Adler
77 724 subscribers

Лучше отдыхать на пляже, чем возиться с хозяйством больной свекрови. Со сломанной левой рукой прекрасно можно все делать.

62k full reads
Художник  Алексей Адамов
Художник Алексей Адамов

Начало здесь...

Василиса не поняла, что происходит. Одна из соседок, Вера, лежала на дороге и держалась за бедро. Рядом с ней стоял, покачиваясь, Петька, не зная, что ему делать. Всю картину дополнял конь. Гнедой фыркнул пару раз и стукнул копытом об землю.

- Что здесь происходит? – Василиса подбежала к соседке, помогая встать.

- Учимся на лошадке кататься, - пояснил Петька. Только сейчас женщина заметила, как странно выглядит мужчина. Привычно грязную заляпанную футболку заменила черная рубашка. А вместо спортивных штанов мужчина надел брюки. Только сланцы, которые мужчина носил неизменно, сейчас были на нем.

- Ты уж научишь, - Вера оперлась о руку Василисы, отвлекая ее от созерцания мужчины.

- Такой крик был, думала убивают кого… А вы ерундой занимаетесь, - пробурчала Василиса, - Петь, она ведь и расшибиться могла.

- У меня все под контролем, - Петька погладил коня по гриве, - меньше есть надо, чтоб попа не перевешивала. И увереннее, увереннее надо…

- Ходить можешь? – Обратилась Василиса к Вере.

- Могу, - женщина сделала пару неуверенных шагов. Она заметно хромала, - чтоб я, да еще раз тебя послушала, Петр…

- Может к врачу? – Забеспокоилась Василиса.

- Нет. Ходить могу, значит все хорошо. Просто ушиблась.

- Василиса, тебе бы тоже научиться верхом ездить, - Петька улыбнулся.

- Еще чего. Не хватало еще и мне расшибиться.

- А вот зря ты так. Гость приедет, а никто из вас верховой езде не обучен. А ответственность вся на мне. Я же главный и отвечаю за доподлинность, - еле выговорил последнее слово мужчина.

- Ах, вот оно как, - Василиса сделала вид, что задумалась, - ну раз ты главный и отвечаешь за доподлинность, то почему бы тебе самому на коня не запрыгнуть да показать мастер класс? А что? Какой из тебя главный, если сам ездить не умеешь? Ты вообще откуда коня притащил? Украл?

Петька достал фляжку и сделал глоток, а потом покосился на женщин, при этом сделав крайне обиженное выражение лица.

- Васька, чувствую твое пренебренепре… - запутался Петька, сплюнул и вновь повторил, - чувствую пренебрежение в твоем голосе. Сегодня ты смеешься надо мной, а завтра просить будешь работу у гостя.

- Я даже не думала смеяться. Я в ужасе. Это до какой степени надо спиться, чтобы такое придумать.

- Ну вас, - окончательно обиделся Петька и взяв коня за поводья повел дальше по дороге.

- Ну, а ты чем думаешь? – Обернулась Василиса на соседку, - зачем на лошадь полезла?

- Я думала, что все получится. Давно хотела, а тут Петр и уговорил. Сказал, что все под контролем. Лошадь поскакала, а потом как бац… и на дыбы. Я больше от страха закричала. Думала все… Доскакалась. Не поможешь до дома дойти?

- Помогу, - вздохнула Василиса, - ох и не нравится мне все это… Добром точно не закончится.

- Ты уже слышала, что завтра гость приезжает? Ленкина дочь недавно сказала. Она тоже приедет. Нам молодежь очень нужна. Ты своих уже позвала? Валька сказала, что позовешь… Ко мне тоже приедут.

- Ах, Валька сказала… - Василиса вспомнила, чем занималась, прежде чем выбежать из дома. Нужно срочно перезвонить детям и сказать, чтобы не приезжали. Видимо, Валентина очень поверила в себя, раз решила, что после их разговора Василиса все-таки позовет детей. А ведь так и вышло. Почему-то стало вдруг неприятно. Как она, Василиса, вообще додумалась, чтобы позвонить детям и позвать их к себе? Да, она хотела, чтобы к ней в гости приехал сын. Хотела, чтобы приехала бывшая невестка. Но было очень неправильно врать им и звать в один день приехать. Тем более, она не хотела вмешиваться в их отношения. А так получается…

- Ты о чем задумалась? – Спросила Вера, когда они подошли к ее дому.

- О своем… Ты как?

- Бедро болит, но думаю, ничего критичного.

- Ты бы обратилась к врачу.

- Ну их… Пройдет.

Василиса проследила, как Вера, прихрамывая, скрылась за калиткой.

С другой стороны, если подумать, сын так редко приезжал к ней в гости после того, как женился на этой Кристине. Где-то глубоко в душе была обида. Василиса прекрасно понимала, что Иван строит свою личную жизнь. У него есть свои интересы и заботы, но все же он совсем забыл про мать. Совместные посиделки на праздники никак не компенсировали отсутствие прямого общения между ними. Василиса задумалась. Он ведь даже редко звонит ей. Обычно она старается позвонить и узнать, как он поживает, нужно ли ему чего… Возможно, так и должно происходить, когда дети взрослеют, но… Когда он был женат на Агате, все было иначе. Ей, Василисе, дети звонили часто. Агата всегда справлялась о ее здоровье и спрашивала, не привезти ли чего из города. Каждый сезон они вывозили ее из деревни за покупками. А летом помогали с хозяйством. Про нее никто не забывал. Как все изменилось. Обидно-то как… Может, конечно, она размышляла, как эгоистка, но Василиса поймала себя на мысли, что не хочет перезванивать детям. Ну, а что? Пусть приезжают. К другим приедут их дети. В конце концов, Василиса, что, будет среди всех белой вороной? Что о ней будут говорить? Один раз потерпят. Ничего страшного.

Василиса вошла в дом. И, пройдя на кухню, заметила на полу свой разбитый телефон. Не расстроилась. Коли связи у нее больше нет, значит позвонить детям и сказать, чтобы не приезжали, не может. Вот и решили проблему.

- Захолустье, - причитала Кристина, рассматривая дома, - как тут жить вообще можно? Что в прошлый раз все также, что сейчас… Уже половина домов заброшена.

- В прошлый раз тебе тут понравилось, - Иван нес чемодан и веселился от реакции жены. Кристине будет тут тяжело. Она привыкла к городским условиям. Ну ничего, это всего-то на пару дней.

- В прошлой раз мне хотелось быть вежливой.

- А что изменилось сейчас?

- А сейчас я хочу говорить, как есть. Это не деревня, а развалины какие-то. Настоящая деревня выглядит красиво. Дома все, как на подбор, сделаны из брусьев, дороги выложены из камня, сады кругом.

- Кто-то пересмотрел сериалов.

- Кто-то в ужасе от таких условий, - Кристина настояла на том, чтобы в деревню они приехали в тот же день, как позвонила свекровь. Глядишь, этот остаток дня сойдет за целый день. Тогда им останется пережить только завтрашний день, а там домой, готовиться к отдыху. А если выяснится, что свекровь наврала про свое самочувствие, то после скандала они сразу же уедут. Хоть транспорт сюда не ходит, но такси всегда приедет за любые деньги. Кристине даже не жалко заплатить вдвойне за такое. Ко всему прочему, Иван убедится в том, что его мать не белая и пушистая, как ему кажется.

- Вот и наш дом, - сказал Иван, указывая на покосившееся строение.

- До сих пор не верю, что ты тут когда-то жил… Где тут звонок?

- Какой звонок? – Толкнул калитку Иван.

- Дверной. Мать твоя до сих пор не позаботилась об этом?

Иван как-то странно покосился на Кристину и, подойдя к двери, постучал:

- Мам, это я и Кристина, - затем толкнул дверь, она тоже была не заперта.

Кристина, едва не оттолкнув мужа, прошла вперед. Скинув с себя кроссовки, сразу устремилась в комнату. Как она сразу об этом не подумала? Что может быть лучше, чем эффект неожиданности? Свекровь не знает, что они уже приехали и находятся у нее в доме, поэтому вряд ли успеет притвориться больной. В комнате никого не было, поэтому Кристина забежала на кухню, застав Василису у плиты.

- Ага! - крикнула Кристина, заставляя женщину вздрогнуть и, задев рукой кастрюлю с водой, опрокинуть её себе на ноги. Несмотря на то, что вода еще не успела нагреться, Василиса вскрикнула, отшатываясь от плиты. И зацепившись за стул, который стоял позади нее, упала. Раздался неприятный, едва слышный хруст и свекровь зашипела от боли. Растерянная Кристина смотрела на женщину, не зная, что предпринять. Ну шум прибежал Иван и, оттолкнув жену в сторону, помог матери встать.

- Рука, - сказала Василиса.

Иван дотронулся до руки матери, и та поморщилась от боли.

- Вызывай скорую помощь, - приказал он жене.

- Какая скорая? – отмерла Кристина, - зачем их беспокоить из-за обычного ушиба? Сейчас все само пройдет.

- Можешь рукой шевелить? – Спросил Иван у матери.

- Нет, - Василисе было больно. Пошевелить рукой не удалось. Неужели перелом?

- Скорее всего, перелом, - озвучил ее мысли сын. - Так, значит, сейчас же собираемся и едем в больницу. Где тут оказывают первую помощь?

- Есть фельдшерский пункт. В сорока минутах отсюда…

- Там есть рентген?

- Нет.

- Кристина, не стой на месте, - достаточно грубо сказал Иван, - посмотри, где тут ближайшая больница. Вызови такси отсюда туда, в конце концов.

- На машине надо было ехать сюда, - недовольно ответила Кристина, но послушно достала телефон и вбила в интернет нужную информацию для поиска. Ее немного начало трясти от злости. Вдруг у свекрови действительно перелом? Им же с мужем тогда придется остаться в этой деревне гораздо дольше, чем на пару дней. А как же путевки? Неужели, им придется пожертвовать своим отпуском, убирая помет за курицами? Дело дрянь. Зачем она вообще закричала, когда увидела свекровь у плиты? Ей так хотелось ее поймать с поличным, что она перестала себя контролировать. Нужно было включить камеру и зайти на кухню. Чтобы снять, как женщина хорошо себя чувствует и готовит еду. Когда человек действительно болен, он с кровати не может встать. А тут раз силы нашла еду готовить, значит помощь не нужна была. Все-таки Кристина права. Свекровь обманула их с мужем. В любом случае пострадала левая рука. Хотелось возмутиться, но момент был не самым лучшим. Сейчас оставалось надеяться на то, чтобы все обошлось без переломов. Цинично, да. Но о себе тоже думать надо. Лучше отдыхать на пляже, чем возиться с хозяйством больной свекрови. Со сломанной левой рукой прекрасно можно все делать. Не надо прибедняться. Но это Кристина скажет потом, пока опять же не самый лучший момент. Да и Иван может рассердиться. Маму ему станет жалко. Отношения с мужем портить не хочется.

- Такси приедет через сорок минут, - сказала Кристина, - стоить будет девятьсот тридцать рублей.

Иван поднял глаза на жену. Зачем она говорит о стоимости поездки?

- Ой, не надо такси, - испугалась Василиса. Она была в ужасе от цены поездки. Для нее это были достаточно большие деньги.

- Все в порядке, мам, - успокоил Иван, - Кристина, приготовь сразу деньги, чтобы время не терять.

- Я?

- А кто еще?

Кристина недовольно поджала губы, но возражать не стала. Ей не нравилось, что придется отдавать свои кровные. Ничего, как только свекровке станет лучше, она потребует свое назад. Пусть женщина скажет спасибо хотя бы за то, что они приехали в это захолустье. Сейчас бы валялась на полу одна со сломанной рукой и за помощью не к кому было обратиться. Ах, да… Это же Кристина виновата в том, что женщина упала. Совсем уже вылетело из головы! Хотя, это как рассудить. Она же не виновата в том, что женщина так напугалась. Подножку ей тоже никто не ставил. Так что, формально Василиса виновата сама. А Кристина, наоборот, жертва в этой ситуации. Она вместо того, чтобы заниматься шоппингом, возится тут с этой женщиной.

***

Агата проверила, все ли вещи она собрала для дочки. Немного нервничала. Машенька первый раз едет в лагерь. Как она там будет? Не будет ли кто ее обижать? Найдет ли общий язык с ровесниками?

Женщина тяжело вздохнула. Еще, как назло, мама заболела. Свекровь не часто просила ее помощи, но сегодня голос у нее был чересчур взволнован. Отказать женщине она не могла. Кто еще поможет ей, кроме Агаты. Ведь, насколько она знала, бывший муж особо не навещает мать. Что уж говорить о помощи, тем более в огороде. Ну ничего. У Василисы есть Агата, а у Агаты Василиса. Вместе они не пропадут.

Агата подошла к шкафу и стала доставать с полок свои вещи. Хотела для себя сумку собрать завтра, но, подумав, решила, что лучше заранее себя подготовить. Утром она проводит дочь и сразу же поедет в деревню.

________________________________________________________________________________________

Рассказ "Деревня". Глава 3.

Рассказ "Деревня". Глава 4.

Навигация по главам рассказа