Оружие в царсокй России. Что и как изменилось после Революции. Почему финский нож был желанным трофеем?

Холодное оружие, как, впрочем, и стрелковое, в царской России мог приобрести любой. Каких-либо справок или разрешений не требовалось вовсе. Говорят, что можно было купить и пулемет, было бы деньги.

На этом основании некоторые склонны полагать, что такое явление, как рэкет отсутствовало именно по той причине, что все торговцы были вооружены. Тут я бы поспорил... Организованная преступность существовала. А один, к тому же обычный гражданин, как ни крути, но в поле не воин. Скорее, дело было в полиции и законах того времени.

Стоили револьверы и пистолеты довольно прилично по сравнению с теми зарплатами, но при наличии желания, как известно, купить можно много чего.

Наган, к примеру, стоил 20-30 рублей, маузер - 40. При этом зарплата разнорабочего была около 12 рублей, а слесарь или токарь мог получать зарплату до 50 рублей и выше.

Но стоит учитывать, что эти профессии в то время, можно сказать, относились к элите рабочего класса.

С приходом к власти Советов одним из первых указов был декрет "О сдаче оружия". Все граждане, а также различные организации обязаны были все огнестрельное оружие сдать, вне зависимости от его исправности. Ну а тем, кто с таким положением дел был не согласен, грозило до 10 лет лишения свободы.

Впрочем, для членов РКП(б) было сделано исключение. Но иметь допускалось не более одной единицы. Входил ли в разрешенный перечень тот же пулемет, неизвестно.

Доходило до смешного. К примеру, так у оперного певца Федора Шаляпина были изъяты коллекционные кремневые дуэльные пистолеты.

В июле 1920 года вышел "охотничий" закон, согласно правил которого, для того, чтобы владеть охотничьим ружьем, его было необходимо зарегистрировать в органах НКВД.

В связи с ужесточением законодательства уголовники и прочие "деклассированные элементы" были вынуждены перейти на ношение ножей в качестве оружия самообороны.

Но уже в 1923 году вышел новый закон, а точнее инструкция №132, которая разделила ножи на кухонные, военные и "холодное оружие". Последние приобретать и использовать можно было только с разрешения НКВД.

В те времена большую популярность получила финка - нож изначально выглядел довольно примитивно, что и не удивительно. То был обычный хозяйственный нож, который финны использовали для разделки мяса, рыбы или вообще для резьбы по дереву.

Кстати, говоря, большинство анекдотов про финнов, в которых те выглядят медлительными тугодумами, не всегда соответствуют действительности.

Во время советско-финской войны те самые медлительные тугодумы использовали ножи довольно эффективно, порой наводя ужас на бойцов Красной Армии. Неуловимые "тени", снежные финские диверсанты появлялись из ниоткуда, метали ножи и с расстояния, нанося значительный урон.

Поэтому владение настоящим финским ножом военного образца могло говорить о том, что он взял в плен неуловимого финского языка.

Исходя из чего можно сделать предположение, что модель финского метательного ножа имела отличия от модели, предназначенной для ближнего боя.

Впрочем, уже в 1935 году уголовный кодекс дополнился новой статьей - «Запретить изготовление, хранение, сбыт и ношение кинжалов, финских ножей и тому подобного холодного оружия без разрешения НКВД в установленном порядке».

В 1932 году в "Пионерской правде" была публикация о пионере-герое, Павлике Морозове, в которой сообщалось о том, что он был убит своим дедом, который использовал для этого финский нож.

Позднее так называемые финки прошли некоторую эволюцию, стали, можно сказать, как функциональней, так и эстетичней.

На них появились упоры, ребра жесткости - кровостоки, изменились форма ручки и некоторые дополнения появились в форме лезвий.
Финки в изготавливались в зонах.

При чем, считается, что по определенным знакам можно было узнать, в какой именно зоне изготовлении тот или иной нож.

Среди таких "экспонатов" можно обнаружить, как шедевры, так и обычные, грубо говоря, помойные варианты, изготовленные из некачественного материала.

Есть еще и третий вид - выставочные варианты, которые использовать как-либо не имеет смысла.