Письмо папе

Спасибо за то, что родился на свет

И к тридцати, подтянул меня вслед.

Спасибо, что был ты заботливым папой

И в совершенстве владел своей «лапой».

Частенько порол за мои «косяки»,

А чаще порол за двойняшек грехи.

Я на тебя, папка, не обижалась,

Только сильнее к руке твоей жалась,

Знала - за плечи меня ты возьмешь

И щетиной по щеке проведешь.

Детскому сердцу не надо награды,

Лишь бы родители были бы рядом.

Помню, учил меня в детстве стирать,

Вместе с тобой белье отжимать

И полоскать от платков до носочков,

Ты говорил – помощница –дочка.

На мясорубке учил крутить фарш,

Шаг в гололед свой чеканить, как марш.

Руку с автобуса нам подавал,

Быть кавалером не забывал.

Мамку любил ты сердечно и верно.

Так жизнь текла планомерно и мерно.

Были и взлеты, и были паденья,

А кто-то скажет, что это везенье.

Я соглашусь: моя жизнь – мне награда,

И мне для счастья другого не надо.

А помнишь, как ездил со мной ты к зубному,

Что я «МОЛОТОК» , говорил ты знакомым,

Тихонько слезинки мои утирал,

Чтоб мою слабость никто не видал.

А помнишь, мы в детстве, как в сказке, ночами

Твои фотографии все проявляли?

Любимое хобби и свет красной лампы,

С растворами чашки стояли как дамбы.

И я вся в процессе, с проявленной пленки

Смотрели мои и двойняшек глазенки.

Как в ванной сушили мы ленточки-пленки

На фотобумаге мы были ребенки.

Потом мы бумагу сложили в лоток,

И… пробегал по спине моей ток:

Изображение с пленки глядело,

Вот это чудо, великое дело.

Потом бумагу в другой лоток кинем,

Чтоб в закрепителе побыл он в синем.

Пару минут, и бумагу на сушку,

Эй, не сползай, я взяла вас на мушку.

На агрегате сушильном минуты

Почти готовые фотоэтюды.

Теперь обрезальный станок мы берем

И фотобумагу под нож мы кладем.

И с разных сторон, бахромой у снежинки,

На фотобумаге рождались картинки.

Как рамка картину свою обрамляет,

Так фотография нас впечатляет.

Кончилась ночь, стопка теплых портретов,

А я не забуду вот этих сюжетов.

А когда выпьешь, играл на гармошке,

И под нее все плясали матрешки.

Играла гармошка и пела душа.

Ах, папка, папка – душа молода.

А за клубникой как ездили в поле?

Я этот запах помню, доколе…

Вкус земляники, сушеной травы,

Ах, папка, папка – все это ты.

А на рыбалку как брал нас с собою,

Страшно гордилась я этим, не скрою.

Мне червяка надевал на крючок,

А сколько поймала я? Это молчок.

А как картошку на поле садили,

Ведь для меня были сотки, как мили.

Ты подбодришь и пошутишь вдогонку,

Это ж приятно любому ребенку.

Жили мы дружно, все делали скопом,

Жизнь по судьбе проносилась галопом.

А как на собранный из хлама велик

Ты умудрялся детали приделать.

Федьку – на раму, меня на багажник,

И рюкзачок за спиной – не бумажник.

Мама с сестренкой катилися следом,

Не отставали, представьте, при этом.

Дружной, спортивной семейкой в придачу

После работы катились на дачу.

Дача… Шли годы, и мы подрастали,

Но мы про дачу не забывали.

Я стала мамой, и… новый каприз…

А не устроить нам банный круиз?

Сказано – сделано, все закипело,

И папка наш взялся за дело.

Выбрано место, фундамент раскопан,

А заливать уж другая забота.

Мной привезен и песок, и щебенка,

Месить цемент интересно ребенку.

Залили фундамент мы за два дня,

И.. защемило крестец у отца.

Вышел из строя, лежал не вставая

Пару недель, лишь глазами играя.

Нас напугал, потеряли покой,

И я узнала про… геморрой.

Лучшим лекарством покой был и травки,

И мы с отцом пошли на поправку.

И с новой силой взялись мы за стройку,

Стены у бани взмывалися стойко.

И ряд за рядом, кирпич к кирпичу

Стройка моя подходила к концу.

Вот крыша набита, и шифер прибит,

Навешаны двери, без волокит.

Внутри стоит печка, цементные стены.

И тут мы с мамкой не утерпели -

Поставили стулья, поддали парку,

И.. жар вместе с пылью потек по нутру.

А мы улыбались, пот грязный смывая.

Я этот миг счастья всегда вспоминаю,

И каждый раз, как я в баньку иду,

Я тебя, папка, благодарю.

Березовый веник, что вместе вязали,

Спасибо тебе, долго мы истязали.

Всему научил нас, не делал секрета.

Спасибо, родной, и за то, и за это.

Одними словами все не передать,

Но я не устану молитву шептать.

Мы все эгоисты, не ценим живыми

Родителей наших, пока молодые,

А плачем, теряя, и просим пощады.

Минуту быть рядом – нет большей награды.

Хотим их улыбок, хотим их объятий,

Чтоб с неба всех нас берегли от проклятий,

От зла и от войн, от лжи и обмана,

И чтобы сверху – небесная манна

Сыпалась густо, без остановки,

А мы б подставляли для ловли обновки.

Но жизнь, как речка, свое взяв начало

Стремительно гонит нас к разным причалам.

И на каком задержаться придется,

Это уже в другой песне поется.

Гонит нас речка то быстро, то плавно,

То застреваем в болоте мы славно.

Жизни рутина, проблем всяких куча.

Каждый из нас испытал эту бучу.

Лодок, разбитых на этой реке,

Не сосчитать ни тебе и ни мне.

Главно, в движенье не остановиться,

И пусть вокруг будут разные лица.

Вспомним родительский тихий причал -

Он нас на долгую жизнь повенчал,

Выдал нам весла и крепкую лодку,

А встречный ветер орет во всю глотку.

Но мы не боимся, родителей славя,

И наш челночок будто их руки правят.

К конечному порту всем должно прийти.

Свой путь достойно должны мы пройти.