дома нескучно
Как весело и с пользой пережить самоизоляцию

Встреча с Кощеем Бессмертным

26 July 2019

Вереница курьеров не иссякала уже несколько дней. Я заказывала вещи для обустройства избушки, грузила их в обе ступы и легко транспортировала на новое место. Дом неторопливо обретал индивидуальность. Посуда, занавески, предметы декора, пушистые коврики. Весна – пора обновлений и в жизни человека, и в жизни природы. Я покупала в больших количествах, но избушка поглощала всё и требовала ещё. Почти все книги, котелки и прочий антураж из квартиры также переехал. Супчик почти перестал возвращаться домой, совершенно недвусмысленно предпочитая Убежище квартире. Городское жильё обретало стандартный вид и вместо старых вещей тихонько требовало обновок. Мы оглядывали фронт работ и писали списки. Ступу и мётлы так и не обновила по прямому назначению – было катастрофически некогда. Обещала себе: вот разберусь с начатыми делами – и сразу. Кот тоже ворчит, что отлыниваю. Мне стыдно.

Помимо переезда я собиралась приступить к ещё одному делу – повидаться с Кощеем.
Довольно долго сидела перед экраном, глядя на сохранённую в закладках страницу парня из приемной. «Позовите Кощея, он за дверью», – сказала мне рекрутер. Я позвала и прошла мимо, едва взглянув, не до него было – на меня свалилась квартира, работа и стабильный немаленький оклад. Парень на аватарке соответствовал моему воспоминанию, под вакансией был только его лайк, всё должно быть правильно. Кощей по имени Андрей.

– Зачем он нужен тебе, ты так и не объяснила, вцепилась в этого Кощея, будь он неладен. Одни неприятности от этих Костлявых, вот вспомнишь мои слова, – бурчал кот.
– Он единственный человек, кого я видела лично из связанных с Лукоморьем, кроме рекрутера. Судя по разговору с Триста Тринадцатой – парень знает больше меня, может быть, поделится информацией. Что такое «Лукоморье», кто его создал, кто поддерживает работу, откуда средства содержать персонажей. Всё похоже на какой-то древний тайный орден, о котором не знают даже участники. Вот ты знаешь, кто правит всем?
– Нет.
– Триста Тринадцатой тоже неизвестно, Гомер знает ещё меньше. Я хочу знать, на кого работаю.
– Некоторые вещи лучше оставить как есть. Вдруг нам не понравится правда?

Может, и не понравится, может, это выше моего понимания, может, там скрыто что-то настолько древнее, что разумом не осознать. Я ведь не узнаю ничего, если всё так и оставлю.
Я решилась и отправила сообщение: «Привет! Я Баба Яга. Мы можем встретиться, поговорить?»

Ответ пришел спустя час:
«Я ждал тебя. Приезжай. Москва, район Хамовники, жилой комплекс “Садовые кварталы”, позвони, как приедешь». И номер телефона.
Ждал? С чего бы это, как интригует. С животными передвигаться в поездах и по городу неудобно, без кота – непривычно и некомфортно.

– Отправь нас в Убежище, а как приедешь, открой его у Кощея, мы будем с тобой.
– А можно как-то взять и выйти у него дома? Как я к Ядвиге ходила.
– Нет, открывать двери и ходить в гости ты можешь только по измерениям, а в обычном мире придется так, транспортом. Больше того – главные герои так запросто в гости не ходят друг к другу, Убежище не даст – тайны персонажей охраняются. Можно назначить встречу в одном из измерений: у Дуба, хоть где-то ещё, но не зайти друг к другу в гости.
– Я ведь зашла к Ядвиге, – напомнила я коту.
– Зашла, но она больше не Яга, её избушка не в Убежище, а в одном из обычных измерений. К ней открыт доступ сказочным существам.

С ума сойти, сколько правил межсказочного взаимодействия! Поездом так поездом – взяла билет на «Сапсан», собрала маленький рюкзак, спрятала своих в избушке, немного подумала, сделала ещё ходку с нагруженной вещами ступой и поехала.
Москва встретила меня солнцем и весенним ветерком. Дорога промелькнула очень быстро, утром я была в одной столице, днём – в другой.

Район Хамовники очень престижный, я не удивлена, что Кощея поселили здесь. Дорого-богато, как раз по статусу. Несколько километров до Кремля и других достопримечательностей, свой пруд на территории, красота, пастораль и деньги. Кажется, всё ими пропахло – даже листья. На мне джинсы, простые ботильоны, куртка и рюкзак за спиной – ничего дизайнерского, даже неловко. Прохожие равнодушно смотрят, проезжают очень дорогие машины. Знаете, сначала как-то не по себе было, а потом вспомнила, что я – Баба Яга, а это вам не хвосты коровам крутить! У меня говорящий кот и избушка лучше всех! Задрала нос и отправилась к искомому корпусу.

– Я приехала, стою возле дома, – решительно сообщила, когда Кощей снял трубку.
– Сейчас спущусь за тобой.

Такой усталый голос.
Он вышел, мы оглядели друг друга с ног до головы. Я смутно помню, каким он был, но казался плотнее. Сейчас передо мной стоял худой парень с римским профилем, коротко стриженными пепельными волосами, в элегантном костюме. Остро выпирающий кадык, длинные тонкие пальцы, серые глаза. Высокий, чуть пониже Казимира. Протянул мне руку, я по инерции подала. Холодные пальцы слегка сжали мою кисть и поднесли к губам. Лёгкое касание к коже – сама галантность, сейчас такого не встретишь среди сверстников. Я смутилась.

– Янина, ты одна?
– Пока да, но компаньон будет вскоре.

Мы молча поднялись в его квартиру – пентхаус на два этажа с окнами до пола.
Кощей сдержанно представил своё жильё:
– Гостиная-столовая с камином, кухня, две спальни, кабинет. На втором уровне сауна, зимний сад под стеклянным куполом и прочее. Есть выход на крышу. Всего около трехсот метров. – Мы устроились на огромном кожаном диване. Бальтазару бы понравилась обивка. – А ты как живёшь?
– У меня маленькая студия и машина в кредит, – хмыкнула я, нисколько не огорчившись.
– Жлобы, – резюмировал Кощей.
– Не будем жильём меряться. С твоего позволения, я вызову компаньона.
Андрей кивнул, я подошла к ближайшей двери и, отвернувшись, вставила ключ.
– Ну наконец-то, я уже опух от скуки! – Кот зашёл в квартиру, на его спине ехал Супчик. – Привет, Кощей! Классная хата!
– Это Бальтазар и Супчик, – представила я друзей. – А кто твой компаньон?
– Да ползает где-то. Молча. – Он выразительно глянул на моих животных. – У меня австралийская змея мулга.
Звучит небезопасно. Кощей отошёл к изящному стеклянному столику на кованых ножках со стоящими на нём графинчиками и плеснул из одного из них в стакан янтарной жидкости. Вышло очень по-киношному.
– Музыки не хватает, классической такой, знаешь, как в сценах про злодеев, – упоминание о змее отодвинуло на второй план осторожность высказываний. Не люблю рептилий.
– С чего ты взяла, что я злодей? – равнодушно спросил он.
Я пожала плечами, Бальтазар принюхивался и прядал ушами, тоже настороже.
– Почему тебя отправили в столицу? Я помню, на работу устраивались в Питере.
– Ближе к власти. Я ведь теперь учусь на прокурора, не просто юрфак. «Лукоморье» предоставило возможность и обещало карьерный рост, я и не думал отказываться. Пробиться сейчас непросто – у кормушек все свои.
– Как близкие отнеслись к переменам?
– Да у меня нет никого, не перед кем отчитываться. Родители погибли в автокатастрофе два года назад. Друзьям говорю, что меня завербовала очень крупная фирма и предоставила все условия, чтобы я работал на них по окончании учёбы.
– Вообще-то это правда, – кивнула я. – Друзья остались, хоть один?
– Нет. Превратились в нахлебников, плохо скрывают корыстные мотивы.
– Знакомо. Правда, у меня их и не было после переезда.
Кощей прищурился, глядя куда-то поверх меня.
– Летописец твой?
Мы дружно обернулись. Возле двери парил блокнот с ручкой и что-то писал.
– Наш, – буркнул кот.
– Ну ладно, своего я в окно выкинул, так больше не видно. Может быть, есть, может, нет, главное – не мельтешит.
Ручка перестала писать.
Я хихикнула над этим, хотя равнодушные слова Кощея вызвали неприятное ощущение. Взять и выбросить в окно?
– Зачем именно ты приехала, Яга?
– О тебе слухи ходят, что идёшь против корпорации. Понятное дело, мне бы тоже не хотелось умирать. Вопрос: что не так с контрактом? Я в своём ничего не нашла такого, чтобы сильно в свою пользу. И ещё – ты знаешь что-нибудь о нашем работодателе?
Кощей расположился в кресле напротив, закинул одну ногу на другую, сдержанно отпил глоток, рука со стаканом очень аристократично опустилась на колено.
– Нет, я не знаю ничего. Кроме тебя и летописца я не встречал ещё сказочных существ, даже в своем замке – там вообще эхо по коридорам блуждает. Я предпочитаю туда не ходить – уныние вызывает. Донимаю «Лукоморье» сообщениями. Пригрозил начать рассказывать всем об их существовании – подействовало вроде бы, попросили дать им немного времени на решение вопроса. Я пока всё равно был занят – прятал чёртову иглу в одном из яиц Фаберже. Это не тайна – все должны примерно знать, где моя смерть. Вот пусть поищут по частным коллекциям и музеям, посмотрим, как справятся с многоуровневой охраной. Сколько их, тех яиц, пересмотреть надо, – хмыкнул Кощей. – А ты попробуй зайти в тот офис, где нас нанимали, поспрашивай того хмыря, что на работу брал.
– Хмыря? – О чём он говорит? – Меня встретила женщина.
– Смотри-ка, индивидуальный подход у компании.

Мы помолчали. Кот тихонько улизнул, но довольно быстро вернулся с довольной мордой.

– А можно узнать, как ты понял, что там лазейка? Что там написано? – рискнула спросить я.
– «Пункт 5.7. Физическое лицо, добровольно подписавшее данный договор, принимает безвозмездно в дар бессмертие», – без запинки начал Кощей: очевидно, он знал наизусть свой контракт. – «Пункт 5.8. Исключения и дополнения к пункту 5.7:
Если любое физическое лицо сможет найти особую иглу, описанную как: черная игла длиной пять сантиметров с ушком, искривленным на двадцать семь градусов вправо (копия фотографии в приложении к договору), то данное физическое лицо имеет право оборвать жизнь Работника, принявшего условия трудового договора и принявшего на себя роль Кощея, путём преломления означенной иглы».
– Ого! У меня глаза в кучку от казённых слов. Мой летописец так же разговаривает, кошмар!
– Понимаешь, так как это договор, то истиной является не человек, нашедший иглу, а судья, который после экспертиз и заключений экспертов скажет: да, это та самая игла – ты должен умереть. Поэтому если при мне сломать иглу, то сила договора должна не дать мне умереть, пока не решит судья. А ты как узнала про мою тяжбу с «Лукоморьем»?
– В академию прогулялись, переговорили с подругой моего компаньона.
– Сплетничали, значит, – улыбнулся Кощей, продемонстрировав забавную ямочку на щеке.
– Это не сплетни, – улыбнулась я в ответ. – Обмен подробностями!
Бальтазар внезапно зашипел и взъерошился, Супчик перелетел на моё плечо, тихо пища. По полу ползла большая коричневая змея, свивая и развивая кольца, щупая языком воздух, тихая и опасная хищница. Коричневая чешуя сверху, желтоватая – на брюшке, маленькие жестокие глазки. Мы застыли как изваяния.
Змея медленно заползла на колени хозяину и свернулась петлями. Язык продолжал своё гипнотическое движение.
– Как я уже говорил, это – мулга или коричневый король, – он погладил питомицу. – Ты уже умирала, Яга?
– Я… эм-м… нет. Не хочу проверять силу контракта, мне и так хорошо, – сглотнула я, неотрывно следя за рептилией. Чувствую напряжение кота, кажется, нам пора уходить. И побыстрее.
– Её зовут Эвтаназия, ласково – Эва, – с непонятной улыбкой продолжал Кощей. – Мне её прислали после первого же сообщения в корпорацию. В тот вечер я умер впервые. Знаешь, он запоминается, первый раз.
– Верю, но воздержусь от проверки как можно дольше.
Только бы не выдать своего шока.
– Я лежал на полу у окна, чувствуя, как моё тело горит и погибает, а она держала мою руку в пасти и продолжала впрыскивать яд. Очнувшись, я долго сидел, не понимая ничего, хотя помнил всё. «Лукоморье» прислало сообщение: «Поздравляем с первой смертью! С наилучшими пожеланиями». А чуть позже явился летописец, стал нести про свою работу, я разозлился, открыл окно и вышвырнул его проветриться.
Он замолчал, глядя на меня равнодушными глазами; я надеялась, что на моём лице видны не все эмоции из той бури, что бушевала внутри.
– Умирать не страшно, Яга, к этому привыкаешь. Эва теперь не может меня убить – иммунитет. Но я и без неё справляюсь, экспериментирую – после пятого раза становится всё равно.
– Спасибо за беседу, Кощей. Нам пора. – Это совсем не та информация, которую я хотела бы знать.

Он кивнул, губы сжались в тонкую полоску.
Мы тихонько отошли к дверям. Вначале я быстро отправила в Убежище притихших друзей, потом обернулась к Андрею:
– Ещё увидимся. Удачи тебе!
– И тебе, Яга. Будь осторожна, человеческая жизнь коротка.
– Не провожай, я найду выход из здания.

«Сапсан» нёсся к дому, увозя меня от зловещего Кощея с его тайнами. Узнав столько нового, познакомившись с потенциальным врагом, я не отказалась бы от красного полусладкого зелья. Во многих сказках мы враждуем, но это ведь не обязательно, можем и свою историю написать. Да только как? Человек, который забыл страх, опасен для себя и окружающих.

Держать дома ядовитую змею, кажется, незаконно. Она может уползти и убить других людей. На компаньона она не похожа, хоть он её так и назвал, стоит уточнить у Бальтазара.
Мне кажется, Кощей немного не в себе. С другой стороны, умирать в своей квартире на полу в одиночестве – и никто не может помочь, никто даже не знает, что ты погибаешь. Не могу себе представить – у меня верный Бальтазар, милаха Супчик, родители. Да я счастливый человек! Жаль Андрея, но стоит быть настороже с ним. Я вспомнила кривящиеся губы, пустые глаза, худые пальцы, поглаживающие голову змеи. Меня передёрнуло.
Вот офис навестить – мысль дельная.

Я подходила к дому уже поздним вечером, погружённая в свои мысли настолько, что не заметила машины. Визг тормозов, яркий свет в глаза – и какая-то сила отшвырнула меня на обочину. Рюкзак уберёг спину, но остальное тело получило ощутимый удар. Вместо меня на дороге стоял какой-то парень. Как в замедленной съёмке, передний бампер легковушки ударил по его коленям и смял под колёса… Из-под машины выпорхнула стая голубей. Я зажмурилась, услышала, как машина с визгом скрылась за поворотом, а когда открыла глаза, множество серых птиц на лету сбивались в кучу, ставшую через мгновение человеком. На незнакомце был спортивный костюм, кепка и классические туфли.
– Что ты такое? – прошептала я не своим голосом.
– Я Тоха. Друзья зовут меня Глюк.

P. S. Чтобы получить доступ к "Тайным сказкам", станьте нашим спонсором.