Adler
77 773 subscribers

Простое снять — спасши жизнь одному. Сильное снимается спасением трех жизней. Бескорыстно, - прочитал он вслух и задумался.

14k full reads
Художник Э. Кольер
Художник Э. Кольер

Начало здесь...

Лев Борисович сидел на диване и гладил котенка. Сима выкарабкалась из того ужасного состояния, в котором неделю назад, нашел ее мужчина. Когда ему позвонили из ветклиники , он сломя голову помчался, забирать свой комочек счастья. Сейчас она благодарна мурчала, разрешая себя гладить. Несмотря на спокойную и благоприятную атмосферу, мысли мужчины были далеко. Зинаида Николаевна находилась в коме, и никто не мог толком рассказать ему о ее состояние. Он не был ей близким родственником, но ему почему-то казалось, что они уже вовсе не чужие. Его не смущало ее психическое состояние. Он ждал, когда она поправится. Без ее шагов по ночам ему было неуютно. Квартира казалась ему пустынной. Маленькая Сима очень спасала в эти холодные ночи и если бы не она, то он не знал бы, что делать после пережитого. На удивление, Льва Борисовича, лампочки больше не перегорали и свет в кладовке, после того ужасного дня, сам по себе не включался и выключался. Мужчина пытался понять, как это связано со сном, который ему приснился на днях.
В том сне он вновь шел с Энни по коридору. Она больше не смеялась и не впивалась в его руку мертвой хваткой, но ей это вовсе и не требовалось, потому что он вовсе не собирался вырываться. Они шли в полной тишине, когда впереди показался смутно знакомый женский силуэт. Но он никак не мог различить черты лица. Его глаза, как будто покрыла мутная пленка. Он, кажется, немного заторопился, но Энни его мягко одернула. За спиной непонятного силуэта находилась дверь, которую он видел хорошо. Дверь завершала длинный коридор, по которому они так долго шли. Если обойти эту мутную женщину без лица в сторону, то можно было бы куда-нибудь попасть. Кажется, это и было их истинной целью длинной дороги. Выйти в дверь. Энни остановилась. И Лев Борисович посмотрел на бывшую жену. На ее лице отражалась тревога, но не из-за того, что им перегородили дорогу. Энни посмотрела на него, и он понял, что причина ее тревоги он сам. Лев Борисович попытался сделать шаг, но вновь был остановлен женой.
- Ну же, - заторопил он ее, - давай дойдем до конца вместе, как ты того хотела!
- Нет. У тебя почти получилось...
- Что получилось? Давай выйдем из этого дурацкого коридора!
- Из него нет выхода.
- Но мы не можем стоять здесь вечно!
- Я знаю, что у тебя все получится, - каким-то странным голосом произнесла Энни, - за этой дверью мое спасение и твоя погибель.
- Хватит с меня всего этого!
- Спасибо тебе, за то, что отпустил меня, - прохрипела жена, - стой до последнего и не смотри по сторонам.
Она сделала шаг в сторону и ее охватило огненное пламя, после чего он проснулся.
Лев Борисович прокручивал в голове этот сон вновь и вновь. Он помнил всепоглощающее чувство утраты, которое накрыло его с головой после сна. Мужчина, как будто что-то потерял, что-то упустил.
Маленькая Сима вытянулась и начала умываться. Мужчина аккуратно встал с дивана, чтобы не потревожить котенка. Сима возмущенно посмотрела на мужчину.
- Я на минутку, - пояснил он ей.
Она устало зевнула и продолжила вылизывать свои лапки. Лев Борисович вышел из гостиной и неторопливо подошел к кладовке. Ему давно следовало навести там порядок, но после того, как он положил туда книгу жены, заглядывать туда у него не было желания. Да и вообще, когда-либо, про себя отметил он.
В кладовке все лежало на своих местах, но прежде, чем забрать книгу, он внимательно все осмотрел.
- Если и есть, где ответы, так только здесь.
Устроившись удобно на диване, он листал страницу за страницей в поисках нужной ему информации. Видеть почерк жены было немного чудно и по началу отвлекало. Он плохо ориентировался по книге и промучившись достаточно долгое время, все-таки попал в нужный ему раздел. Здесь описывалось, как снимать и убирать с человека всякого рода мистические гадости. Льва Борисовича поразило количество «грязи», которую люди друг другу делают. Прожив столько лет, он до сих пор не понимал зачем они идут на такие мерзкие шаги. Не найдя нужного, он уже собирался закрыть книгу, как на глаза попалась короткая приписка на полях. Это было больше похоже на какое-то примечание.
- Самому. Простое можно снять — спасши  жизнь одному. Сильное снимается спасением трех жизней. Бескорыстно, - прочитал он вслух и задумался.
«То есть человек, зная, что на него наслали какую-то дрянь, может спасти кого-то, и тем самым разрушить насланное. Но как он это сделает, если не знает, что это нужно сделать. А если узнает, то это уже не будет бескорыстно».
- Сима, - посмотрел мужчина на котенка, - а я ведь спас тебя. И вот что странно, если жена и решила сделать мне какую-то гадость, то это наверняка была мощная вещь. А ведь для того, чтобы избавиться от этого, я должен был бы спасти, согласно записи, три жизни. А еще странно то, что чудеса происходящие со светом прекратились... Зинаида Николаевна... а что, если она вторая в списке тех, кого я спас? Но она ведь в коме... Да и третьим кто может быть?

______________________________________________________________________________________

"Счастливая квартира №12" Глава 18.

"Счастливая квартира №12" Глава 19.