...про ангелов

"Получите информацию" (роман в 12-ти частях). Часть 006, про ангелов

Место действия: планета Элекур-Одор, за пределами известного людям Космоса

Время действия: вне человеческого понимания времени

Больше всего на Элекур-Одор Лизе полюбилось утро. Близ Границы и внутри неё, со Стороны Света, в любой точке полушария Элекур можно было наблюдать, как сорок шесть спутников планеты выстраиваются в кривую, напоминающую сужающийся вдаль завиток, дальняя точка которого указывала направление туда, где через несколько мгновений произойдёт Открытие. Где-то очень далеко от Элекур-Одор происходило нечто, что заставляло пространство там изгибаться, постепенно и равномерно расширяясь во все стороны из одной точки, образуя подобие рожка, внутрь которого, как в воронку, двигались находящиеся поблизости в осмысленном скоплении неизвестные на Земле небесные тела, состоящие исключительно из пылающего пучка цвета и похожие на громадные звёзды. Когда всех их поглощала тьма, небо замирало, а затем из недр этой тьмы вырывалось бесчисленное множество световых волн, озарявших всё вокруг короткой плавной вспышкой, после угасания которой из пустоты возвращались светящиеся небесные тела, складываясь в определённый орнамент. Всего таких орнаментов было шестнадцать, каждый из них символизировал время года, а цвет и положение говорили о начале, кульминации или исходе определённого периода.

Свет этих небесных тел достигал Элекур-Одор, как будто привлекаемый её энергетической границей, и оседал в основном на вершине горы, материализуясь в потоки, падающие на её склон. Вся гора омывалась этими потоками, но совсем немногие из них достигали равнины. Они исчезали в недрах планеты, оставляя свои последние следы у подножья Общей Колыбели.

Сама гора, расстилаясь хребтом, украшала полушарие Элекур, и хребет этот одной стороной был частью Границы между полушариями. На склоне этого хребта было множество выступов с пещерами, причудливых форм арками и мостами из горной породы и разноцветных растений, и ещё там было множество ручьев и водопадов, образованных потоками воды и сияющего цвета. Внутри каждой пещеры было устроено гнездо, имеющее ложе из множества видов сочной травы и цветов. В некоторых гнёздах были яйца, чаще всего одно и редко больше двух. Яйца были похожи на каменные — тёмные, сине-серые, с тонкими прозрачными прожилками-трещинами по всему объёму как будто чересчур толстой скорлупы, а внутри пустота.

Недалеко от подножья горы, в холмистой долине начинало просыпаться селение. Опёршись спиною на одно из таких яиц, Лиза полулежала на кромке гнезда недалеко от края отчасти скрытой водопадом пещеры. Вид с горы нравился ей больше всех окрестных — как в театре. Она смотрела сверху, а внизу и повсюду, куда хватало глаз происходили сцены жизни. Несколько дней назад, после очередного такого рассвета, Лиза научилась фокусировать внимание на отдельных сценах. Фокусировкой своего зрения она приближала и могла как угодно вращать отдельные кусочки общей картинки, открытой её взору, масштабировать. Девушка рассматривала, как всё устроено, как ведут себя жители, любовалась и училась, делала выводы.

За последние месяцы она очень сдружилась с одним ангелом. Он не представился, а она позабыла спросить — на Элекур-Одор этот ритуал не был необходимостью. Иногда, когда она вспоминала о нём и желала встретиться, он прилетал, и они разговаривали. Иногда он прилетал совершенно неожиданно для неё, но всегда "к месту".

Лиза отложила в сторону листы и палочку для письма, и порыв ветра от ангельских крыльев растрепал ей волосы. Они молча улыбнулись друг другу, потом Лиза спросила о том, что сейчас пришло ей на ум:

— Многие ангелы, с которыми я разговаривала, хотят стать богами, а ты нет. Почему?

Ангел пожал плечами, развел руками, присел рядом с Лизой чуть ближе, чем она к краю уступа, свесив ноги, и произнёс:

— Не то чтобы я не хочу стать богом, скорее я больше хочу быть самим собой, как есть. Живу в своё удовольствие, за вами вот ухаживаю. По мне так свобода — достойная альтернатива божественности.

Ангел улыбнулся, Лиза молчала. Оперевшись на руки, она придвинулась к своим ступням, согнув колени, и села рядом с ангелом бок о бок.

— Вот, предположим, я захочу стать богом, что мне нужно сделать? — спросила Лиза.

Ангел слегка отпрянул и повернувшись к ней вполоборота посмотрел на неё с показным беспокойством, затем скривился в коротком добром смешке и закивал головой, как собачка на панельке дедушкиной машины. Он ответил:

— Тебе нужно дать людям Общий Закон в собственной упаковке, а они должны принять его. То есть тебе нужно просто поделиться с ними, форму выбирай сама. Главное, чтобы они получили информацию, а дальше пусть уже сами решают, что с ней делать. Роль богов состоит в том, чтобы создавать определенные условия циркуляции информации в Мире и быть примером Общего Закона. Взращивание и отбор космических видов жизни — это лишь одно из направлений работы богов. Едва ли не самое простое. А куда деваются боги, когда история на планете меняется? Наконец-то занимаются собой! Быть религиозным божеством есть нечто сродни общественно полезным работам. Долг, так сказать, обязанности дополнительные. Для кого-то развлечение, а для кого-то и наказание. Но цель у всего этого одна — оптимизировать условия циркуляции информации в Организме, поддерживать его Сознание.

Они обратили взоры вдаль и просидели так вплоть до того, как снизу, из долины ветер начал приносить скопления разноцветных паров лайя — растений, которые в сумерках вырабатывали светящийся газ, выпуская его из продолговатых бутонов упакованным в подвижную прозрачную плёнку — которые росли только здесь, в Долине Общей Колыбели. Достигая определённой высоты, гораздо выше того места, где друзья сидели, плёнка растворялась от изменений свойств воздуха, и пары лайя сперва рассеивались, а затем скапливались по цветовому признаку, образуя облака, мягко освещающие долину всю ночь и бесследно исчезающие к рассвету. Лизе упакованные в шарики пары лайя напоминали светящиеся мыльные пузыри, на удивление прочную плёнку которых при некотором усилии можно было проткнуть пальцем, и тогда заключённый в них спектр равномерно рассеивался в пространстве, превращаясь в ладонях в маленький фейерверк.

— Ты спрашивала, как мы жили до того, как получили доступ, — завёл разговор Ангел.

Лиза внимательно посмотрела на него.

— Я расскажу тебе историю о Слабоумном ауторе по имени Оверодин. Теперь уже не важно, когда именно, но было так, что мы жили как вы — во власти навязанных желаний и норм, проводя свои жизни в беготне по кругу «заработай-заплати». В этой бестолковщине большинство ангелов в прямом и переносном смысле клали свои жизни на то, чтобы обеспечивать многочисленной ауторской семье возможность жить, как им вздумается.

Отгородившись от масс кучкой подконтрольных правителей, каждый из которых управлял определённой частью планеты и имел множество подручных различного толка, ауторская семья жила в тени и благоденствии, изредка наблюдая за своим народом ради контроля или забавы и «чтоб знать». Множество периодов на Элекуре правили ауторские семьи, зарождающиеся на разных территориях и со временем поглощающие или уничтожающие друг друга до тех пор, пока из них не оставалась одна, безраздельно властвующая многие поколения и в очередной раз не обращала Жизнь на планете в Прах, это аналог вашего ада. Менялись лица и имена, но поведение всегда повторялось. Пока однажды у жены царствующего автора не родился мальчик без правого глаза.

Когда наследнику исполнилось семь, его мать умерла неизвестно от какой болезни, мучаясь бессонницей, странными видениями и истекая внутренними жидкостями. Последнее, что Оверодин от неё услышал, навсегда отпечаталось в его сознании и руководило им до самой смерти. Она сказала: «Милый мой мальчик, я знаю, все считают мои видения пустым проявлением болезни, а они есть очистительные воды Смерти. Не знаю по какой причине, но Смерть даёт мне шанс сказать тебе то, о чём давно забыли в нашей семье и это грозит скорым вымиранием не только народу, но и всем вам. Когда-нибудь ты станешь аутором, и я хочу, чтобы ты вспомнил то, о чём забывали уже сотни поколений. Быть аутором — значит быть вожаком. Вожаком может быть только тот, кто способен и готов нести личную ответственность за тех, кого он намерен вести, за благополучие стаи. Вожак всегда отвечает перед своим народом не только своей жизнью, но и жизнью своей семьи. И он осознает эту ответственность, поэтому выполняет свои функции добросовестно — заботится о стае — и заслуженно имеет свои привилегии. Когда-то так и было. Теперь всё иначе, мы давно научились избегать ответственности, мы сделали закон своим инструментом и преуспели в управлении массами себе в угоду. Наверное, каждый на нашем месте поступал бы так же. Мы считаем, что это наша планета. Мы научились развивать технологии, и технологии эти неизбежно дают два полярных варианта своего использования. Ты должен проконтролировать и направить в сторону жизни именно их». Не сказав больше ничего, она закрыла глаза и умерла.

Юный Оверодин получил эту информацию в период особо острого эмоционального восприятия, возможно, поэтому он принял её как постулат, но, когда настало время, опираясь на него, он смог выиграть свою Первую Битву. После этого он заставил народ принять Общий Закон, всего лишь меняя информационные потоки в обществе. Правда, ему пришлось потратить на смену устоявшегося порядка почти половину семейного состояния и столкнуться с агрессивным протестом родичей и прихлебателей. Но он смог.

— Как он заставил ангелов принять Общий Закон? — спросила Лиза.

— Это отдельная история. Тут в двух словах не скажешь. Надеюсь, ты сможешь сама поучаствовать в подобном замесе. Так вот в итоге он стал самым уважаемым и любимым аутором за всю историю рода, хотя так никогда и не показался на обозрение своему народу, оставшись надолго в сказаниях и умах ангелов.

— Это он стал первым крылатым ангелом?

— Нет. А вот его потомки да. Рост крыльев, которые у всех с рождения размером с палец, прекращался, когда ребенок взрослел, и они болтались на спинах, как неизвестно для чего придуманное природой излишество. Мы считали, что ангел «созрел» и стал мудрым, когда его крылья отмирали, засыхали и отваливались, то есть примерно, когда жизнь была прожита на треть. Всё ведь зависит от условий этой самой жизни.

Были даже такие, кто специально отрезал свои крылья, чтобы стать привлекательнее по общепринятому стандарту — чем меньше крылья, тем успешнее ангел. На обескрыливании зарабатывали огромные состояния не только потому, что это дело противоестественное и часто приводит к гибели ангела, а еще и потому, что за раной требовалось постоянно ухаживать специальными средствами и методами. Обыденной жизни это не мешало и смертью ангелам не грозило, все к этому привыкли и не могли представить себе иное.

Это была целая индустрия, и она правила нашим миром, диктовала нам наши желания, заставляя игнорировать свои собственные, и отнимала тем самым наши жизни, манипулируя сознанием одурманенных ложными ценностями масс. Через несколько периодов после принятия ангелами Общего Закона у нас стали рождаться дети, крылья которых были ослепительно белыми, а не прозрачными, и росли заметно быстрее, чем мы привыкли. Такие дети зачастую умирали в глубокой старости ещё крылатыми. Мы не списали это на случайное совпадение со сменой порядка на планете и перестали обрезать крылья. С тех пор у всех ангелов крылья растут всю жизнь. С каждым поколением рождались дети со всё быстрее растущими крыльями. Через семь поколений на восьмое, когда у всех уже на исходе юности крылья оказались способны поднимать тело в воздух и передвигать его, на планету явились боги, все боги Элекура разом.

— Явились — это как? — уточнила Лиза.

— Прилетели из ниоткуда на огромных и невероятно красивых кораблях.

— Но ведь боги бестелесны, это необходимо для быстрого перемещения в эфире. Разве нет?

— Разумеется, но мы в своей форме были не способны взаимодействовать с ними напрямую. Поэтому боги каждый раз принимают такую форму, какая будет по их разумению наиболее понятна тому виду жизни, к которому они обращаются на текущем этапе его развития. Это мелочи, не задумывайся над этим надолго.

Так вот, в своём обращении, которое услышал каждый ангел, они сказали, что для нашего вида одобрен Доступ к Космической жизни и теперь требуется только общее согласие вида на то, чтобы жить по Общему Закону и взять на себя какую-то функцию по поддержанию Жизни в Организме, то есть принять на себя дополнительную ответственность взамен на права. Нам предложили немаленький список того, чем мы можем быть полезны Космосу и дали период для обдумывания и принятия решения. По истечении оного наше решение оказалось единогласным. Когда боги прилетели снова, была проведена церемония вручения доступа и наделение ангелов видовым функционалом. Казалось бы, церемония предполагает какие-то действия, манипуляции, но нет. Был только ослепляющий миг оглушительной тишины и чувства парения, а затем все ангелы и боги оказались в совершенно ином месте. К нашему конфузу совершенно голые, как есть. Некоторые с обалдевшими домашними питомцами.

Враз целый вид переселили на другую планету, очень похожую на Элекур, но с иной флорой и фауной. За день наши архитекторы навоображали первые города, а боги воплотили их, тем самым сделав нам подарок на новоселье. Когда ангелы обжились и пришли в себя от такого поворота сюжета своей истории, боги познакомили их с соседями. Половина планеты, разделённая энергетическим барьером, Границей, была населена демонами и носила название Одор. Свою половину мы назвали Элекрур в напоминание о доме. При желании границу можно было пересекать в обе стороны, но мало кто это делал. Ангелам некомфортно на Одоре, а демонам на Элекуре скучновато. Но общались друг с другом оба вида с охотой, да и того требовали обязательства, долг. Широкая энергетическая граница была ещё и местом доступа к Общему Каналу информации. На Границе, а точнее, внутри неё, вскоре появилась целая инфраструктура: там встречались, обменивались новостями, заключали сделки, просто общались, обучались, познавали, оттуда совершались межпланетные скачки и воплощения в мир людей.

— Почему именно на Землю? — спросила Лиза.

— Потому что мы выбрали людей как зарождающийся космический вид для опеки и корректировки, а демоны выбрали вас, чтобы тестировать и выявлять ошибки до тех пор, пока человечество-таки не родится. Когда это произойдёт, люди разглядят и обретут всегда имевшийся у них рай, а потом, если всё пойдёт хорошо, то и доступ в Космос получат. У ангелов и демонов одна и та же задача, поэтому мы живём на одной планете и сотрудничаем, так удобнее.

— То есть с Элекур-Одор любой может попасть на Землю?

— Не любой, конечно. Только тот, кто захочет, и кого назначат хранители Земли. Некоторых в помощники выбирает кто-то из богов. Вообще каждый взрослый ангел и демон хоть раз бывает задействован в жизни людей. Когда рождается человек, за его со-Знанием закрепляется один ангел и один демон. Обычно они не особо вмешиваются в сознательные процессы человека, но бдеть обязаны. К счастью, это отнимает у нас совсем немного жизни.

Есть ещё отдельная группа ангелов и демонов, которые перерождаются в человеческом облике и с человеческими же способностями, чтобы воздействовать на подопечный вид изнутри. Эти могут манипулировать только информацией. Мы называем их белатиорами. Ангелам, согласившимся переродиться в человеческом облике, отрезают крылья, демонов, к тому же, лишают рогов и хвостов. Для любого представителя наших двух видов это очень высокая цена, поэтому белатиорами становятся либо по веским внутренним причинам, либо в качестве наказания за преступление Общего Закона, либо как одно из испытаний, если ангел или демон намерены в будущем стать богами.

Взамен наши виды приняли в Космическое сообщество, переселили в новый дом и наделили столькими полезностями, что бремя присмотра за людьми — объективно ничтожная плата за это.

— Кстати да, зачем вас вообще переселили с Элекура? — нахмурилась Лиза.

— Чтобы восстановить планету. Ты думаешь, ваша Земля — единственная планета, которая страдает при родах? Любое рождение сопровождается болью и наносит урон телу матери. Мир устроен так, что радость от материнства компенсирует это. Схваток же может быть тысячи. К сожалению, ни одна планета не способна произвести жизнеспособный вид быстро и безболезненно. Некоторые при этом даже погибают. Сознание может принять органическую форму только в условиях какой-либо планеты. На разных планетах — разные формы, а суть одна и та же. Чтобы куда-то поместить искру сознания, требуется, чтобы информация была скомпонована в определённую, способную принять её форму. Но когда чудо наконец происходит, вновь рождённых переселяют на другую планету, где есть подходящие условия, чтобы дать роженице восстановиться для создания нового вида жизни, а новорождённому расти и развиваться дальше, во благо Мира.

Вдруг за их спинами каменное яйцо завибрировало, а края каждой прожилки засветились цветом фуксии. Ангел радостно всполошился и замолчал. Он быстро подхватил Лизу и одним взмахом крыльев оказался с ней на макушке яйца. Они стояли друг напротив друга, ангел взял в ладони её руки и погладил пальцы. Лиза вдруг почувствовала, как каждая клеточка её тела задрожала и начала звенеть, сначала еле слышно, скорее только ощутимо, а потом всё громче и пронзительнее, пока все эти отдельные звуки не слились в такой звон, который, как казалось Лизе, уносит её далеко-далеко, как ветер может закружить какое-нибудь семя, относя в неизвестное, где ему суждено упасть в почву и прорасти.

Поначалу Лиза испытывала всепоглощающий ужас от происходящего, она пыталась что-то сказать, но позабыла, как. Быстро и беспомощно она озиралась вокруг, пока не встретилась взглядом с ангелом.

Он всё так же улыбался и перевёл её ладони ей на живот, накрыв своими. При этом, его лицо было столь умиротворённым и радостным, что ужас моментально отступил, а на смену ему пришёл абсолютный покой. Вдруг все звуки пропали, и на несколько мгновений Лиза оказалась в бесконечной тишине.

Она почувствовала давление и ощутила, как всё её тело распадается на мельчайшие частицы, которые затем стремительно сжимаются обратно, и она становится крохотной точкой и падает вниз, попадая прямо в центр яйца через отверстие в скорлупе. В этой чёрной пустоте её снова настиг оглушительный звон, и она обрела способность двигаться и издавать звуки. Она лежала на огромных ладонях.

Лиза поняла, что вновь оказалась на Земле, среди людей. Момент осознания был коротким и невыносимо болезненным. Мы все приходим в ужас, когда понимаем, в каком мире оказались. Девочка закричала что было сил и открыла глазки.

Подписывайтесь на канал и читайте остальные части, их всего 12 (они где-то рядом)

Буду рада вашим комментариям и отзывам! Прошу вас поставить оценку моей сказке на сайте премии за Доброту в искусстве - https://nablagomira.ru/vote/poeziya/Poluchite_informaciyu