Легко ли создать стартап в Беларуси?

Автор: Анна Ломако

О вдохновении, коллективной работе, сложностях продажи разработок и многом другом.

Вдохновленные примерами крупных и высокотехнологичных проектов из Беларуси, такими, как Viber и MSQRD, последние годы наши IT-шники активно создают стартапы. Byfin.by решил узнать о том, что нужно, чтобы заниматься стартапами, у серийного IT-предпринимателя, разработчика с 17-тилетним стажем, основателя конструктора сайтов Staronka.by, конструктора виджетов Gutarka.by  и других сервисов для бизнеса Егора Курьяновича.
Вдохновленные примерами крупных и высокотехнологичных проектов из Беларуси, такими, как Viber и MSQRD, последние годы наши IT-шники активно создают стартапы. Byfin.by решил узнать о том, что нужно, чтобы заниматься стартапами, у серийного IT-предпринимателя, разработчика с 17-тилетним стажем, основателя конструктора сайтов Staronka.by, конструктора виджетов Gutarka.by  и других сервисов для бизнеса Егора Курьяновича.

— Как давно вы занимаетесь стартапами?

 Свой первый проект я начал в 2003 году. Это была браузерная компьютерная игра. Занимался этим проектом во время учебы и несколько лет после.

После учебы, когда я уже начал работать, я собрал команду. Нас было четверо: я, два человека из Минска и один — из Воронежа. Мы разрабатывали игру в течение четырех лет. Состав команды менялся, ни у кого из нас не было опыта создания, продвижения и управления проектами.

В 2007 году у меня была хорошо оплачиваемая работа, и все деньги я тратил на содержание офиса, приезжал туда вечером и продолжал разработку. В этом же году мы поехали в Москву на конференцию разработчиков игр. Там нас очень лихо отрезвили комментарии опытных работников индустрии. Мы вернулись домой демотивированные, и после этого проект заглох.

— Но на этом проекте вы не остановились. Что было дальше?

 После неудачного опыта длительной работы в команде я решил сделать проект самостоятельно. В конце 2008 года я написал qb.by («Кьюби»).  В то время был популярен белорусский интернет: внешний интернет был очень дорогим, а внутри Беларуси был собственный пиринг и внутренние сервисы, которыми люди пользовались, не выходя в Интернет внешний. Скорость во внутреннем была гораздо выше. Я разработал «Кьюби» – набор небольших сервисов, которых тогда не было в байнете: сокращатель ссылок, поисковик, записки, обмен файлами, твиттер-трансляции и так далее  – и разместил это все на собственном сервере. «Кьюби» был очень популярным: по статистике им воспользовались более миллиона белорусов, то еесть каждый десятый белорус.

Спустя год, в январе 2010 года, я за четыре дня рождественских выходных сделал еще один проект «Идейник». Людям, у которых так же много идей, как у меня, предлагалось складывать их в облако и отмечать ключевыми словами. Потом можно было вернуться к старым идеям по поиску ключевого слова.

Я рассказал про «Идейник» на Хабрахабре, и про него стали много писать. «Идейник» имел английскую версию; он был моим первым сервисом, рассчитанным на международную аудиторию. Этот сервис «взлетел» в других странах, его посещали все – от Аргентины до Японии.

Спустя почти год, в конце 2010-го, получив опыт создания популярных и международных сервисов, я решил снова попробовать создать игру. Собрал команду, мы начали делать игру про космос и корабли – FAR7.  Буквально через полгода компания Mozilla объявила конкурс на создание игр на только появившемся HTML5. Мы только закончили техническое демо игры и решили поучаствовать. В итоге наша игра победила в номинации Best Technology и получила освещение в западной прессе. А через год, в 2012-м, FAR7 был признан лучшим проектом на конкурсе IT-JUMP, а затем и лучшим игровым проектом 2012 года. После мне даже предложили написать книгу про HTML5, которая вышла на английском и испанском языках.

— Что случилось с FAR7?

— У нас была уже готовая игра, были платящие пользователи. Еще несколько лет мы пытались запустить игру на массовый рынок. Но тут-то и выяснилось, что сделать продукт и продать его — совершенно разные вещи. Опыта привлечения клиентов у нас не было. Из-за того, что мы не смогли создать устойчивый денежный поток, команда не могла эффективно работать над развитием продукта. Энтузиазм постепенно угас, и все разошлись.

В 2014 году мне предложили поучаствовать в другом проекте. Так мы начали разработку конструктора одностраничных сайтов «Старонка», который изначально проектировался как бизнес и до сих пор работает, развивается и не планирует сбавлять обороты. В команде сразу были люди с опытом продаж, готовые взять эту работу на себя.

В 2014 году мы начали делать проект, а в 2015 году запустили сервис «Старонка». В 2016 году запустили умный чат-бот «Гутарка», в 2017-м — конструктор интернет-магазинов «Кошык», а в начале 2019 года – инвойсинг-платформу «Рахунак». Все наши сервисы объединены на платформе SaaS-продуктов для бизнеса “Менавита”.

— Какова судьба «Идейника» и «Кьюби»?

 Они «умерли». И этому есть, как минимум, две основные причины: они работали без команды и были бесплатными. Команда должна поддерживать существование любого сервиса. Сначала была кривая роста, потом плато, потом — постепенный спад пользователей. На определенном этапе, когда интерес к «Кьюби» у нормальных людей спал, его начали использовать спамеры для сокращения ссылок. Антиспамовые агентства писали мне письма с угрозами. Тогда я решил просто закрыть проект.

Это как с заведением, которое вышло из моды: его проще закрыть, чем содержать. Так было с «Кьюби» и с «Идейником», эти проекты прожили почти шесть лет с 2009 до 2015 года –  достаточно долгий срок для технологии. Сейчас технологии обновляются раз в год, и уже никому не нужен прошлогодний код, его проще выкинуть и написать новый.

— Какими выводами вы можете поделиться с нашими читателями, исходя из своего впечатляющего опыта создания стартапов?

 Первая игра научила меня, как управлять командой, как собирать ее и взаимодействовать с ней. Раньше такого опыта у меня не было. Это был первый опыт работы в команде и профессионального общения с людьми. «Кьюби» научил меня работать с большой аудиторией. Мне постоянно писали люди, причем большая часть из них –  какие-то обидные вещи. «Идейник» научил меня работать со всем миром. FAR7 –  это самый большой провал в моей жизни. У нас была крутая игра и хороший движок. Но, чтобы стать популярным, нужно тратить деньги и силы на работу с аудиторией, на ее привлечение. Сделать проект – это меньше, чем половина работы.

Команда. Люди в команде могут добиться гораздо большего вместе, чем поодиночке. Эффект синергии команды способен дать впечатляющий результат. В  Беларуси можно делать проекты, которые будут востребованы во всем мире. В мире не все еще готово. Техническая реализация продукта — это не самое главное, важнее всего – иметь в команде человека, который сможет привлекать клиентов.

Все не навсегда, каждый проект имеет свой срок жизни, поэтому нужно нормально относиться к смерти проекта. Многие проекты, за которыми я наблюдал в 2007 году, уже мертвы, и в этом нет ничего плохого, нужно всегда двигаться вперед.

Каждый проект предлагали купить, но мне тогда не нужны были деньги. Я же был рок-звездой! Я зарабатывал какие-то бешеные деньги, получал шесть средних зарплат в месяц, а после работы делал свои проекты. Но теперь все по-другому, мне интереснее работать на себя и заниматься чем-то более полезным для общества.

— Как вы думаете, изменились ли условия для работы стартапов в Беларуси с момента вашего первого проекта?

За прошедшие 10 лет в Беларуси все кардинально изменилось — проходит множество мероприятий, причем как платных, так и бесплатных. На таких мероприятиях людей обучают как основам бизнеса, так и более продвинутым техникам, подходящим под IT-бизнес. А количество технических конференций с пары в год в 2009 году увеличилось до сотни в 2019-м.

— Какими качествами должен обладать IT-предприниматель? Что для этого нужно?

IT-предпринимателю нужны те же самые качества, что и предпринимателю обычному: решительность, целеустремленность, гибкость и любовь к своему делу. Хотя, пожалуй, гибкости может потребоваться намного больше, чем в обычном деле. Есть целая культура гибких методологий в разработке, а парадигма lean startup требует быстрой изменчивости под клиента.

— Какие возможности есть сейчас для развития своих технологических проектов?

Сегодня — это время, когда проще всего начать свой технологический проект. Развитие технологий идет непрерывно — то, что в 2009 году разрабатывалось месяцами, сейчас можно сделать за пару дней. С другой стороны, низкий порог входа, конечно, повышает конкуренцию. Но в Беларуси ее практически не чувствуется из-за ориентации большинства наших айтишников на аутсорсинг.