Зона стародуб, жил как на курорте

Попал я в зону, г. Брянск, стародуб. Ну это жестко просто, там как свобода. Таких зон нет и не будет наверное никогда.

Там не было робы, мы ходили все вольно. Ворота все на распашку, телефоны всегда в кармане. Я спать ложился, ложил телефон в тумбочку, стоили они там копейки. У некоторых было по два по три, я знал что сотрудник его не возьмет. Их там били, поэтому боялись.

Уже даже положенец говорил не надо, а то маски заведут в зону. А как на него рамсили, он орал на весь отряд «выходите, мужики». Все выходят, локальный сектор. Сотрудники боялись, нас же очень много. Идешь, в каждом проходнике стоит аквариум, магнитофон. Пили там, курили. Ночью кто-то придет из земляков, я даже там из рязани нашел «вставай, пошли в беседку пить». Телефон там можно было передать, ларек где делают передачи, там приходит родственник и если надо передать дает телефон и 200 рублей – всё. И говорят кому в какой отряд, сотрудники приносили сами.

И что могу сказать, зона была черная. Лагерь черный, все блатные. Постоянно за понятия трут, как блатные там жили, такие хоромы – не у каждого дома такие есть. То есть в углу у них там ковры, полки, все резное, кровати большие, диваны. У них была на первом этаже комната специальная, офис, сходняк там устраивали – вся братва собиралась вопросы там решали.

Но, какой минус черной зоны. В них хавают друг друга за понятия, жуют, каждый пытается показать себя блатным и много было таких случаев что из этого офиса выносили людей как мешок, без лица. Сотрудники забивают на это, будто ничего не было. Хозяина я видел там один раз, на распределении, он просил меня что-то подписать, я послал его. И отправил он меня на барак, монастырь он назывался, ну вот лагерь черный, а там всякое. Я постоянно в таких сижу.

Просидел я там круто, бухал, курил, тусовался. С девочками по телефону разговаривал, там можно было по УДО освободиться, мне УДО обошлось в 200 рублей. Я у барыги купил самый дешевый коньяк, принес начальнику отряда, он написал поощрение. Документы сам сделал, меня где-то через месяц вызвали сказали «Все, ты прошел, через неделю домой идешь». Вот и все, не надо было работать и зарабатывать себе поощрение и еще что-то. Свалил и хорошо.