонограмм в составе аудиовизуальных произведений, но суд отказал, мотивировав тем, что спорные фонограммы являются частями аудиовизуальных произведений, являющихся самостоятельными объектами исключительных прав. Как следствие, суд проконстатировал, что спорные записи не являются исполнениями и фонограммами, что исключает право организации на обращение в суд с данным иском.

Соответственно, если перенести этот вывод на нашу ситуацию, то включенные в состав аудиовизуального произведения объекты теряют свою самостоятельность и становятся частью аудиовизуального произведения, а потому исключительные права либо права использования таких объектов как бы "сливаются" между собой воедино и образуют исключительное право на аудиовизуальное произведение.

Если же объекты лишь лицензированы для их включения в аудиовизуальное произведение, то их самостоятельное использование будет возможно, но тем не менее в составе аудиовизуального произведения они будут являться его неразрывной частью.