Эпизод из жизни коммерсантов девяностых годов

26 June 2019

Сейчас нас время от времени пугают 1990-ми годами. Не буду вдаваться в такие подробности, как общая обстановка, скажу лишь то, что и тогда наш народ ухитрялся выживать. Кстати, порой сделать это было даже проще чем сейчас. Некоторые тогда торговлей занимались. В городе Новосибирске начал работать оптовый вещевой рынок. Туда коммерсанты за товаром ездили. Мне, слава богу, торговать не пришлось. Другим делом занимался – коммерсантов в Новосибирск возил. В то время обычно на «Жигулях» ездили. И я также. До рынка новосибирского почти пятьсот километров. Пассажирки мои торговлей до этого не занимались. Просто без работы остались из-за закрытия предприятий. Вот и пришлось как-то выживать.
Однажды летом, кажется, в июле, возвращаюсь из очередной поездки. Как всегда, на крыше машины четыре огромные сумки, багажник тоже сумками забит, пара сумок в салоне, между двумя коммерсантками. Третья на переднем сиденье. Эти трое были просто супер! Не знаю, как насчет коня на скаку остановить и в горящую избу войти, но выпить они могли много. Мы, кто коммерсантов возил, называли их троицей.
Первым делом троица моя, как обычно, взяла на оптовом продовольственном рынке литровую бутылку водки и закуску. Пока я из Новосибирска выезжал, да потом, проехав через город Бердск, до города Искитима рулил, троица моя эту литровую бутылку «приговорила» и уснула.
Дорогой одну остановку всегда делали у большого села Тальменки. Сейчас там всяких кафе полно, а в девяностые, в основном, палатки стояли. Правда, магазин был и что-то вроде столовой. Троица моя, обедая, разумеется, поллитру водки выпила. 
Еду дальше. Коммерсантки спят. Хорошо, не мешают. На дороге обстановка спокойная, машин мало, скорость – сто. К городу Бийску подъезжаю. Троица проснулась, сидят, спорят о чем-то. На выезде из города магазин.
- Останови, - говорят.
Вернулись в машину с бутылкой водки, батоном хлеба и палкой колбасы. Еду дальше. Они «пошушукались», и:
- Что мы, как неизвестно, кто. Давай где-нибудь остановимся. Погода хорошая, возвращаемся рано. 
Я скорость сбавил, свернуть хотел. Справа спуски с дороги хорошие. Там бывшие карьеры (гравий раньше брали), люди в этих карьерах купаются. 
- Не здесь, - коммерсантки чуть ни закричали, - люди отдыхают, а мы с бутылкой. Подумают, что алкашки.
Проехал я еще с полкилометра, свернул с дороги, за деревьями остановился. Поляна хорошая, с дороги не видно. Все условия для коммерсанток.
Расположились они на капоте. А я решил подальше пройти. Сами знаете, для чего. Иду потихоньку, куст огибаю. Впереди воду видно. Похоже, что озеро. На берегу, шагах в пяти от воды – чудо-юдо. Хотите – верьте, хотите – не верьте. Но увидел я там настоящего крокодила. Небольшой такой. Примерно метровой длины. Откуда взялся? Наверно, какой-нибудь «крутой» дома держал, да надоел он ему, вот и выпустил. А то, что с наступлением холодов погибнет крокодил – не сообразил этот новый русский.
Обернулся я, коммерсанток маню к себе, палец к губам прикладывают. Они поняли. Идут. Подошли, показываю им крокодила. 
- Ой, кто это? Крокодил. Откуда? А если укусит? Что делать-то будем?
Поговорили мы так пару минут. Я предлагаю:
- Давайте с собой возьмем его. Завтра воскресенье – базарный день. Вот на базаре его и выпустить.
Троица не против, только, как вести его не поймут. Боятся, что искусает. 
- Пасть скотчем замотаем, - говорю, - на заднее сиденье поперек машины.
Они, те две, которые сзади сидят, против. 
- Тогда, - говорю, - на крышу, поверх сумок скотчем примотаем.
Не получилось ничего. Пока разговаривали, крокодил в воду сбежал.
На следующий день приезжаю на базар, чтоб договориться насчет следующей поездки. Рано приехал. Почти никого нет. Тут мотоцикл, Иж с коляской подъехал. В коляске сумки с товаром, на заднем сиденье одна из вчерашней троицы, за рулем ее муж. Меня увидел, возмущенно так:
- Нет, ты скажи, что они там вчера пили? Я тоже, бывает, выпью. Всякое бывает. Но чтобы до того, чтоб крокодилы по пьянке начали мерещиться!!! Еще раз до крокодилов налакаешься, - к жене обернулся, - я тебе таких крокодилов покажу!..
Когда на базар явились две других (их тоже мужья доставляли на какой-нибудь технике) из вчерашней команды, все происходило примерно так же. Один обещал, если жена до крокодилов напьется, он сам будет торговать. Второй заверял, что отправит на принудительное лечение от алкоголизма. Час, наверное, все это продолжалось.
После того случая я еще пару раз у того озера останавливался. Только крокодил больше не показывался. Не знаю, может быть, кто-нибудь поймал его и спас, а может быть, до зимы только дожил он. Если замерз – жалко. А тот «крутой», который выбросил его – даже назвать как его, не знаю. Нельзя разве было отдать куда-нибудь?

Сейчас нас время от времени пугают 1990-ми годами. Не буду вдаваться в такие подробности, как общая обстановка, скажу лишь то, что и тогда наш народ ухитрялся выживать. Кстати, порой сделать это было даже проще чем сейчас. Некоторые тогда торговлей занимались. В городе Новосибирске начал работать оптовый вещевой рынок. Туда коммерсанты за товаром ездили. Мне, слава богу, торговать не пришлось. Другим делом занимался – коммерсантов в Новосибирск возил. В то время обычно на «Жигулях» ездили. И я также. До рынка новосибирского почти пятьсот километров. Пассажирки мои торговлей до этого не занимались. Просто без работы остались из-за закрытия предприятий. Вот и пришлось как-то выживать.
Однажды летом, кажется, в июле, возвращаюсь из очередной поездки. Как всегда, на крыше машины четыре огромные сумки, багажник тоже сумками забит, пара сумок в салоне, между двумя коммерсантками. Третья на переднем сиденье. Эти трое были просто супер! Не знаю, как насчет коня на скаку остановить и в горящую избу войти, но выпить они могли много. Мы, кто коммерсантов возил, называли их троицей.
Первым делом троица моя, как обычно, взяла на оптовом продовольственном рынке литровую бутылку водки и закуску. Пока я из Новосибирска выезжал, да потом, проехав через город Бердск, до города Искитима рулил, троица моя эту литровую бутылку «приговорила» и уснула.
Дорогой одну остановку всегда делали у большого села Тальменки. Сейчас там всяких кафе полно, а в девяностые, в основном, палатки стояли. Правда, магазин был и что-то вроде столовой. Троица моя, обедая, разумеется, поллитру водки выпила.
Еду дальше. Коммерсантки спят. Хорошо, не мешают. На дороге обстановка спокойная, машин мало, скорость – сто. К городу Бийску подъезжаю. Троица проснулась, сидят, спорят о чем-то. На выезде из города магазин.
- Останови, - говорят.
Вернулись в машину с бутылкой водки, батоном хлеба и палкой колбасы. Еду дальше. Они «пошушукались», и:
- Что мы, как неизвестно, кто. Давай где-нибудь остановимся. Погода хорошая, возвращаемся рано.
Я скорость сбавил, свернуть хотел. Справа спуски с дороги хорошие. Там бывшие карьеры (гравий раньше брали), люди в этих карьерах купаются.
- Не здесь, - коммерсантки чуть ни закричали, - люди отдыхают, а мы с бутылкой. Подумают, что алкашки.
Проехал я еще с полкилометра, свернул с дороги, за деревьями остановился. Поляна хорошая, с дороги не видно. Все условия для коммерсанток.
Расположились они на капоте. А я решил подальше пройти. Сами знаете, для чего. Иду потихоньку, куст огибаю. Впереди воду видно. Похоже, что озеро. На берегу, шагах в пяти от воды – чудо-юдо. Хотите – верьте, хотите – не верьте. Но увидел я там настоящего крокодила. Небольшой такой. Примерно метровой длины. Откуда взялся? Наверно, какой-нибудь «крутой» дома держал, да надоел он ему, вот и выпустил. А то, что с наступлением холодов погибнет крокодил – не сообразил этот новый русский.
Обернулся я, коммерсанток маню к себе, палец к губам прикладывают. Они поняли. Идут. Подошли, показываю им крокодила.
- Ой, кто это? Крокодил. Откуда? А если укусит? Что делать-то будем?
Поговорили мы так пару минут. Я предлагаю:
- Давайте с собой возьмем его. Завтра воскресенье – базарный день. Вот на базаре его и выпустить.
Троица не против, только, как вести его не поймут. Боятся, что искусает.
- Пасть скотчем замотаем, - говорю, - на заднее сиденье поперек машины.
Они, те две, которые сзади сидят, против.
- Тогда, - говорю, - на крышу, поверх сумок скотчем примотаем.
Не получилось ничего. Пока разговаривали, крокодил в воду сбежал.
На следующий день приезжаю на базар, чтоб договориться насчет следующей поездки. Рано приехал. Почти никого нет. Тут мотоцикл, Иж с коляской подъехал. В коляске сумки с товаром, на заднем сиденье одна из вчерашней троицы, за рулем ее муж. Меня увидел, возмущенно так:
- Нет, ты скажи, что они там вчера пили? Я тоже, бывает, выпью. Всякое бывает. Но чтобы до того, чтоб крокодилы по пьянке начали мерещиться!!! Еще раз до крокодилов налакаешься, - к жене обернулся, - я тебе таких крокодилов покажу!..
Когда на базар явились две других (их тоже мужья доставляли на какой-нибудь технике) из вчерашней команды, все происходило примерно так же. Один обещал, если жена до крокодилов напьется, он сам будет торговать. Второй заверял, что отправит на принудительное лечение от алкоголизма. Час, наверное, все это продолжалось.
После того случая я еще пару раз у того озера останавливался. Только крокодил больше не показывался. Не знаю, может быть, кто-нибудь поймал его и спас, а может быть, до зимы только дожил он. Если замерз – жалко. А тот «крутой», который выбросил его – даже назвать как его, не знаю. Нельзя разве было отдать куда-нибудь?