Как я была сектанткой

Мне было тринадцать. Знаете, такой замечательный и одновременно сложный период. Когда еще не заискрило, а уже горит. Вот именно тогда мы с мамой где-то там ни услышались. Ну, бывает. У всех иногда бывает. Каждый проживает это по-разному. А мне попалась школьная подружка. Подружке можно сказать все, что маме не скажешь, пожаловаться, поплакаться. Она оказалась из тех, кто слушает. И не только она, но и ее мама. Подружка словно невзначай пригласила в гости, а там - пошло-поехало: брошюрки, журналы, книги, хождение на молитвенные встречи ...

На сэкономленные деньги я купила Библию. Она до сих пор у меня есть - и Библия, с отмеченными «правильными» цитатами и все такое. Стоит сказать, что никогда до этого и никогда после я не читала ее так много, как в тот период. Моим религиозным воспитанием занималась бабушка. Оно сводилось к знанию наизусть «Отче наш» и «Богородице Диво», хождением в церковь в период пребывания в деревне на каникулах и периодическим напоминание: «Бойся Бога» А у меня была бурная фантазия. Слишком. Я любила думать и анализировать. Мне потребовалось объяснения, а не просто послушания в вере. И вот мне их дали. В огромном количестве. Мне охотно отвечали на мои вопросы, помогали разоблачать мифы и догмы, предрассудки и ритуалы. Все ради одного - спасения.

Меня сразу предупредили, что маме не стоит знать о моих духовных поисках, ведь на меня прозрение уже взошло, а на маму - еще нет. Поэтому ничего удивительного, что она будет против, запрещать, ссориться. Я должна была быть к этому готовой. Более того, я должна была быть готовой сопротивляться в случае, когда родители начали бы мне запрещать. Мне даже соответствующую цитату в Библии нашли. Я должна выдержать это испытание, ради, опять же, спасение - не только своего, но и своих родителей. Ибо они должны последовать моему примеру. О, это была очень тонкая ниточка! За нее меня можно было дергать, как угодно! Я любила родителей. Особенно остро именно тогда, когда чувствовала услышаной. Ради их спасения я была готова прятаться, врать, придумывать отмазки и прикрытия. Да, я врала родителям, потому что верила, что когда достаточно «прозрею», смогу их спасти.

Моя конспирация продолжалась довольно долго. Подружка прямо в школе передавала мне специальную литературу, а я ее надежно прятала. Видимо, мама так и не раскрыла меня, если бы я сама не розсекретилась. Мне так хотелось поскорее стать спасительной, что я начала «проповедовать». Ну, где-где? Конечно же, дома.

Конечно, мама была в шоке. Но поступила в той ситуации очень мудро. Она не набросилась на меня, не запрещала, ни убеждала. Она дала мне спокойствие (разве что наблюдала внимательнее, чем обычно), а сама поговорила с мамой подруги. Очень убедительно поговорила, потому что от меня сразу же отстали. А там - школа, музыка, литература, куча разных занятий и дел - и все это растворилось и исчезло само собой. Мама услышала вовремя.

Почему я сейчас так много рассказываю о том двадцатилетней давности историю? Потому что это важно. Со мной не произошло ничего плохого, но вполне могло произойти. В лучшем случае я могла уйти из дома. Я была настолько углубленной, что если бы мне тогда кто-то сказал - режь вены, прыгай с крыши - все ради спасения - я бы не колебалась! Никакой минуты! Тогда не было сетей и никто не знал ни о каких китов, но мне достаточно было намека! Я была способна на многое. Это был период, когда мои суицидальные заморочки были очень острыми. И не факт, ой не факт, что в последний момент я бы остановилась.

Я была настолько упоротой, что если бы мне приказали сжечь церковь или распилить на обрубки крест, я бы это сделала. Я даже собственноручно тайно уничтожила несколько книг и картинок, потому что считала, что это правильно и приведет к спасению! Это была моя личная инициатива.

Помню, что как раз в то время к нам в школу пришла какая-то проповедница то целительница. Да-да, в школу. Нас согнали с уроков в актовый зал - послушать женщину Божию. Сейчас меня это шокирует! Учительница подтвердила - таки целительница: у нее после слушания проповеди перестала болеть голова. Я не помню той женщины, а также то, что она рассказывала. Помню только, что к концу встречи она предложила всем вместе помолиться. Я была настолько упорной, что стала единственной на весь актовый зал, кто не встал и не молился вместе с ней. Даже и моя подруга встала и то молилась, делала вид. Я - нет. Кто-то толкнул меня в спину: «Встань! Ты что, сатанистка? »« Нет, - ответила я. - Я христианка. Не встану, потому что не знаю, кто она ».

Поэтому понимаете, насколько я серьезно воспринимала все, что со мной происходило? Анализируя это все сейчас, я начинаю понимать, откуда берутся религиозные фанатики и почему человек готов лишить себя жизни ради обещанного спасения

Мне рассказывали ужасные вещи о той группировке. О том, что за ним стоят большие деньги, мошенничество, манипуляции сознанием ...