89 subscribers

ЯКОБ БЕМЕ

<100 full reads

(1575 – 1624 гг.) - немецкий протестантский мыслитель, отец западной софиологии. По свидетельству самого Беме, дважды (в 1600 и 1610 гг.) он пережил состояния озарения, когда ему открылась сущность вещей. Пытаясь передать этот опыт, Беме написал книгу «Аврора, или Утренняя заря в восхождении» («Morgenrote im Aufgang oder Aurora», 1612). Книги Беме вызвали гонения против него со стороны лютеранских ортодоксов. Позднее идеи Беме, несмотря на то, что они чужды строгой философской и богословской логике, оказали большое влияние на европейскую мысль, в частности, на Гегеля, Шеллинга, А. Шопенгауэра, Ф. Баадера, Вл.Соловьева, Бердяева.

ЯКОБ БЕМЕ

Беме Якоб. «О тройственной жизни человека»

Перевод Ивана Фокина издательство Mipъ, Санкт-Петерб., 2007

DE TRIPLICI VITA HOMINIS, или

Высокое и глубокое исследование о тройственной жизни человека По тайне трех Начал божественного Откровения Писано по божественному Просвещению Якобом Беме в 1620 году

9. О дорогие братья и сестры в общине Христовой! Мы любим вас и говорим из духа матери нашей, мы дружески рассказываем вам о матери нашей и об отечестве нашем. Побеседуем же и о великих чудесах, которые происходят со всеми нами! Итак, утешимся, ибо все мы пребываем в чужой стране и хотим в согласии и единении направиться в землю нашу — к нашей матери. О, как обрадуется она, увидев чад своих! Мы расскажем ей о великих скорбях, которые мы претерпели в Иерихоне, о великой опасности, в которой пребывали среди множества злых зверей, расскажем и о гонителе, столь долго держащем нас в пленении, и о том, как мы избавились от него. Будем жить в согласии, дабы не стыдить нашу мать и не вызвать в ней отвращение к нам.

10. Небеса, радуйтесь вместе с нами, земля, ликуй, ибо слава Господа выше холмов и гор! Бог открывает нам дверь, дабы мы вошли к матери. Возрадуемся и возвеселимся, ибо мы были рождены слепыми, а ныне прозрели! Отворите Врата Господни, рабы Божий! Да войдут девы с игрою своей! Ибо в хороводе их мы возрадуемся и возвеселимся, как глаголет Дух Господа.

49. Поскольку никто не может без Духа Святого познать своего Господа Бога, праведно Его искать и обрести, исходящего из смиренного ищущего сердца и просвещающего разум, дабы просветлялись все чувства и желание обращалось бы к Богу; один только Св. Дух находит дорогую Деву Премудрости Божией, которая ведет его по праведному пути, к источнику вечной жизни, утоляя свежей водою его душу; и так растет новое тело души во Христе.

Я был столь же неискушен в таинствах, как самый простой человек, но моя дева чудес Божиих наставляет меня писать о чудесах Его. Поэтому, хотя я пишу лишь для себя и для памяти, но тем не менее говорю для многих, как перед Богом.

41. Слово — это Сердце, оно звучит из эссенций Отца, а Сердце изрекает его устами Отца, и в устах приемлет Его Св. Дух Отца в Его Центре, и так с Ним исходит из Отца и Сына в вещественность, в которой оно пребывает с сиянием Величия Божия в бытии, как Дева Премудрости Божией в Ternario Sancto.

42. Сие Изреченное есть образ Св. Троицы и Дева, как бесплотное подобие Божие; в сей Деве Св. Дух открывает великие чудеса Бога Отца, сокровенные в печатях Его. Далее, Св. Дух раскрывает отверстые печати Сердца Божия в сиянии Его Величия, которые открываются в свете и называются семь духов Божиих.

43. Итак, Образ Премудрости Божией пребывает в существе между семью горящими духами, горящими в свете Божием (ибо они суть Божественная Природа) и держит в руке своей семь звезд сокровенных печатей, запечатанных в гневе Отца в Центре Его; ибо Сердце Божие есть мощь Троицы, как свидетельствует Откровение Иоанна ).

44. Сия Премудрость Божия есть вечная Дева; не жена, но целомудрие и непорочная чистота, и стоит она как образ Божией Троицы; она ничего не рождает, но в ней находятся великие чудеса, которые усматривает Св. Дух, а Слово Отца творит через терпкую матрицу, т. е. через Fiat Тогда возникают бесчисленные чудеса Премудрости, в которой Св. Дух усмотрел образы ангелов и образ человека, сотворенные словом Fiat.

45. Вечная Дева есть великая Тайна в Совете Божием (im Rath Gottes), и она входит во Второе начало, которое в праисточнике является Первым, как в гневе Отца, и открывает чудеса в сокровенных печатях (или видах) природы в ярости и ничем не восхищается, ибо она есть без плоти рожденный образ. Через нее Св. Дух усмотрел Третье начало (т. е. этот мир), которое слово Fiat сотворило телесным из обеих матриц (из обеих матерей) существенности. И этому существу Он усмотрел цель в центре семи видов, когда они обратятся в эфир своим телесным существом, в то время как обе матрицы сохранятся в существенности пред Девой Премудрости, пред Троицей в вечной фигуре к чудотворению и славе Божией.

46. Поэтому оглядитесь, о философы! Как Бог сотворил этот мир в шесть дней, ибо каждое дневное дело есть творение Духа в Ternario Sancto\ а седьмой день есть покой, суббота Божия, в седьмом духе Божием, в котором внутренне пребывает Дева Премудрости, где нет уже более никакого страха, но лишь вечное совершенство покоя.

49. Сия Премудрость Божия, которая есть дева красоты и образ Троицы, по образу своему есть подобие ангелов и людей, и возникает в центре на + - т.е., как цветок растения из Духа Божия.

50. Ибо Премудрость Божия есть существенность духа, которую Дух Божий одевает на Себя, как одежду, и в которой Он открывает Себя, иначе вид Его не был бы познан, т. к. она есть телесность духа; и хотя она не есть телесное осязаемое существо, подобное нам, людям, однако она существует и видима, хотя дух и бесплотен.

52. А Деву мы познаем на всяком небесном образе; ибо она дает тело всем плодам: она не телесность плодов, но украшение и красота их.

56. Но когда я говорю о Деве Премудрости Божией (и точно так же, когда речь идет о Троице), то я подразумеваю не какую-то вещь, но всю бесконечную и неизмеримую глубину Божества.

57. Но каждое Божественное творение (напр., ангелы и человеческие души) содержит Деву Премудрости Божией как образ в свете жизни (разумей — в бытии Духа, в котором обитает сущая в себе Троица).

58. Поскольку мы понимаем Троицу только в образе Девы Премудрости, мы видим только величие Божества; ибо творение не понимает Троицы в непосредственной очевидности. Лишь дух души (Geist der Seeleri), пребывающий в Божественном Центре, понимает ее, хотя и несовершенно.

70. О возлюбленные чада человеческие! Здесь уже многое было сказано и, насколько это возможно, содержание этого будет раскрыто и показано далее. Ибо если мы хотим войти в Царствие Небесное, мы должны стать детьми, а не мудрыми и рассудительными в мирских делах. Мы должны выйти за пределы собственного рассудка и войти только в послушание нашей Вечной Матери. Лишь тогда мы обретем дух и жизнь матери и лишь тогда познаем обитель ее.

73. Дух матери открывается во многих видах, в одном иначе, нежели в другом; ибо премудрость чудес его неизмеримо глубока, и вас не должно удивлять, что чада Божии выражаются на разных языках и разными словами, ибо каждый говорит из премудрости Матери, неизмеримой и бесконечной; а предел, или цель, есть Сердце Божие, и все стремятся туда. Таково испытание, из которого вы должны познать, вещает ли дух из Бога или из дьявола.

75. Посмотрите на лицемеров, гордецов, честолюбцев, называющих себя «учителями» и «учеными знатоками» писаний святых, которые заявляют: «Довольно мы поучались в тайнах писаний святых, мы разумеем их уже достаточно и лучше самих святых!» И эти честолюбцы определяют как нам веровать и разуметь Св. Писание, составляя тяжкие обвинения и наказания для тех, кто не хочет придерживаться их догматов, подлаженных ими к мирской власти! Но, право, это ведь и означает «возвышаться над Богом» для собственной чести и похоти, как говорит пророк Даниил о лицемерном антихристе (Даниил, XII, 1).

76. Остерегайтесь их, чада Божии! Они говорят от себя самих, а не из Духа Божия; они не имеют детского духа смирения в послушании и любви к Матери, и еще менее — к чадам ее, но суть волки среди детей, поядающие хлеб их и питающиеся обманом. Да, они — настоящие убийцы и волки, в своем гордом мнении начинающие войну и проливающие кровь, совершающие всякие пороки и мерзости!

77. О волки, где ваше детское одеяние? Если вы хорошо и достаточно выучились Тайнам Божиим, то вы уж не дети и не ученики. Живите в чудесах матери, в ее смирении и чистоте в чудотворении Божием, тогда мы поверим вам. Разоблачитесь из своей гордой одежды и примите и нас, бедных азбучников, к себе, в лоно матери нашей, научите нас ее языку, и тогда мы заживем друг с другом как братья.

78. Что же сказать о вас? Дух матери указывает, что вы — гордая блудница в Вавилоне, сидящая верхом на драконе в Откровении Иисуса Христа, — это зеркало ваше!

79. Разум всегда задает вопрос: «Из чего родились земля и камни, стихии и звезды?» Этого не познать ни разумом, ни наукой мира сего, и нельзя этому научиться из книг докторов: только в нашей возлюбленной Матери можно это познать, в ее свете увидеть. В этом же мире мы слепы и ни от кого не можем этому научиться.

80. Писания святых и чад Божиих утверждают, что Бог сотворил сей мир Своею Премудростью, Духом уст Своих. И это верно, и мы не имеем никакого иного познания, кроме того, что Бог открылся в Своей Премудрости.

83. Ибо Дух Божий усмотрел в Деве Своей Премудрости подобие Божие, и слово «Fiat» сотворило все это.

123. Ибо все вещи для того и сотворены чудесной силой Божией, чтобы их вечно созерцали живые существа, т. е. ангелы и люди, которые до появления мира были открыты только в Премудрости Божией, а ныне воплощены перед Богом.

ЦИТ. ПО: ТОМАС ШИПФЛИНГЕР «СОФИЯАРИЯ. ЦЕЛОСТНЫЙ ОПЫТ ТВОРЕНИЯ». СТР. 139 –150

София у Беме есть совершенный образ Св. Духа — Духа-Матери. Она есть «Мать всех существ, которые она со Св. Духом рождает и творит». Может быть, в своем познании Софии Беме был вдохновляем платоническим понятием идеи. Мы уже увидели, какое впечатление произвело на него это слово — он, по изложению Франкенберга в его Vita представил себе идею «прекрасной, небесной, чистой девой и божественно прелестной возвышенной богиней». Однако сам Беме наводит нас на особенно интересный, непонятно почему до сих пор не упоминающийся в описаниях его жизни след. Выразительно рассказывает он в «Трех принципах», что явилась ему сама София.

«Я получил ее (Софии) верное обещание, когда она явилась ко мне. Она желала обратить все мои печали в радость. Когда я лежал в полночь на горе... и все бури неслися надо мною... Она пришла ко мне в утешение и обручилась со мной» (3 Princ. II/14/52). В 18 главе этого же сочинения он еще раз заговаривает об этом мистическом переживании (3 Princ. II/18/62).

С тех пор в последующих сочинениях Беме начинает говорить о Софии все больше и больше. На материале отдельно взятых текстов мы увидим, как он все лучше понимал и представлял Ее. Беме слышит связь между своими видениями и прямым просветлением, инспирированным Св. Духом или Софией (что возможно по существу и что фактически совершается в некоторых случаях). По опыту, почти все визионеры рассматривают свои видения как просветление от Св. Духа.

Исторический источник открылся Беме двумя «вратами», — если использовать его собственное выражение. Первыми — стала Библия.

Согласно А. Плару (Henxi Plard La Mediatrice Cosmique — La Vierge Sophie de Jakob Bohme: L’Universal a Renaissance, Microcosme et Macrocosmo. Presses Universitaires de Bruxelles, 1970, S. 145 ff.), Премудрость ясно представлена здесь как личность, хоть и сотворенная до времени и до всех вещей, она — «мастерица» (главная сотрудница) Божия в делах творения. В ней обретает Творец свое блаженство, она «взыграла» в его присутствии. Это предполагает, что она — самостоятельная фигура, имеющая собственную силу и индивидуальность, что она есть личность, некое «Ты» Бога. Она явлена здесь как посредница между Творцом и творением, как руководительница хора творения перед лицом Бога и в конце главы — как посредница между Творцом-Богом и сынами человеческими.

Не так трудно и вполне правомерно провести параллели между Софией и соответствующими понятиями греческой философии (идея, пневма); в особенности же — с Софией эллинически- иудейского философа Филона, характеризующего Нус как Отца, а Софию — как Мать космоса. Особенно поразительны следующие часто приводимые Беме в учении о Софии выражения, которые принадлежат главным его образам: София — это выдох силы Бога, «дыхание Божественной силы».

Она есть зеркало Бога, «зеркало Божественной силы». Она есть образ блага Божия,» образ его благости».

София одновременно имманентна и трансцендентна вещам и присуща всему. Она устраивает свое обиталище в благочестивых Душах. Она — подруга, возлюбленная, невеста, госпожа и учительница человека, праведно ее ищущего (невеста Соломона). Она передает дар бессмертия тем, кто посвящает себя ей. Она есть источник радости и чистого наслаждения. Она — посредница и посланница Бога к людям, их помощница и утешительница.

Здесь перечислены лишь некоторые из удивительных свойств и функций Софии. Беме видит их в своей Софии и славит ее с поэтической силой. Он делает из этого свои экзистенциальные, живительные выводы. Для него София есть воистину духовная подруга, невеста, мать и учительница — что с особенной красотой высказывает он в «Разговоре благородной девы с душой» в Христософии Анри Плар пишет по поводу текстов 7–8 глав Книги Премудрости: «Ясно одно: это олицетворение мудрости есть женщина. Она зовется матерью и невестой, и Священное Писание неустанно славит ее красоту.» Однако экзегеты не едины в вопросе, как рассматривать Софию: как отдельную личность или лишь как простое олицетворение, метафору, аллегорию или как мифологическое представление доблести и силы свойства или функции Бога. Для Беме это явно личность: «Благородная, чистая, божественная дева София».

СТР. 151

Как нельзя было ожидать ничего иного у Беме, — он в своем духовном исследовательском и познавательном порыве во всем дошел до основания — он полагал исток Софии в глубочайшем основании бытия. Божественная природа бытийствует как воля, знание (наука, мудрость) и их плод, т. е. как Отец, Св. Дух (духовная Мать) и Сын, как троичный Бог: жизнь Божественной природы в себе самой и для себя самой (adintra) — тройственная жизнь Бога — три принципа Божественной высоты. Однако троичный Бог желает дарить свою жизнь и вовне (аdextra). Он видит такую возможность в творении, в праобразе (Urbild) творения, а это есть сотворенная мудрость. София — особое отражение несотворенной Божественной мудрости, духовной Матери. В ней видит Бог идею существа и вещь творения.

CТР. 152

Беме знает не только Святую Мудрость, которая как Дух-Мать с Богом-Отцом и Сыном образует Св. Троицу. Он знает также и мудрость, в которой, словно в зеркале, троичный Бог и, в особенности, Святой Дух видит чудо творения и призывает посредством слова Fiat (да будет).

СТР. 154–155

София — это мать всего сущего, лоно, в котором содержатся небо, звезды, стихии, земля и все то, что живет и движется как в некоем образе» (Tripl. Vita 11/13), в котором «существа усматриваются в их сущности. Она есть великое чудо, вечная стихия, в которой зримы все сущности (тысячи тысяч без конца). Она есть Мать, в которой действует Отец, Мать всего сущего, порождающая и творящая его посредством Св. Духа (духовная Матерь) и Слова Fiat (Сына)» (Tilken 2/64–65).

«Она есть мать всего сущего, сила, вершащая святую землю» (3 Princ. 22/41). «Она дарит жизнь и ведет мир» (Tripl. Vita 5/49–52). «В ней лежат чудеса, краски и добродетели Божии и всякого сотворенного существа» (Tilken 2/67 и 6 punctaTheos 17).

Вне сомнений, предпринятая здесь в согласии с мыслями Беме интерпретация Троицы не соответствует традиционному пониманию. Однако она может приоткрыть нам путь к обоснованному в Евангелии, но непонятно по какой причине презираемому свидетельству о материнстве Святого Духа. Таким образом, правомерному требованию феминистического новоосмысления дается возможность на теологических основаниях рассматривать равноправие и равноценность (но не равнозначность — Gleichartigkeit) женщины. Беме знает не только Святую Мудрость, которая как Дух-Мать с Богом-Отцом и Сыном образует Св. Троицу. Он знает также и мудрость, в которой, словно в зеркале, троичный Бог и, в особенности, Святой Дух видит чудо творения и призывает посредством слова Fiat (да будет) к сущности, т. е. к существованию, делает «осуществленным».

Цит. по Джон Ф. Нэш София: гностическое наследие

http://castalia.ru/gnostitsizm-perevody/572-dzhon-f-nesh-sofiya-gnosticheskoe- nasledie.html

Под каббалистическим влиянием Беме исследовал человеческие и космические аспекты пола: «Мужской принцип преимущественно антропоморфический и творческий, тогда как женский принцип преимущественно космический и порождающий». Вслед за теорией, приписываемой платоновскому Аристофану, Беме считает, что изначально Адам был андрогинным и непорочным. Эта непорочность воплощалась в Софии: «не женщине, но смиренности и чистоте без недостатков». Адам потерял свою первобытную непорочность с падением, а место Софии заняла его земная спутница Ева. С тех пор человек остался в несовершенном состоянии, тоскуя по своей изначальной целостности. Решение заключается не в аскетическом воздержании, как настаивает церковь, но в духовном объединении мужского и женского; через женщину мужчина вновь сможет найти свою Софию. Напряжение мужского-женского было лишь одним выражением изначального противопоставления и разрешения пары противоположностей. Напряжение это может быть источником многих страданий, но оно стало пространством, в котором смог реализоваться духовный потенциал.

Беме отождествлял Софию с Троицей; но как и гностики, он видел особые взаимоотношения между ней и Христом: «Дева, божественная Мудрость, дала обещание не покидать меня во всех несчастьях; она придет помочь мне в Сыне Мудрости».

*Шипфлингер Томас. София-Мария. Целостный опыт творения - Издание Гнозис Пресс - Скарабей, 1997 – 400 с.