Забытые люди

Фото взято из интернета

В нашей семье все сластены. Да и почти все друзья любят сладкое. Поэтому к каждому празднику я покупаю много разных шоколадных конфет, в том числе и конфеты фабрики Рот-Фронт.

Когда гости расходятся, а посуда уже вымыта и убрана, я устало сажусь в кресло и, облегченно вздыхаю. Кажется, все прошло хорошо, и хозяева, и гости остались довольны, и уже ничего не напоминает о веселом застолье, но на комоде всегда остается наполовину опустевшая хрустальная вазочка с конфетами.

В детстве я всегда любила рассматривать разноцветные фантики, разглаживать блестящую фольгу и что-нибудь из нее мастерить, с удовольствием поедая вкусные конфеты. Теперь же, разворачивая фантик и съедая конфету у меня совсем не те ощущения, нет уже того упоения от знакомого с детства вкуса, только что-то сжимается в груди и на душе становится немного теплей.
Раньше, когда меня еще не было, конфет фабрики «Рот-Фронт» в нашей семье никогда не покупали. Покупали любые, только не этой фабрики. Все из-за того, что там работала моя прабабушка. И не потому, что Рот-Фронтовских конфет всегда было полно в доме, а наоборот! Не дай Бог, кто-нибудь решит, что конфеты принесены с фабрики. И вообще, эту фабрику я смело могу назвать семейной, потому что почти каждая женщина нашей семьи какое-то время там работала. Но вспоминается сейчас именно прабабушка, которую незаслуженно забыли и теперь даже не знают, что был такой человек, который в самые лихие годы, в самое тяжелое для страны время отдавал всю себя родному предприятию, и ничего не требовал взамен. Ее имя Мария Михайловна Данилова.
Она пришла на фабрику в 1914 году, еще при старых хозяевах, купцах Леновых, будучи совсем юной девушкой, почти ребенком, и начала свой трудовой путь в заверточном цеху. Что было после национализации фабрики, я не знаю. Мне никто об этом не рассказывал. Но первая запись в ее трудовой книжке датируется 1931 годом, сразу после того, как фабрике присвоили новое название – «Рот-Фронт». А с 1939 по 1953 год, почти до самой своей смерти, она была секретарем Парткома.

Каким она была человеком? Честным, принципиальным и душевным. Если у кого-то из работников случалась беда или какая-то сложная ситуация, шли к ней, заведомо зная, что она поможет и сделает все, что от нее зависит. Надо квартиру – выбьет, надо путевку – выделит. К ней обращались по всем вопросам, и для всех у нее находилось и время, и искреннее участие. Странно даже подумать о том, что будучи по тем временам первым лицом фабрики она так ничего и не приобрела для себя. У нее не было ни отдельной квартиры, ни дачи, ни телефона, ни других благ, положенных ей по рангу. Семья из четырех человек жила в одной из комнат семейной коммуналки. Конечно, ей была положена отдельная квартира, но как только заходил об этом разговор, она наотрез отказывалась и отдавала ее кому-нибудь из рядовых работников, считая, что те больше в этом нуждаются. В годы войны она практически жила на фабрике и почти каждую ночь, вместе с пожарными и комсомольцами-активистами собственными руками сбрасывала с крыши зажигательные бомбы.

Личная жизнь ее сложилась неудачно. Можно сказать, и тут она принесла себя в жертву. В 1919 году умерла ее старшая сестра Дарья. В стране был голод, свирепствовала «испанка». Муж Дарьи, Михаил, оставшись с трехгодовалой дочерью на руках, знал, что не сможет сам поставить малышку на ноги, и посватался к Марии, а в случае ее отказа, хотел забрать девочку из семьи, и пока не женится сам, отдать ее на воспитание своей старшей сестре. Мария тогда даже не думала о замужестве, но по просьбе матери и отца, которые не хотели расставаться с внучкой, приняла предложение, согласившись на брак с нелюбимым мужчиной. Михаил полюбил Марию, и, несмотря на не совсем обычные обстоятельства этого брака, жили они дружно и растили дочь Олечку. Своих детей у Марии не было. В конце 30-х годов Михаила отправили поднимать колхозы. Он уехал и не вернулся. И только через много лет стало известно, что он трагически погиб от рук бандитов.

Что еще можно сказать о человеке, который никогда не думал о себе, только о других, даже в личной жизни? И когда мне говорят о репрессиях, о том, сколько невинных было расстреляно и сослано в лагеря, я всегда вспоминаю ее, эту кристально чистую женщину, всегда радеющую за других, практически забыв о самой себе. О женщине, которая нашла в себе силы вынести все тяготы того времени, о которой никто никогда не сказал ни одного дурного слова. Она посвятила фабрике всю себя, как говорится, сгорела на работе, отдав ей сорок лет жизни. И теперь забыта… А ведь ее помнили! Помнили все те, кто с ней когда-то работал, для них она была всем – сестрой, матерью, другом… Мне посчастливилось встречаться с ними, и теперь я со всей ответственностью могу сказать – её не любили, нет. Её боготворили!

И вот, зайдя на сайт фабрики «Рот-Фронт», я узнаю, что там открыли музей, музей истории фабрики. Но, к сожалению, я ничего не увидела о своей прабабушке. Никто о ней ничего не знает и не помнит. Тех кто ее знал и любил уже нет с нами… Зато там хорошо вспоминают основателей фабрики купцов Леновых, перечисляют фамилии директоров, но о ней ни единого слова. Ничего!
Когда я удивилась такой несправедливости, мне с возмущением сказали:

– А чего Вы, собственно, хотите? Подумаешь, секретарь парткома!

Конечно, Советское время хотят стереть из нашей памяти, будто его и не было никогда. А ведь хотим мы или нет, это время становления нашей страны, нашей промышленности, время великих строек и Великой Победы. И это тоже наша история! Так почему же теперь стираются имена тех, кто помогал этому становлению, кто отдавал последние силы и саму жизнь, тех, кто всем сердцем верил, что поступает правильно, а теперь так несправедливо забыт?

Если Вам понравилась статья, поставьте лайк, пожалуйста.