Армия Карфагена VI — IV вв. до н. э.

В период с VI по IV вв. до н. э. основным противником карфагенян были греки, в частности, Сиракузы. Столкновение торговых интересов Карфагена и греческих колоний в Сицилии привело к многочисленным конфликтам, продолжавшимся вплоть до III в. до н. э. и закончившимися почти полным подчинением Сицилии пунами. Тесное соприкосновение с греками не могло не оставить следы в карфагенском военном искусстве. Данных, проливающих свет на состав, численность и организацию пунийской армии недостаточно. Тем не менее, в данной статье мы постараемся дать наиболее подробную информацию об армии Карфагена VI — IV вв. до н. э.

Большую часть карфагенских войск составляли наемники, в первую очередь, жители Северной Африки из подвластных или зависмых от Карфагена территорий, которые составляли костяк армии, а также наемники из других уголков Средиземноморья — греки, испанцы, кельты и др. Интересное описание воинов на службе пунийцев находим у Полибия, который описывал восстание наемников в Карфагене после Первой Пунической войны: «Так как наемные войска принадлежали не к одному племени и говорили на разных языках, то люди не понимали друг друга, и в стоянке царили шум и смятение» (Polyb., 1, 67). Стоит отметить, что сами карфагеняне никуда из армии не исчезли. Зачастую, они и командвали войсками, но также служили в армии и на флоте. Собственно, реформа, сделавшая карфагенскую армию преимущественно наемной, была проведена династией Магонидов, руководившей политикой североафриканской страны на протяжении века: со второй половины VI по середину V вв. до н. э. Юстин пишет: «Магон, карфагенский полководец, первым установил в войске военную дисциплину, этим заложил основы господства пунийцев и укрепил мощь государства как военным искусством, так и своей [личной] доблестью» (Just., 19, 1, 1). Есть предположения, что речь идет о создании ливо-финикийской фаланги, копировавшей классическую греческую. Теодор Моммзен связывает появление наемного войска с началом экспансионистской политики карфагенян.

С V в. до н. э. появляются данные об армии Карфагена у античных авторов. Диодор так описывает войско пунийцев перед битвой при Гимере в 480 г. до н.э.: «Карфагеняне собрали большое количество денег, набрали наемников из Италии и Лигурии, а также из Галатии и Иберии; и в дополнение к этим войскам они набрали людей своей собственной расы со всей Ливии и Карфагена, и в конце концов, после трех лет в постоянной подготовке они собрали более 300 тысяч пехотинцев и двести боевых кораблей» (Diod., 11, 1). Численность войск, конечно, сильно завышена, но армия была достаточно серьезной. Тот же Диодор приводит информацию о вмешательстве Карфагена в конфликт между Эгестой (Сегестой) и Сиракузами в конце V в. до н. э.: «…Карфагеняне направили эгестинцам 5000 ливийцев и 800 кампанцев. Эти солдаты были прежде наняты халкидонцами для помощи афинянам против сиракузян, но после поражения отплыли назад и не знали, кому служить. Но карфагеняне купили для них лошадей и, дав высокую плату, послали в Эгесту…» (Diod., 13, 44).

Карфагенские гоплиты.
Карфагенские гоплиты.

Карфагенская армия была одной из самых передовых. В VII-VI вв. пунийцы вместе с шлемами прото-коринфского и коринфского типов использовали защиту для рук и ног. Гоплиты пользовались типичным оружием греческого воина, а начиная с IV-III вв. — эллинистическим вооружением. Среди испанских наемников в карфагенской армии была распространена изогнутая фальката — колюще-рубящий меч длиною 45 см, помещавшийся на левом боку.

Помимо войска в Карфагене существовало гражданское ополчение. По мнению Т. Моммзена, в случае крайней необходимости город мог выставить в IV в. до н. э. 40 тыс. гоплитов.

В период войн Карфагена с греками в V-IV вв. до н. э. пунийцы активно применяли колесницы. Их часто упоминают Диодор Сицилийский и Плутарх в «Сравнительных жизнеописаниях» Тимолеонта. Плутарх, описывая карфагенскую армию незадолго до битвы при Кримисе (около 340 г. до н. э.) писал, что карфагенский флот вез к Лилибею «несметные запасы хлеба, осадные машины, боевые колесницы и другое снаряжение» (Plut., 25). Уже после поражения пунов при Кримисе Плутарх отмечал, что «в руки победителей попало двести колесниц» (Plut., 28). В связи с этим сражением стоит упомянуть т. н. «Священный отряд», состоявший из полноправных граждан Карфагена, который после баталии был расформирован. С этого момента Карфаген полностью вверил свою защиту наемникам. Плутарх пишет: «говорят, что из десяти тысяч павших три тысячи были карфагеняне – к великой скорби их города. Ни знатностью рода, ни богатством, ни славою никто не мог сравниться с погибшими, а с другой стороны, не было еще на памяти карфагенян случая, когда бы в одной битве они лишились стольких граждан» (Plut., 28). Скорее всего, здесь речь идет о Священном отряде. Стоит отметить состоятельность этих граждан: «о высоком положении убитых греки узнали по снятым с них доспехам: собирая добычу, никто и смотреть не хотел на медь и железо – так много было серебра, так много золота» (Plut., 28). Священный отряд насчитывал при Кримисе, согласно Диодору, «двадцать пять сотен» человек (Diod., 16, 80, 4). Это подразделение состояло из пехоты, однако Теренс Вайс в «Armies of the Carthaginian Wars 265–146 BC» высказывает предположение, что в состав отряда могла входить и конница.

На смену колесницам пришли боевые слоны, с которыми карфагеняне познакомились в ходе войны с Пирром Эпирским (278-276 гг. до н. э.).

Стычка между карфагенянами и греками
Стычка между карфагенянами и греками

Еще одной особенностью карфагенской армии было небрежное отношение военачальников к собственным солдатам. Объяснялось такое отношение довольно просто: в конце каждой кампании наемникам приходилось платить, поэтому полководцы были заинтересованы в том, чтобы до конца кампании дожило как можно меньше нанимавшихся на службу воинов. Зачастую, командиры просто обрекали на гибель какое-либо подразделение, присваивая себе причитавшиеся им деньги. Такой метод нередко приводил к поражениям в сражениях. Кар­фа­ген­ские армии были спа­я­ны вме­сте толь­ко честью зна­ме­ни и денеж­ны­ми выго­да­ми. Эта слабость карфагенской военной машины сыграла на руку уже римлянам.

Карфаген изведал на собственном опыте, каким бед­ст­ви­ям могут под­вер­гать государство армии из наемников. Например, пре­да­тель­ство ливий­ских войск их началь­ни­ком Гимиль­ко­ном обернулось опас­ным вос­ста­нием ливий­цев. Пуны конечно осознавали все недостатки своей военной системы и всячески старались их исправить. Казна была всегда наполнена, чтобы вовремя удовлетворить чаяния наемников.

1 и 2: карфагенские гоплиты из Священного отряда. 3: греческий наемник. 4: карфагенские женщины
1 и 2: карфагенские гоплиты из Священного отряда. 3: греческий наемник. 4: карфагенские женщины

Под доспехами мужчины носили традиционную ближневосточную одежду: тунику, обычно пурпурного цвета. Тертуллиан отмечает, что эти одежды «заслуживают внимания за качество ткани, великолепие и гармонию красок…» (De pallio, 3). Пунийцы также пользовались греческими туниками. Военный плащ напоминал греческий, и им пользовались все солдаты. У командиров же плащ отличался пурпурной или «золотой» вышивкой.

На одном из скульптурных изображений карфагенского гребного судна есть штандарт, увенчанный диском и полумесяцем. Историк Питер Коннолли, следуя из того факта, что этот символ встречается слишком часто, предположил, что он мог быть штандартом Карфагена.

1: Карфагенская боевая колесница с экипажем. Сардиния, 550 г. до н. э.; 2 и 3: сардинские воины. Художник Giuseppe Rava.
1: Карфагенская боевая колесница с экипажем. Сардиния, 550 г. до н. э.; 2 и 3: сардинские воины. Художник Giuseppe Rava.

Пунические армии были особенно сильны в кавалерии и легкой пехоте, но в бою формирование фаланги было стандартным для тяжелой пехоты. Карфагенский гоплит «доминировал» вплоть до «появления» в IV в. до н. э. легкой пехоты — пельтастов, менее мощных, но более мобильных на поле боя.

Конница карфагенян, аналогично как и пехота, имела достаточно пестрый состав. Так, например, Диодор упоминает греческих всадников, вставших на сторону Карфагена в борьбе с Агафоклом Сиракузским. Страбон в «Географии» описывает ливийских кочевников номадов, нанимавшихся на службу Карфагену, как и нумидийцы: «всадники у них сражаются большей частью вооруженные дротиками, на лошадях, взнузданных веревочной уздой и без седел; впрочем, у них есть и сабли. Пешие же воины прикрываются слоновыми шкурами, как щитами, и одеваются в львиные, леопардовые и медвежьи шкуры и спят на них. Как это племя, так и следующие за ними масесилии и вообще ливийцы в большинстве одеваются одинаково и похожи между собой и в других отношениях. Лошади у них маленькие, но быстрые и настолько послушные, что ими можно править прутиком. На лошадей надевают хлопчатобумажные или волосяные ошейники, на которых прикреплены поводья. Некоторые лошади следуют за хозяином, даже если их не тянут за поводья, как собаки. У них в ходу небольшие кожаные щиты, маленькие копья с широкими наконечниками; они носят с широкой каймой без пояса хитоны и, как я уже говорил, шкуры в виде плащей и панцирей» (Strab., 17, 3, 7).

Кочевые племена практически всю жизнь проводили на коне. Нумидийцы не использовали ни узды, ни поводьев, т. е. всадник управлял лошадью только с помощью ног. Эта лучшая легкая конница античности на роль ударной силы не годилась. Зато нумидийцы были отличными застрельщиками и преследователями убегающих противников.

Нумидийская конница. Как видим, все снаряжение лошади ограничивается ремешком на шее. Художник А. Аверьянов
Нумидийская конница. Как видим, все снаряжение лошади ограничивается ремешком на шее. Художник А. Аверьянов

Карфаген широко пользовался услугами балеарских пращников, знаменитых своим умением метать камни. В битве при Гимере (311 г. до н. э.) у Диодора есть интересный эпизод, когда балеарские пращники отстояли лагерь пунов: «Осыпая ливнем больших камней, они многих ранили и даже убили не мало среди нападавших, пробивая защитные доспехи большинства из них. Ибо эти люди, которые привыкли метать камни весом в мину, внесли большой вклад в победу в бою, так как с детства они постоянно упражняются с пращой. Таким образом, они выгнал греков из лагеря и победили их» (Diod., 19, 109).

Ветеран ливийской пехоты карфагенской армии. Художник А. Ежов.
Ветеран ливийской пехоты карфагенской армии. Художник А. Ежов.

Пунийская тактика в борьбе с греками и Пирром была преимущественно оборонительной. Ее можно проследить в борьбе с тираном Сиракуз Агафоклом в 312-305 гг. до н. э. Например, в битве при Гимере в 311 г. до н. э. пунийцы заняли оборонительную позицию на холме, используя пращников под прикрытием гоплитов. Решающую роль в баталии сыграл обходной маневр пунов, приведший к поражению греков. На следующий год, в битве при Тунете, карфагеняне первыми атаковали греческие позиции. Колесницы и конница использовались для завязки боя. После отражения этой атаки пехотой Агафокла завязался бой тяжелой пехоты, в ходе которого греки одолели противников. В битве при Тунете в 306 г. до н. э. пунийцы снова заняли оборонительную позицию и, успешно отразив натиск войск Агафокла, нанесли ему поражение. В битве при Киримисе 340 г. до н. э. греки также атаковали первыми: «солдаты разом подхватили клич и сами потребовали, чтобы их немедленно вели вперед, и Тимолеонт, подав знак коннице очистить место перед колесницами и напасть на врага сбоку, приказал передовым бойцам сомкнуться и сдвинуть щиты; затрубила труба и они бросились на карфагенян. Первый натиск карфагеняне выдержали стойко: тело у них было защищено железным панцирем, голова покрыта медным шлемом, и, выставляя вперед огромные щиты, они легко отбивали удары копий» (Plut., 27-28). Таким образом, мы видим, что карфагеняне в основном придерживались одной тактики. Кавалерия с колесницами играли вспомогательную роль для завязки сражения, либо для преследования отступающего противника. Активно использовалась легкая пехота, которая взаимодействовала с другими родами войск.

В дальнейшем пуны придерживались оборонительной тактики вплоть до Первой Пунической войны и реформ спартанца Ксантиппа, когда тактика карфагенян стала наступательной. Но она долго не преобладала и после поражения карфагенян при Панорме в 251 г. до н. э. снова возобладала традиционный способ «борьбы за холмы». В ходе следующих военный кампаний карфагеняне использовали принцип «золотой середины», совмещая преобразования Ксантиппа с сильными сторонами традиционных приемов войны.

Подводя итог выше сказанному, стоит отметить, что карфагенская армия VI-IV вв. была одной из самых передовых в Античном мире, широко пользовалась услугами наемников, что нередко приводило к поражениям. Тактика была преимущественно оборонительной, а в сражениях главную роль играла пехота.

Библиография и источники: