DayZ: Выжить любой ценой!!!

— Сколько патронов у нас осталось?

— Два. Думаю, мы сможем убить нескольких зомби, если они выстроятся в ряд.

х/ф «Зомби по имени Шон»

Четыре последних недели я видел, как люди убивают друг друга. Но я это видел и за четыре недели до появления инфекции, и гораздо раньше — люди всегда убивают друг друга, и потому, на мой взгляд, жизнь идет в обычном русле.

х/ф «28 дней спустя»

Тихо поскрипывает калитка в опустевшей деревне. Шелестит дождь. В густой сырой траве я осторожно ползу в поисках еды и патронов, стараясь не попасться на глаза зомби, который с обманчивой медлительностью бродит рядом.

За холмом слышны винтовочные выстрелы. Там — живой человек. Но люди — это всегда опасность. Желающих обобрать труп полно, поэтому, чтобы выжить здесь, надо быть параноиком. Я обязательно выживу. Только бы не заболеть под этим промораживающим до кости дождем.

Где цивилизация — там всегда зомби. Безопаснее хлопнуться на пузо и ползти.
Где цивилизация — там всегда зомби. Безопаснее хлопнуться на пузо и ползти.

DayZ — бесплатная многопользовательская модификация к вышедшему три года назад боевому симулятору ARMA 2. Она сейчас находится в режиме альфа-тестирования, но уже успела стать настоящим феноменом и поднять продажи оригинала в системе Steam на 500%! Со стороны не так легко понять, что именно нашли в ней игроки. Ну да, постапокалипсис. Ну да, рычащие зомби. Но ведь ожившие мертвецы — прямо скажем, не новинка в видеоиграх. Их шпыняли все кому не лень, от создателей Resident Evil и Left4Dead до авторов Plants vs. Zombies. Что же такого особенного в DayZ?

Чтобы понять, нужно увидеть этот мир изнутри. Нужно почувствовать его атмосферу — атмосферу погибели, голода и всеобщей, всеохватывающей паранойи. Итак, Черноруссия...

Покайтесь! Конец офигенно близок!

Черноруссия. Бывшая советская республика. Двести двадцать квадратных километров холмов и лесов, деревень, городов и военных баз. Видала эта земля всякое — и распад державы, и диктаторов, и войну. Но сейчас сюда пришла сама смерть.

Живые мертвецы здесь очень прыткие — примерно как в «28 дней спустя». В атаку бегут зигзагом, и попасть в них трудно.
Живые мертвецы здесь очень прыткие — примерно как в «28 дней спустя». В атаку бегут зигзагом, и попасть в них трудно.

Жизнь остановилась. По обочинам пустых дорог стоят разбитые автомобили. В окнах домов больше не горит свет, и магазины зияют разбитыми витринами. Люди здесь больше не живут. Но города и деревни не пустуют. В них еще остались сотни обитателей. Они бродят, шаркая, по темным улицам, подпрыгивают на четвереньках или ползут в траве, негромко рыча и подвывая. Это — ожившие мертвецы. Черноруссия погибла в холодном пламени зомби-апокалипсиса.

Среди орд зомби еще осталось несколько десятков выживших. Каждый из них начинает свой путь на берегу моря. У каждого — пистолет Макарова, небольшой запас патронов, еды, воды и аптечка для первой помощи. Задача — прожить как можно дольше.

Повернулся ко мне спиной. Даже не удостоверился в моих мирных намерениях. Новичок. Мясо.
Повернулся ко мне спиной. Даже не удостоверился в моих мирных намерениях. Новичок. Мясо.

В домах и магазинах можно разыскать консервы. В озерах и прудах — пополнить фляжку с водой. В сельских амбарах иногда встречаются оружие и боеприпасы, а в городских больницах — медикаменты и запасы крови для переливания. Даже если спрятаться в лесу, голод, холод и жажда все равно выгонят к цивилизации — туда, где бродят зомби, готовые при малейшем шуме помчаться к жертве и попытаться ее сожрать. На шум единственного выстрела, того и гляди, прискачет целая толпа. Убегать можно, но недолго — зомби все равно бегают быстрее.

Есть, конечно, возможность отремонтировать транспортное средство — уазик, джип, грузовичок или автобус. Но, чтобы починить стоящую на обочине машину, нужно очень долго разыскивать запчасти, колеса, обрезки металла и бензин. Одному справиться очень сложно, так что автомобили люди восстанавливают командами. Относительно несложно отремонтировать велосипед, но только благодаря очень серьезному труду многих людей можно восстановить и поднять в воздух лучшее транспортное средство в игре — вертолет «Хьюи».

Даже вдвоем восстановить автомобиль — задача почти неподъемная. Бегать в поисках запчастей можно долго.
Даже вдвоем восстановить автомобиль — задача почти неподъемная. Бегать в поисках запчастей можно долго.

Одиночке же добывать хабар на обломках цивилизации опасно и трудно. Когда ярко мигает индикатор голода и жажды, когда от слабости мир вокруг становится серым и обморок следует за обмороком, мало кто задумается над моральными дилеммами. И вот уже в прицеле винтовки — другой человек. Тот, у кого в рюкзаке столько хороших вещей.

Встречи с живыми людьми в DayZ куда более опасны, чем схватки с тупыми и предсказуемыми зомби. Слишком уж соблазнительна цель, слишком уж реалистичен урон от пуль, и слишком уж много в городах и селах Черноруссии мест, где можно затаиться, поджидая добычу. Выстрелить первым всегда безопаснее. Перестрелки здесь длятся быстро, и первый выстреливший имеет громадное преимущество. Поэтому те, кто пытается договориться, живут недолго.

Этот неловкий момент, когда хочется выстрелить первым. К счастью, человек напротив не стал испытывать судьбу, сбежал.
Этот неловкий момент, когда хочется выстрелить первым. К счастью, человек напротив не стал испытывать судьбу, сбежал.

Союзы тут хрупки, а предательства — обычное дело. Только игра с изначально знакомыми людьми или в кланах может обезопасить от заряда дроби в спину. Для незнакомых одиночек при встрече первая реакция — тут же прятаться и отходить друг от друга (это безопаснее) либо попытаться в общем чате выяснить, дружественен ли встречный (а вот это череповато).

Так что DayZ — это не только хардкорное развлечение. Это и большой социальный эксперимент, который еще ждет научных работ от солидных ученых. Мир, где риск велик, а смерть неизбежна, четко делит игроков на мирных «выживальцев» и воинственных «бандитов».