Любовь, как она есть. Что творится за занавесом.

Знаете это, то самое осеннее настроение, когда хочется укутаться в одеяло и пить горячий шоколад, посматривая фильмы, то самое, когда хочется быть с кем-то кто тебя обнимает, а не одному? Опасное время… Не тратьте впустую, я потратил, но не свое. Сейчас все объясню.

Еще теплая осень, но листья уже кружат вальс, окрашивая улицы и парки города своим ярким колоритом. Я стою и вижу как она протягивает мне хризантему, подаренную мной и вот-вот слезы дадут ход, но она этого мне вряд ли покажет.

- Не могу взять, это тебе.

- Ты мне все сказал, а я хотела…

- Не все, ты меня так и не слышишь, хоть и слушаешь…

- Я тебя люблю…

Поворот обратно, включаем перемотку событий, ребята, читающие. Крутим пленку в обратном направлении, не то, не то, не то… Вот, кажется здесь.

Выхожу из «четверки» и прямо с автобусной остановки вижу уверенную, безмятежную но летящую походку, примерно так отпечаталась в памяти Н., спортивная фигурка переходит дорогу, я наблюдаю и меня тянет туда, ну прям магнитом, все вокруг затихло, стало ненужным, я иду за ней, перехожу вслед за ней следующую дорогу и даже чувствую запах, ее запах… конец лета. Отпечаток! Какой же это отпечаток в моей жизни. Я набираюсь уверенности и сравниваюсь с ней:

- Привет, слушай, ты не знаешь где здесь… О! Куда путь держишь?

- Я? Привет, домой, ммм…

- Слушай, здорово, не против отниму минуту времени?

Я, конечно, ее обманул, сопровождал я ее еще минимум минут десять, за это время что-то искрометное пошутил, но мне не зачлось, поговорил и понял что у нас есть много обшего и тут ее осенило: прошло больше чем минута. Она останавливается и смотрит на меня таким заигрывающе-заинтересованным взглядом:

- Ты спортом занимаешься?

- Да, немного забросил это дело, но тело стараюсь держать в форме – начинаю демонстрацию своих «банок»

- Хах, перестань, я и так вижу, что ты спортивный – она смущаясь смотрит вокруг, люди оборачиваются и смотрят на странную парочку. Конец лета, мотаем вперед.

Этот же вечер. Она ошарашенно смотрит мне вслед после того как я ее целую прямо в автобусе перед тем как выйти, кажется такое у нее впервые, но я посчитал нужным это сделать и уже точно намеревался ей позвонить, чтобы провести время с ней в более открытой обстановке, чем автобус. Надо признаться - такое у меня было тоже впервые. Мотаем, здесь.

- Бежим! Гуси не ждут! – я тяну ее за руку и мы, хохоча во все горло бежим вдоль ручья.

- Это утки! Где ты гусей видишь? Сумашедший!

- Ломай хлеб, скорее!

- У них все заберут эти чайки!

- Это псевдочайки, говорю тебе Н., это псевдочайки! Я служил в морской пехоте, ты думаешь я не знаю как выглядят настоящие чайки?

И, действительно, чайки сожрали весь хлеб. Утки просто за ними не успевали, но мы старались. Второй раз я ее не поцеловал. Только к вечеру, когда провожал я включил песню «Морального кодекса» «по весеннему Арбату ты идешь…» и танцевал с ней медленный танец на остановке, мне так хотелось оказаться с ней как можно ближе и я обнял ее еще крепче а она уткнулась мне носиком в грудь и кажется думала о чем-то, а мне нравился запах, ее запах, конец лета. Не хочу, чтобы оно кончалось, но мотаем пленку.

И тут я бы поставил на стоп, такая, знаете пауза, когда стало ясно: я не хочу ложить трубку, мы говорим часами, что со мной? Что с ней? Она далеко, но скоро приедет, а я не хочу ложить трубку, она мне нравится, безумно. Я просыпаюсь и думаю о ней, но это все не сон, сегодня она приезжает…

Продолжение в следующей статье.