Нелегальные телефоны в армии и последствия их использования

При призыве в армию разрешается иметь при себе личный телефон. Когда новобранец прибывает в роту, он должен свой телефон сдать. У нас эта процедура проходила так: печатался лист со списком солдат, потом каждый вырезал строчку со своим ФИО и наклеивал одну полоску на телефон, заклеивая попутно этим камеру, если она имелась. а вторую полоску на зарядное устройство. Всё это дело убиралось в конверт, также подписанный ФИО, и сдавалось на хранение старшине. Теперь телефоном можно пользоваться только на выходных или по праздникам.

В первые месяцы службы все были довольны таким раскладом. В субботу и воскресенье получали телефоны и могли разговаривать час-полтора. Но скоро всё поменялось. Минобр издал новое постановление о том, что теперь каждый срочник не имеет право иметь личный телефон. Все свои телефоны мы теперь уже сдавали командиру подразделения, которые он хранил в сейфе и на ДЕМБЕЛЬ отдавал. Теперь на подразделение отпускалось 4 телефона без камеры, без доступа в интернет(и этим критериям должны соответствовать простые кнопочные).

Теперь борьба за телефоны обострилась. На выходных не все успевали позвонить, так как очередь не доходила. Некоторые матери лично звонили командиру и интересовались, почему их сын не звонит домой уже 2 месяца. Командир от этого приходил в ярость, а то, что 4 телефона на дивизион, это его не волновало. Хотя дивизион у нас был не такой уж и большой, всего сорок человек.

Поэтому у многих солдат были "левые" телефоны. Пользовались ими в основном после отбоя. У меня тоже такой был. Хранили где только могли. Я своём держал в матрасе, кто-то в противогазе, в умывальной раковине, под полами, в оконных рамах и т.д. Телефоны у нас находили. Если нашёл кто-то из контрактников, то с ним ещё можно было договориться, чего не скажешь об офицерах. Но бывали такие котрабасы, которые хуже офицеров.

Однажды контрактник заметил телефон у солдата ночью и на следующее утро доложил об этом командиру. Ситуацию усугубило то, что это был андроид со всеми "наваротами". В тот день нашу казарму перевернули с ног на голову, потрясли конкретно, и вернули в естественное положение. Раздевали нас до трусов, проверяли всю одежду, шмонали все койки, тумбочки, шкафы с бушлатами, полы поднимали даже. Проверили все личные вещи, хранящиеся у старшины. Помню как выходит сержант Н. из туалет и довольный в руках держит целую россыпь телефонов на любой вкус. Много нашли контрабанды и, конечно же, изъяли её. Мне тогда повезло. Когда всё закончилось, я подошёл к своей койке и к своему удивлению, после прикосновения к матрасу, смотрю как мой аппарат целый и невредимый падает на нижнюю койку. Другим же досталось за это.

Парню же, у которого контрактник заметил телефон и из-за чего всё это началось, повезло меньше. Майор Н. с такими вещами не церемонился. Построили нас. Майор Н. выходит с тяжёленькой гирей и вызывает виновника. Передаёт гирю солдату, тот кладёт телефон на пол. Майор Н. весело и с задором говорит: "Ну что, давай!", и солдат бросает гирю на телефон. Остаётся лепёшка. Майор Н. поднимает остатки и вручает их хозяину со словами: "На, звонить будешь".