1327 subscribers

Удивительный американский художник Исайя Зага (Isaiah Zagar)

824 full reads
1,4k story viewsUnique page visitors
824 read the story to the endThat's 58% of the total page views
1 minute — average reading time
Удивительный американский художник Исайя Зага (Isaiah Zagar)

Есть на свете прекрасный город Филадельфия. Там живет гениальный художник, которого зовут Исайя Зага (Isaiah Zagar). Прекраснейшая из улиц Филадельфии, South Street, и многие здания вокруг нее покрыты мозаикой.

Зага превращает Филадельфию в "Волшебные Сады" уже половину века - с конца шестидесятых годов. Ему уже восемьдесят, и для Америки (а особенно для Филадельфии) он - либо легенда, либо вообще не существует. Для меня Исайя Зага существует не просто как художник, которого я люблю, и не просто как гений, чьи работы изменили мое отношение к искусству. Для меня он больше, и главное - реальнее, так как однажды летним вечером на закате, гуляя по его лабиринту, где со всех сторон, куда бы я ни взглянула, на меня смотрели мои отражения, и думая о том, что вместо моего лица в этих осколках зеркал должно быть лицо создателя этого лабиринта... В тот день я встретила его создателя.

Удивительный американский художник Исайя Зага (Isaiah Zagar)

Он, как всегда, работал над очередным фрагментом сада. Это была стена дома рядом с главным лабиринтом, преобладающим ее цветом был синий, ярко-синий, насыщенно-синий, мексиканский цвет. Его руки были в синей краске. Он работал и не видел ничего вокруг.

Понимая, что передо мной Исайа Зага, я остановилась в нескольких метрах от него, не зная, что делать. В этот момент мой знакомый (я приехала в Филадельфию с компанией друзей-знакомых, среди которых был сын Заги, от которого я и узнала о существовании Magic Gardens, он очень любил говорить о своем отце, хвастаясь им, и иногда даже говорил про него гадости), так вот, сын Заги, желая произвести на меня впечатление, развязно окликнул своего отца, требуя, чтобы тот оторвался от работы, потому что он хочет его с кем-то познакомить. Зага ничего ему не ответил и не посмотрел в его сторону, продолжая заниматься своими делами, и только через несколько секунд сделал знак рукой, означавший, что нужно подождать. Я так и стояла молча в нескольких метрах от него, и он меня не видел. А его сын повернулся ко мне, и в этот момент у него было лицо как у обиженного ребенка, казалось, он сейчас заплачет. Я же повернулась лицом к стене дома, над которой работал Зага, и стала ее рассматривать.

В этот момент он, я думаю, и заметил меня. Он тут же оторвался от стены, стал быстро отмывать руки от краски в стоявшем рядом тазике и затем подошел ко мне. Ярче всего мне запомнилась именно синяя краска на его руках, которую он так и не смог смыть до конца. Сын Заги, который был очень рад тому, что все удалось, тут же, в возбуждении почти подпрыгивая на месте, представил меня ему с такими словами:

- Она русская и она писатель.

Я так ничего и не говорила. При этом мне было ужасно неприятно, что меня назвали писателем, так как в тот момент я еще им не являлась. Мой роман "Растафарианская история" был только начат. Зага, я помню, ничего сначала не сказал по этому поводу, а просто спросил, осмотрела ли я уже Magic Gardens или еще нет. Я ответила, что осмотрела его уже второй раз, и тогда он весело предложил пойти сейчас в главный лабиринт вместе с ним. Его сын был невыносимо счастлив от того, что Зага решил уделить нам столько времени.

И вот мы вошли в лабиринт вместе с ним, следуя за ним, по пути встречая знакомых, которые приехали в Филадельфию вместе с нами. Он жал им руки, а его сын при этом бегал вокруг Заги, говоря восторженно и бессымсленно, забыв обо всем, не отрываясь глазами ни на секунду от лица Заги. И вот мы пришли к центру лабиринта, там стоял плетеный стол и разноцветные стулья, все сели, а сыну Заги не хватило стула, и тогда он с удовольствием сел на корточки у ног своего отца, продолжая с ужасным обожанием в глазах смотреть на него.

Зага же выглядел очень веселым и довольным. Он тут же принялся расспрашивать меня. Насколько я помню, сначала он спросил меня, как давно я живу в Америке, затем узнав, что сейчас я живу в Нью-Йорке, он спросил, где конкретно. Я ответила, что в даунтауне, и тогда он опять спросил, где конкретно. Я ответила, что живу в Ист-Виллидже, около Томпкинс Сквер Парка. При этом я знала, что и Зага в свое время жил около Томпкинс Сквер Парка, еще до того как перебрался в Филадельфию и начал превращать этот город в волшебный сад. Услышав мой ответ, Зага спросил меня очень серьезно: "Почему ты выбрала жить именно там?" Повисла пауза, затем я ответила: "Because I wanted to be inside (Потому что я хотела быть внутри)."

Эти слова показались мне лучшим ответом, и уже произнося последнее слово, я поняла, что они были единственно-верным ответом, так как в этот момент мой взгляд упал на слово INSIDE позади Заги (вы можете увидеть его на нижеследующей фотографии, под белой колонной в центре).

Удивительный американский художник Исайя Зага (Isaiah Zagar)
Удивительный американский художник Исайя Зага (Isaiah Zagar)
Удивительный американский художник Исайя Зага (Isaiah Zagar)
Удивительный американский художник Исайя Зага (Isaiah Zagar)
Удивительный американский художник Исайя Зага (Isaiah Zagar)
Удивительный американский художник Исайя Зага (Isaiah Zagar)

Зага с удовольствием, но оставаясь серьезным, кивнул, и задал следующий вопрос. Он касался того, что я писатель. Я рассказала ему, что пишу роман. Он задумчиво кивнул. А затем сказал, продолжая быть задумчивым и даже грустным:

- Каждый человек должен сделать это. Построить свой лабиринт. Я сделал это. И каждый должен.

Его слова я часто вспоминаю. Этот странный гений впустил в меня какую-то огромную уверенность в том, что и я когда-нибудь построю свой лабиринт.

Тем солнечным вечером Зага еще долго сидел с нами за столом в центре своего Волшебного Сада. После меня он задал каждому из присутствующих по крайней мере по одному вопросу. После того как каждый рассказал ему о себе, Зага обратился с вопросом "ну а ты кто такой?" к человеку, который не имел к нашей компании никакого отношения. Он просто гулял по лабиринту (заплатив на входе за билет) и рассматривал мозаику, и видимо, выйдя к центру и увидев там Загу, остолбенел, не зная, что делать.

- Я? Я просто посетитель, - испугался он.
- Так кто ты такой? Расскажи о себе. - повторил Зага свой вопрос весело, а мы все смеялись.
- Чем я занимаюсь? - переспросил посетитель.

Тот человек назвал свою профессию, затем к центру лабиринта вдруг вышла пара посетителей (девушка и с ней кто-то), и Зага и их заставил рассказать о себе. Люди все стягивались к тому месту, где мы находились, было очевидно, что Заге пора уходить. Люди смотрели на него испуганно, они смотрели на него как-то странно: как будто с каким-то недоверием, как будто с видом уязвленного самолюбия.

Наконец он встал, обявив, что ему пора идти работать. Солнце уже почти закатилось, и мне было ясно, что сегодня он, конечно, работать уже не будет. Все стали прощаться с ним. По-моему, я прощалась с ним последней. Меня мучила мысль о том, что я никогда больше его не увижу. Но при этом была во мне и странная уверенность в том, что это не так. Я не думала о том, что сказать ему на прощание. И когда Зага обнял меня, весело смеясь, я сказала:

- Я всю жизнь мечтала вас встретить.

Говоря это, я тоже смеялась. И вот мы вышли за ворота волшебного сада, начинались сумерки. Невыносимая грусть мучила меня, и в этот момент сын Заги сказал мне, что его отец пригласил нас всех прийти к нему на ужин сегодня вечером, более того, сегодня вечером (он уже договорился об этом со своим отцом, видимо, когда они прощались) именно я буду готовить ужин для Заги. Эта идея показалась мне просто ужасной. Но отказаться я не могла, так как все уже было решено за меня. Более того, пройдя немного по улице, мы опять встретили Загу. Он стоял около своего дома в компании своей жены.

Увидев нас, они остановились, дожидаясь, когда мы подойдем. Жена Заги, Джулия, протянула мне руку и как-то очень глубоко заглянула в мои глаза, так что у меня создалось впечатление, что она составила обо мне полное и окончательное мнение за одну секунду. А Зага подтвердил слова своего сына о том, что мы приглашены к ним в гости.

И вот, мы отправились в магазин за продуктами для той еды (русской), которую я собиралась готовить, а затем к прекрасному, тоже покрытому мозаикой таунхаусу, в котором живут Зага и его жена. Может быть, его дом изнутри произвел на меня даже большее впечатление, чем все то, что я уже видела в Филадельфии. Это сказочный дом, это прекраснейшее в мире место.

Удивительный американский художник Исайя Зага (Isaiah Zagar)

Описывать бессмысленно, вы видите все сами. Главное - это чувство, возникшее у меня там. Невыносимо все время, пока я была там, мне хотелось плакать.

Читайте вторую часть истории в следующей публикации, где намного больше фотографий мозаики Заги. И подписывайтесь на канал! Пишите комментарии, ставьте лайки!