2. Иван Пантелеев

Иван вышел из автосервиса через запасной выход, ведущий на задний двор, закрытый о посторонних взглядов. Огляделся по сторонам и аккуратно расположился на довольно оригинальной лавочке, сделанной из старых автомобильных деталей, причем с каким-то тонким шармом и чувством гармонии, что могли бы позавидовать лучшие европейские дизайнерские дома, но сейчас там возлежал простой сибирский парень, работяга - Иван Пантелеев. Он лежал и улыбался, потому что тучи ушли, а весеннее солнышко уже не просто светило, а даже чуть-чуть грело. Снег и лед начали таять, закапали еле слышной, но радостной капелью сосульки. Местная автосервисовская кошка Соня стала больше времени проводить на улице, забиралась на крышу какого-нибудь автомобиля и грелась на солнышке. Да и птички стали щебетать по-новому – пришла весна, пришел по-настоящему радостный, а не суровый зимний, новый год.
Иван жил в Сибири, в восточной части Красноярского края в небольшом городке Белореченске, который возник не так давно – в начале шестидесятых годов ХХ века, но имел на удивление богатую историю. Вообще то, на этом месте, на берегу реки Белая еще с конца 19 века существовал небольшой поселок старателей, этакий центр разбросанных вокруг золотоносных приисков. После революции в поселке, получившим название Белая Речка проживало около тысячи человек. Конечно, большую часть составляли временные работники и старатели.
В тридцатых годах сравнительно не далеко по сибирским меркам, километрах двухстах от поселка, было открыто очень крупное месторождение высококалорийного каменного угля. Уголь там наиболее дешёвым открытым способом, с помощью карьера. Благодаря этому район получил новое развитие, появились новые дороги, приехали новые поселенцы.
Во время войны стране требовалось много золота, и прииски работали в усиленном режиме, активно разрабатывались, причем самым нещадным и варварским способом. Увы, но уже к концу сороковых годов они практически исчерпались, золото иссякло, золотоносные жилы ушли глубоко под землю, а для добычи стало требоваться специальное соответствующее дорогостоящее оборудование. Основная масса старателей подалась в другие края, а поселок постепенно, тихо и незаметно стал приходить в упадок. Остались старатели-одиночки, которые работали на свой страх и риск, да охотники, промышлявшие в тайге пушным зверем.
Но полностью превратиться в город-призрак Белая Речка не успел. Уже в середине пятидесятых геологи обнаружили огромные залежи полезных ископаемых. Буквально прямо под поселком скрывалась целая природная кладовая несметных богатств: сурьма, фосфатно-ниобиевые и свинцово-цинковые руды, целая группа месторождений магнезитов отличного качества, которые служит сырьем для производства периклаза – продукта, который используется в огнеупорной и электротехнической промышленности. Также было обнаружено богатое месторождение вермикулита. Это удивительный минерал. При нагревании до 900 градусов по Цельсию он увеличивается в объёме до двадцати пяти раз и является превосходным строительным материалом. Стенка из вермикулита толщиной десять сантиметров по теплопроводным свойствам заменяет стену из кирпича толщиной два метра, или стену из бетона толщиной два с половиной метра. Ну и, конечно же, новые запасы рассыпного и рудного золота.
Все эти находки привели к тому, что было принято правительственное решение строить в этом месте огромный как по размерам, так и по возможностям Белореченский горно-обогатительный комбинат. Основным его назначением стало обогащения руд по специальной флотационной схеме с получением свинцового и цинкового концентратов. Дополнительное использование включало в себя производство периклаза и вермикулита. В конце шестидесятых заработали карьеры и шахты, через восемь лет введено в эксплуатацию обогатительное производство, а на полную мощь комбинат вышел уже начале восьмидесятых годов.
Естественно для обслуживания комбината была создана вся необходимая инфраструктура. Проведены новые коммуникации, проложены новые дороги, открыт железнодорожный узел, построены многоквартирные дома для работников и объекты социальной сферы. Население увеличилось до двадцати тысяч человек. Поселок перерос в город, получивший название Белореченск.
Строили комбинат всей страной, в основном это были молодые ребята, приезжающие на стройку по комсомольским путевкам. После завершения строительства многие остались в Белореченске жить и работать, создавали семьи и обзаводились хозяйством. Именно так здесь познакомились, а затем и создали семью в середине шестидесятых бабушка и дедушка Ивана.
Иван Григорьевич Пантелеев, потомственный шахтер, приехал из Ростовской области, и, естественно, стал работать на руднике. Рыжикова Людмила Самуиловна, приехала из Курска и работала в библиотеке, где они и познакомились. Иван Григорьевич учился на заочном факультете красноярского технологического института и поэтому часто посещал библиотеку, готовясь к сдаче экзаменов. Там взаимная симпатия и переросла в настоящее чувство, и уже через некоторое время они поженились. В 1970 году у них родился сын Николай – будущий отец Ивана.
Иван Григорьевич между тем закончил университет и постепенно дослужился до должности главного инженера участка по добыче сурьмы.
Отец Ивана, Николай Иванович Пантелеев стал геологом, окончив Горный институт в Ленинграде. После выпуска он приехал работать в Белореченск, где было создано ангарское геологическое бюро. В одной из экспедиций по Красноярскому краю он познакомился и привез с собой в дом жену и будущую мать Ивана. Звали ее Атлас Мустаккай. Она была из малочисленного сибирского народа - кеты. Работала она лаборантом в геологическом бюро и ездила в экспедиции вместе с мужем. Родители сначала были против их союза, но затем смирились и в 1996 году родился Иван, а через четыре года появилась и его сестра Марина.
Все шло хорошо. Лихие девяностые годы прошли тут на удивление спокойно по сравнению с остальными регионами России. Государство смогло сохранить контроль над Белореченским ГОКом и спасло его от захвата нуворишами и бандитами. Все же некоторые нерентабельные рудники пришлось закрыть из-за нехватки средств на их разработку и поддержания нормального и безопасного функционирования.
Видимо спасению комбината способствовало то, что в его структуру входил особый рудник с засекреченными шахтами важного стратегического значения. Это были шахты по добыче урана, так называемый «Участок № 61». Там добывали сырье для атомных электростанций, ну и, наверное, для атомного оружия. Работали там не местные, а вахтовики и заключенные, поэтому в городе их никто никогда и не видел, и поэтому про деятельность на этом участке мало кто что знал. Неподалеку располагалась воинская часть, которая занималась охраной этого объекта.
Шахту закрыли примерно в 2005 году, причем сделали это так тихо и незаметно, что сразу никто и не узнал об этом. Лишь через некоторое время слухи все же распространились по Белореченску, и туда на разведку отправились местные смельчаки – посмотреть, что можно там добыть ценного из возможного брошенного оборудования. Но там осталась какая-то минимальная охрана, которая не позволяла спокойно проходить на территорию Участка 61, так что походы туда были сопряжены с определенной долей риска. Но все-таки находились умельцы, которые регулярно проникали в зону, ее почему-то прозвали «Пятая Зона». В городе их называли сталкерами. Они естественно не афишировали себя, но поручения выполняли. От них и узнали, что шахту закрыли не просто так, а из-за какой-то необычно находке, которая не позволила дальше осваивать шахту.
В 2012 году в семье Ивана случилось большое несчастье. В одной из экспедиций пропали без вести его родители. Их группа в составе всего пяти человек занималась исследованием заброшенных еще дореволюционных рудников. Сначала с ними пропала связь, а затем в назначенное время они не вышли в нужный пункт. Помимо Ваниных родителей там были два геолога из Санкт-Петербурга и местный житель лесник-охотовед, который был у них проводником. Если на геологов его еще можно было грешить, что они по неопытности заблудились в незнакомом лесу, то проводник был опытным местным охотником из коренного сибирского народа - шорцы. Поиски были долгие, но безрезультатные. Не осталось вообще никаких следов пребывания группы в тайге.
Иван тогда заканчивал девятый класс, и решил не продолжать учебу в школе, а поступить в автомеханический техникум, который находился прямо в Белореченске. Во-первых, ему с детства нравилась техника, он постоянно возился с разными железками и моторами, что-то мастерил. Во-вторых, материальное положение семьи заметно ухудшилось после пропажи родителей.
Учеба Ивану нравилась и давалась - учился он на отлично, даже время свободное оставалось. Он пошел подрабатывать в один из городских автосервисов, где помимо хоть небольшого, но все же заработка, также получал знания и навыки по ремонту и техническому устройству автомобилей.
После окончания колледжа Иван получил красный диплом за отличные показатели и отправился в армию. Служить он попал в воздушно-десантные войска механиком-водителем БМД (боевой машины десанта) в разведывательный батальон под Новосибирском. Добросовестно отслужив положенный срок, Иван вернулся в Белореченск. Командиры уговаривали его остаться на сверхсрочную службу или даже поступать в военное училище, но Ивану нужно было заботиться о сестре и стариках, да и неизвестная судьба родителей постоянно давила на него, он мечтал отгадать загадку их таинственного исчезновения.
По возвращению домой Иван не пошел работать на комбинат, а вернулся в автосервис. Дед уговорил его поступить на заочное отделение МАДИ, и Ивану требовалось для учебы свободное время.
Тут снова случилось непредвиденное обстоятельство в их семье. У сестры стала прогрессировать болезнь легких, и врачи посоветовали срочно сменить климат. На семейном совете было решено переезжать на Северный Кавказ. Продали квартиру родителей Ивана и купили дом возле Майкопа. Иван остался в Белореченске в доме деда, а сестру увезли на юг. Можно сказать, что жить ему стало проще, но в принципе особенно ничего не изменилось – Иван работал и учился, старался помогать родным по возможности, ну а в свободное время возился с техникой и изучал местные карты, все-таки надеясь раскрыть тайну пропажи своих родителей.
Иван решил немножко подремать на весеннем солнышке, но как только он закрывал глаза, мысли, словно рой назойливых жужжащих мух накидывались на него, толкая и перебивая друг друга, мешая ему сосредоточиться на одном чем-нибудь приятном.
Иван нехотя поднялся, лениво потянулся и направился в сторону мастерской. Отдохнуть по-настоящему не получилось, так что лучше заняться чем-нибудь, - решил он. Но дойти до двери ему не удалось – во двор автосервиса буквально влетел большой черный джип с эмблемой ХХХХ на капоте. «Интересно зачем они сюда приехали? Ведь у них в зоне классные автомастерские, - удивился Иван». Но уже через минуту он удивился еще больше – из джипа выпрыгнул его армейский друг Костя Соболев. И пока Иван в растерянности осознавал все происходящее, заключил его в свои богатырские объятия.
- Здорово, Вано! Ты что застыл передо мной по стойке смирно? Я ведь уже не твой командир! – расхохотался Костя.
- Вот так сюрприз! Да это я от неожиданности, Соболь! Ты ли это? – Иван вышел из ступора, - Как ты тут оказался?
- Видишь, старик, на какой машине я к тебе заехал? Судьба моя круто изменилась, но думаю в лучшую сторону. Давай так поступим, чтобы не пороть горячку, я закончу свои дела и заеду за тобой. Мы спокойно посидим где-нибудь и поговорим. Есть тут у вас приличные заведения?
- Конечно. Я заканчиваю в семь вечера, - начал было Иван, но вовремя спохватился, - Какой в семь? Ради такого случая я с работы отпрошусь.
- Вот и ладненько, - Костя похлопал его по плечу, - Думай над местом нашей предстоящей дислокации, а я, надеюсь, скоро заберу тебя.
И Соболев также стремительно исчез, как и появился. Джип лихо развернулся и оставил ошеломленного Ивана в клубах выхлопного дыма.
Иван же оставался стоять как вкопанный еще какое-то время, переваривая произошедшее.

В.Володин "Сибирский сталкер" 2019г.