Поэзия паники

Горчило во рту и немели колени,

Стал ворот рубашки безжалостно узким.

А солнце, лизавшее грузные тени,

Светило холодным, неоновым, тусклым.

Стучало в висках и дрожал подбородок.

Глазам стало тесно в холодных-глазницах.

Запястья прожег истерический всполох,

Кололо затылок невидимой спицей.

На лицах родных были маски из камня,

Их рты превратились в немые пещеры.

Не билось Оно, не хватало дыханья,

И пола касались провисшие нервы.