Фильм "Шок"

А ведь этот фильм — „Шок” — вполне могли бы снять в отечественных пределах. Нет, ну в самом деле: вполне коммерческий боевик с абсолютно советским названием (у нас нынче все картины именуются в одно короткое слово, причем „Шок” — далеко не самое шокирующее) и с 14 (четырнадцатью) трупами (хотя я мог и ошибиться, но только не в сторону увеличения).

Этот фильм вполне могли снять в Советском Союзе, но его сняли во Франции. И потому...

И потому на экране Ален Делон говорит по-французски (поверьте мне — я-то смотрел „Шок” еще до дубляжа), не пьет одеколон, а пьет исключительно „двойной бурбон”, закусывает раками и курит сигареты „Ротманс”, которые в наших коммерческих ларьках продаются по два червонца за пачку. И потому действие разворачивается не в грязных коридорах и замусоренных лестничных пролетах, а вблизи Эйфелевой башни, на очаровательных парижских бульварах и в уютной деревеньке. И потому любовные сцены делоновского героя — террориста-профессионала с миллионными гонорарами по имени Кристиан — сняты не так, как у нас, где сочувствуешь посиневшим от холода артистам, озабоченным исключительно лишь удобством адюльтерной позы и суммой последующего незавидного гонорара. И потому влюбляется Делон-Кристиан, конечно же, в Катрин Денёв — в кого же еще ему влюбляться?..

Я хочу быть правильно понятым. „Шок” — отнюдь не шедевр, просто крепко сделанная коммерческая картина. Появление подобных лент на наших экранах лишний раз свидетельствует как вторичны, кустарны и скверны многочисленные наши теперешние боевики, сработанные,как кальки с добротной западной кинопродукции. Мы теперь получили возможность сравнить копии с оригиналом. И все встало на свои места.

Что касается собственно картины режиссера Робина Дэвиса, то к ее достоинствам стоит отнести не только лихо закрученную интригу, профессионализм, но и истинно французскую элегантность. Эти французы даже убивают талантливо, изящно, так что в конце концов начинаешь сомневаться: вдруг это понарошку? Милая легкая отстраненность от жуткой истории легко прочитывается, и настроение у зрителя после просмотра, ручаюсь, будет приподнятым и добрым. И уж будь я режиссером или сценаристом, лопнул бы от зависти к французам, у которых фильм, во-первых, заканчивается для главного героя благополучно (у нас бы его точно кокнули), а во-вторых... Во-вторых, мне чрезвычайно нравится такой финал, где к услугам все преодолевших возлюбленных геликоптер, и летчик услужливо спрашивает: „Куда летим? В Полинезию или на Багамские острова?” - „Куда быстрее”, — отвечает Кристиан, и его выбор заслуживает уважения и зависти. Героям наших кинобоевиков, увы, улетать некуда.