Марине Цветаевой

Очарована ее глазами, глубь которых

Корабли мои зовет ко дну,

Строками и мыслями в затворах,

Письмами Есенину в гробу…

Что тебе теперь приснится –

Знает только бог и черт,

Перламутровая Ницца, или

Барселонский порт…

За покой твой смертный, давний

Попрошу у всех святых,

За талмуд твоих страданий,

И за вечность рифм твоих…

Эпитафия конечна –

Ты жила всем вопреки,

Так недолго и мятежно,

Спи, моя Марина, спи…