2003 subscribers

Такого не бывает (окончание)

11k full reads
Такого не бывает (окончание)

Светка проснулась и блаженно потянулась в кровати. Суббота! Ни с чем не сравнимое чувство свободы, ожидания чего-то волшебного, ну, хотя бы маленького подарка для себя, и море возможностей - вот что такое суббота! Конечно, на субботу планов всегда громоздится столько, сколько не влезет и в годовое количество суббот, но ведь из этой горы можно выбирать самые интересные! А об остальных помечтать, лежа в постели, мурлыкая под нос модный мотивчик, делая одновременно гимнастику для ленивых.

Разогрев себя мечтами и зарядившись энергией, Светка решительно встала и отправилась в ванную. Чистя зубы, думала о том, что же ей сегодня все же предпринять такого волшебно-сногсшибательного и полезно-уютного? Под первую категорию лучше всего подошло бы свидание с Фараоном. Но...увы, при всем желании, Светка не смогла бы сама это устроить. "Свидания" происходили спонтанно, сами собой, совершенно неожиданно и не запланировано. Но ведь происходили и происходят уже целый месяц, так что условно оно может считаться назначенным.

Светка улыбнулась такому решению и пошла готовить завтрак. Свою систему питания она определяла просто: съедать то, что организму хочется. Особенно это касалось выходных дней, когда некуда было спешить. На завтрак это могли быть и каши, и тосты с джемом, и омлет, и горячий бутерброд. Сегодня организму хотелось чего-то полезного, и Светка сварила овсянку на воде, добавив в нее изюм и курагу. И мятный чай с медом. Жуть, как оказалось вкусно и полезно!

За окном было пасмурно, стояла поздняя осень. Тополя уже оголились, а на березах еще жалко трепетали охряно-желтые венички оставшейся листвы. Небо было сизым, с рваными клочьями грязно-белых облаков. Нет, Светка отвернулась от окна, эта унылость за окном не испортит так прекрасно начавшейся субботы! Она включила музыку и стала танцевать - то, что разучивала с Фараоном.

Суббота, надо сказать, удалась - Светка переделала множество запланированных дел, и даже начала вязать давно задуманный кардиган. Он сейчас будет очень кстати на работе - в кабинете зимой не жарко. Правда, набрав резинку и перейдя к основному узору, она несколько раз сбилась в схеме - мысли уносились к Фараону, но это были лишь воспоминания, а нового видения не возникало. Светке стало грустно, как бывает грустно, когда ждешь звонка, поглядываешь на трубку телефона, а он все не звонит... Но она ведь соскучилась! Так соскучилась по его взгляду, прикосновениям, теплу его ладоней!.. На вязание закапали слезы.

Нет, это никуда не годится! Слезы не утихали, и Светка не в состоянии была различать схему узора. Она отложила спицы и уткнулась в диванную подушку. Она жалела себя, а слезы текли и текли. Она не рыдала, лишь изредка всхлипывала, как маленький ребенок. Натянув на себя плед, Светка согрелась и уснула.

Она стояла в пустыне и вглядывалась вдаль, ожидая, когда же в плещущемся от жары, словно рябь на воде, воздухе появятся фигуры всадников, и он, ее Фараон, впереди всех. Но никого не было. Она вернулась к шатру с нарастающим беспокойством - все приметы говорили о надвигающейся бури, и им давно следовало свернуть лагерь и спасаться бегством, но Фараон с группой всадников покинул лагерь рано утром, чтобы навестить один из отдаленных оазисов. Он не взял с собой ее, то есть Э-бер, объясняя, что двигаться туда и обратно они будут предельно быстро, и для нее это будет слишком утомительно. И вот, надвигается буря, а он все еще не вернулся.

Воздух стал совершенно неподвижным и густым. Оставшиеся в лагере приближенные Фараона спешно готовились встретить бурю, и укрепляли шатры. Особенно заботились о размещении животных, которые в бурю чувствуют беспокойство и инстинктивный страх. Светка тоже ощущала тревогу и ничего не могла с этим поделать. Вот если бы рядом был Фараон, то ей ничего бы не было страшно. Где же он? Вдруг их уже поглотила буря? Вдруг он не выживет?.. Об этом не стоило думать, лучше она будет помогать, чем может.

Она что-то бездумно переставляла в шатре по указанию оставленного за главного из приближенных Фараона, когда кто-то крикнул "Едут!", и она выскочила наружу. Боже, как все изменилось вокруг! По песку пробегали маленькие вихри, но вдалеке уже стояла плотная грязно-желтая завеса, закрывающая пол-неба. На ее фоне с бешеной скоростью неслись всадники, кажущиеся совсем крошечными, но пока они опережали бурю.

Такого не бывает (окончание)

Э-бер чуть не заплакала от радости, но медлить было нельзя, и она снова кинулась помогать. Наконец, когда ветер за стенами шатра уже гудел, как ревущий зверь, в шатер втиснулись Фараон и его спутники, тут же наглухо закрыв вход. Э-бер смотрела на него, не скрывая слез, терпеливо ожидая, когда он подойдет, отдав необходимые распоряжения и утолив жажду. И он подошел. Она увидела по его осунувшемуся лицу, как он измотан поездкой, но глаза улыбались ей тепло и нежно. Да, нежно, она не могла ошибиться. Он взял ее руки в свои ладони, и она, не сдержавшись, прижалась к ним мокрым от слез лицом.

-Мой Фараон, - шептала она ничего не сознавая вокруг, касаясь губами его ладоней, хранящих запах поводий. Он нежно поднял ее голову, посмотрел в глаза и провел тыльной стороной ладони по ее щеке, утирая слезы:

-Ну что ты, ласточка, чего ты так испугалась? Буря пройдет, и все снова будет хорошо. Я с тобой, моя маленькая Э-бер!

Светка рванулась ему навстречу, почувствовала, что тонет в его объятиях, и резко проснулась.

Это точно было? Она в объятиях Фараона. И его поцелуй. Точно, или это лишь сон? Да, это было, она чувствует до сих пор этот поцелуй, от него так сладко кружится голова! И все же, Светка не могла отделаться от назойливого беспокойства. Оно было тонко зудящим, трудно уловимым, но и отмахнуться от него было сложно.

Светка сходила на кухню, поставила чайник, попутно сполоснула из кухонного крана лицо. Прихлебывая чай, вспоминала все подробности сна. Дойдя до сцены в шатре, ее снова до остроты пронзили его глаза, глядящие с такой нежностью, его слова, сказанные почти шепотом, но как сказанные! Светка аж стиснула зубы и закрыла глаза, не в силах сдерживать остроту чувств. И тут же все поняла. Поняла, что за беспокойство стояла за всем этим. Его глаза глядели не на нее, его нежность, его слова были предназначены не ей, вот в чем дело! ОН говорил это Э-бер, а не ей, Светке! Боже, она ведь третий лишний, даже не смотря на то, что Э-бер и есть она сама. Да, она, но не сейчас, а тогда, давным давно! Ее по сути не должно там быть, она просто попала незримо в то пространство, она втиснулась между Э-бер и Фараоном, как призрак, жаждущий любви!..

Воскресенье ее совсем не обрадовало. Она провалялась весь день без всяких желаний, изредка вставая по необходимости. Ее накрыла депрессия. Едва дождалась утра понедельника, вышла на работу раньше на целый час, окунулась в цифры до самозабвения, не желая думать ни о чем другом. И потянулись безрадостные, механические будни.

Она боялась думать о том, что там случилось дальше с Фараоном и Э-бер. Не хотела. Это была не ее любовь, как она вдруг почему-то решила вначале. Каким образом она могла стать ее? На что она надеялась? Нет, не думать, иначе неизбежны слезы.

Светка напросилась в командировку, слетала на недельку в другой город, повышая квалификацию, но ничего не изменилось - депрессия держала ее мертвой хваткой. Она все-таки связала кардиган, который действительно согревал в зимние морозы. Видений о Фараоне больше не было. Зато Светке стали сами собой приходить стихи. Однажды, стоя у замерзшего она, в голове появились строки:

Я скучаю - до застывшего крика

На морозном ветру,

На сыпучем снегу.

Я скучаю.

Скажи: "Не забыта",

Скажи: "Без тебя

Я теперь не могу!"

Такого не бывает (окончание)

Ответа не было, да и не могло его быть. Но строки приходили вновь и вновь, и она стала их записывать сначала просто на бумажные листы на работе, потом собирала и переписывала в блокнот.

Он и Она - по кромке мокрого песка

Бегут, опережая ветер...

Ты - это Он, я - не Она,

За боль любви кто тут в ответе?

***

Себя я вижу у реки опять -

Волна целует тихо мои пальцы...

А мне важней руки твоей касаться,

Пускай в веках, ушедших

безвозвратно вспять.

Ночная мгла тепла и бархатиста,

Костер меж нами - вечный друг.

В его сиянии горят мои маниста,

Твои глаза манящим светом

вспыхивают вдруг.

И далее:

Я знаю, что твоя душа

Обращена к моей.

Я слышу ее голос тихий,

Как шепот серебристых тополей,

Как клик далекий птичий...

Она похудела. Начальница смотрела на нее по-матерински обеспокоенно, а напарница Женя откровенно жалела, думая, что Светку бросил парень. Светка не разубеждала ее, но разговоры по душам не поддерживала. Просто жила. На работе вгрызалась в цифры и щелкала, как орешки сложные отчеты, за что, очевидно, начальница сделал ей надбавку к зарплате. Светку это немного порадовало, и она решила, что купит себе новое зимнее пальто. Но, походив по магазинам, поняла, что ничего менять не хочет, и вместо пальто купила новый блокнот для стихов – первый закончился, а стихи лились и лились. Под падающие под ноги снежные хлопья, под струи воды из душа, под звуки печати на клавиатуре и просто в тишине. Были они порой горько- хлесткими:

Живем меж каменными стенами -

Не продохнуть.

И стиснуты тисками времени -

Не ускользнуть.

Жизнь движется слепым конвейером -

Не изменить.

Как в этом кажущемся бдении

Любить?..

Порой философски-грустными:

Знаю, что стану другой -

Яркой, тонкой, мудрой такой,

Что будет мне легко и просто

Даже наедине с собой

Молчать о том, что невозможно…

Мечтательно-лиричными:

И вновь не спать,

Смотреть на звезды

И слушать песню ветра за окном.

Уснуть, забыв глаза твои

Не просто.

В них нежность, свет

И обещанье быть опять вдвоем…

Но всегда они были о нем, о Фараоне ее души:

Тонкие пальцы легко извлекают

Дивную музыку

Из струн многозвучной арфы.

Так слова твои способны рождать

Дивные чувства,

Пробегая по струнам моего сердца...

Так и прожила она зиму со стихами. И Его образ был незримо с ней всегда, хотя больше она не видела о нем ни снов, ни видений, и больше не плакала. Она знала, что он был когда-то, что он подарил ей большую любовь, и есть в ее сердце и теперь. А о большем она не хотела мечтать.

Однажды на работе она вдруг написала в блокноте:

Ты сказал: "Еще станцуем

Лучший танец под сияньем звезд."

И с тех пор я жду тоскуя -

Жду, когда на танец позовешь…

Перенесясь на несколько мгновений в тот мир, где они танцевали. Но затем захлопнула блокнот, продолжая работать. И тут Женя сказала:

-Свет, хотела тебя попросить, не выручишь меня?

-В чем? – Светка не отрывалась от компьютера.

-Да понимаешь, я брата уговорила со мной на танцы ходить, он согласился ради меня, ведь я так давно хотела, а партнера не было. А тут Ларик появился, понимаешь?

Светка повернулась к Жене, совсем ничего не понимая.

-Ну?

-Ну, то, что я теперь с Лариком танцую. Ну и все такое, а брат без пары, партнерши свободной нет.

Светка поморщилась:

-А я каким боком могу помочь?

Женя смотрела умоляюще:

-Ну мне жалко Федю, он как неприкаянный. Он танцы, может, сильнее меня полюбил, а я его так обломала, взяла и к другому переметнулась.

Светка до сих пор ничего не понимала:

-А зачем? Чего ради ты брата бросила?

-Ну ты совсем не понимаешь? – Женя откровенно изумилась – Влюбилась я в Ларика!

-Ааа, - протянула Светка, - теперь понятно. И что мне-то делать?

-Сходи хоть разок на занятия, составь Феде пару, вдруг тебе понравится?

Светке сама эта идея не понравилась. Она тут же стала отказываться, ссылаясь на загрузку, на новый отчет, но Женя перебила:

-Свет, тебе давно надо развеяться от этих отчетов. Сама не своя уже. Ну что тебе стоит? Ты же сама говорила, что любишь танцевать, что это вообще твоя стихия!

Светка досадливо поморщилась, вспомнив, что действительно что-то такое говорила, будучи под впечатлением от танцев с Фараоном. И.. дала себя уговорить.

Уже в фойе театра, где вечерами в классах для репетиций проходили занятия по бальным танцам, она вдруг струсила и решила сбежать, но тут вышла преподаватель, поторапливая всех на урок, и Светка поспешила в зал.

-Вон, молодой человек у окна, это Ваш партнер, - сказала та.

Светка тоскливо оглянулась на Женю, но та лишь насмешливо помахала. Понимая, что терять ей нечего, Светка направилась к молодому человеку у окна. Тот так задумался, что ей пришлой его окликнуть:

-Мы с Вами, кажется, сегодня танцуем.

Такого не бывает (окончание)

Тогда он повернулся. И Светка обалдела - на нее смотрели синие глаза ее Фараона.

Конец.

Автор: Е. Ануфриева (Фотографии из свободного доступа на Яндекс-картинки)