дома нескучно
Как весело и с пользой пережить самоизоляцию

Интернат это ад-2

26 July 2019

Встретил как то на улице бывших воспитанников из своей группы. Встретились как родные, искренне обрадовавшись встрече. Поговорили «за жизнь». Они рассказали мне кто, где и как сидит, кто уже вышел. Как я уже говорил, в эту мясорубку попадает минимум процентов девяносто воспитанников интерната. Я узнал, что Саша, старший из двух братьев погодков: наивный, добрый ребёнок (уверен он таким и остался), сидит большой срок за убийство и расчленение бомжа, видимо это было продолжением его детских игр, так сказать интернатские шалости. Ведь что такое для Саши бомж: та же игрушка, просто Саша созрел. Вспоминая Сашу, сразу вспоминаются его любимые слова: « я хочу». Он всё время так говорил, но сначала с улыбкой, если не помогало говорил настойчивей, затем зло, затем…Редко кто отказывал Саше, разве что его младший братишка. Это было зрелище. Тут уж сбегался весь интернат. Младший Серёжа был гораздо хитрее и опасней Саши. Его боялись все. Он как-то умел внушить всем такое чувство. В глазах Серёжи всегда можно было увидеть свою собственную смерть. Очень легко можно себе представить сколько Серёжа за свою жизнь расчленит людей, только вот никто об этом не узнает. Только периодически люди будут узнавать о крайнем, за которого он отсидит и начнёт всё сначала. Серёжа всегда очень хотел быть смотрящим и вёл себя соответственно, но в этом возрасте претенденты должны обладать буйным нравом и дикой силой. Это со временем дети поймут, что побеждает всегда хитрый, изворотливый ум, мстительность, стойкость, воля и неукротимая злоба (Основные Серёжины качества). Так что у Серёжи всё ещё впереди. В детстве же, когда Саша и Серёжа одновременно указывали на одну и ту же вещь и говорили «я хочу», происходило поистине потрясающее зрелище. Такое я видел лишь однажды, когда в небольшом закрытом помещении дрались два полудиких деревенских кота, или кошки, не знаю. Они летали по воздуху, гонялись друг за другом по стенам и потолку. Их дикое верещание вогнало нас в шок и мы, присев и закрыв голову руками, молились о спасении. Нечто похожее происходило и с братьями. Куда там Брюсу Ли с его красивыми прыжками и упорядоченными движениями, тут природа в чистом виде. Тот, кто хоть раз в жизни видел настоящую схватку уже никогда больше не поверит ни в какую бутафорию.

По рассказам встретившихся мне ребят, Серёжа, естественно, недавно тоже сел, видимо для повышения квалификации. По профессии, говорят он пока домушник, не сомневаюсь, что очень квалифицированный.

Братья с разницей 1-2 года, видимо из соображений гуманности селились вместе, в одну группу, только что- то особенной любви между ними я не замечал. Старший из двух других братьев, красавец, ведущий утренников, тоже добрый и весёлый ребёнок, которого всё начальство называло не иначе как наш Андрюша, сел за убийство: изнасиловав и убив младшую, ещё несовершеннолетнюю сестру нашей воспитанницы. Ну захотелось мальчику, а он привык себе ни в чём не отказывать. Его младший братишка Ваня, неукротимое чудовище не вылезавшее из псих. лечебниц, никогда не признающее никакого физического труда, уже с детства вёл себя как вор в законе. Он был постоянно в бегах и отлавливали обычно мы его на овощном рынке. Затем очередной проступок (в лучшем случае проступок), лечебница, интернат и по кругу… Говорят, сейчас он выставил в интернете свою фотографию. Огромный, толстый, наглый, уверенный в себе, весь в наколках - хозяин жизни. Сидит естественно за разбой.

Старый смотрящий пошёл второй раз тоже по этой же уважаемой статье - за разбой. Бугай пока ещё на свободе. Его громкие преступления ещё впереди. А пока он, решил размножиться - женился на интернатской и родил ребёнка. Продолжатели прежде всего…Ведь ему ещё утверждаться на зоне. А утверждается он топорно, может и пострадать. Ведь на зону - то таких бугаёв сгоняют со всей России. Вот где гены то…Вот где учёным бы поработать. А может быть это специально так всё спланировано, чтобы людям не скучно было жить.

Наркоман Игорь, уже в интернате имевший четыре судимости, сидит плохо - проигрался в карты. Когда-то, ещё учась в интернате, он умудрился ночью снять шапку с прокурорского работника. Ну очень понравилась мальчику прокурорская шапка. Но прокурор попался добрый и его простил. Сирот часто прощали. А может прокурору стало стыдно, что он «труханул». Одно дело смело с трибуны давить гадов и давать им сроки. Прокуроры обычно бывают особенно сильными и смелыми в суде, но не в подворотне. Встретившись с гадами ночью в подворотне он может быть даже от страха и обделался…Так что скорей всего побоялся, что вскроются некоторые нелицеприятные подробности этого происшествия. Верить в гуманизм прокуроров я как то не склонен… Младший братишка Игоря, пока на свободе. Отсидел всего полтора года, пустяки, видимо за какую-то шалость, на которую в интернате и внимание бы не обратили. Сидят и вполне благополучные интернатские дети, по мелочи. Всех не перечислишь. Да и многого мы ещё не знаем. Например, где и за что сидит Костоломов. Вот уж было бы интересно. Но этот беспредельщик даже для интернатских, птица другого полёта. В одном только нет сомнений, что если жив, то сидит сейчас в каком- нибудь тёмном углу и расчленяет, расчленяет, расчленяет…

Едва выйдя из интерната сел и Стасик. Скромный, милый мальчик, до самого выпуска державшийся за ручку воспитательницы. Такая у него была форма защиты. Каждый защищает себя как может. В интернате один мальчик, при первой же опасности начинал дико выть и разбивать ближайшие стёкла или посуду. Сразу же все сбегались. Было шумно, грандиозно и весело. Поэтому его обижали очень редко.

Стасик сел, видимо по недоразумению, несмотря на свой колоссальный опыт мелкого воришки. Ещё учась в интернате, будучи ребёнком, он нашёл заброшенный гараж, навесил свои замки и начал стаскивать туда свои богатства. Когда его выследили воспитанники, в гараже обнаружили очень много всякого добра. Здесь были велосипеды, коробки с товарами из магазинов, вещи из интерната. Мальчик, отрываясь от воспитательницы, отпрашивался погулять. Мол необходимо побыть одному, подумать о жизни…Никому и в голову не могло прийти, что он способен на что-то нехорошее.

В интернате всё было критично, на грани, но открыто. Изощрённой подлости, как с обычными детьми не было. Да и сейчас при встречах этого не чувствуется.

Недавно услышал по телевизору, что интернат получил на благоустройство огромные инвестиции. Мне казалось, что благоустраивать там уже нечего, всё и так максимально благоустроено. Столовую например, переделывали несколько раз. С таким дизайном там можно было кормить депутатов. Что ж начальству видней, а мне до лампочки. Скорей всего ждут какую-нибудь шишку, может быть даже президента и хотят показать свою заботу о детях, так как они её понимают.

Встретив как-то своих бывших коллег из интерната я поинтересовался, как там сейчас, как работа? Как интернат? Так же как раньше? Они отвечали: «Ой, небо и земля». Я тяжело вздохнул, не повезло же мне, прошёл через такой ад. Но они сказали: « Что вы, наоборот. Ад это сейчас, тогда же был детский лепет. Помните Диму?» Я застал маленького Диму, лет двенадцати. Не проходило и недели, чтобы он не совершил какого-нибудь преступления. Помню, как я стеклил с трудовиком огромное окно в магазине. Дима взломал, а старший Фёдор стоял на шухере. Но мы застеклили и всё было шито крыто, никто не узнал. У нас всё хорошо, статистика не нарушена.

Мы сошлись на том, что везде хорошо, где нас нет, и распрощались. При этом они как-то странно на меня смотрели. Уверен, что они так до конца ничего и не поняли и расскажут в интернате, каким странным образом повлияла на меня эта работа. Вот скажут, один уже того… А нам так мало доплачивают за вредность.

Я как мог, начал утешать бывших коллег, стараясь подбирать правильные слова. Но от волнения и воспоминаний меня понесло. Я призывал их крепиться, так как всё это делается не просто так, всё для чего-то нужно. Не один волос, говорил я, не упадёт с головы воспитателя без воли Бога. Для их утешения, я даже начал приводить на мой взгляд соответствующие случаю мистически исторические примеры. Начал издалека, кстати вспомнил Кришну. Мол даже Кришна послал Арджуну уничтожить 10 тысяч кшатриев, чтобы не допустить перекоса в Кале юге, так как они мешали тому, что должно было случиться. Кришна внимательно за всем следит. Кали Юга должна завершится своим апогеем, и вы этому способствуете, массово выпуская своих воспитанников. А они по вашим рассказам уже многое могут. Так что ваши воспитанники подоспели как раз кстати, они как могут, усилят Кали Югу. Знайте, что они и вы конечно тоже, приближаете новую, светлую эру, до которой мы, к сожалению, не доживём. Вы просто выполняете свой долг предначертанный сверху. Так что вы прожили свои жизни не зря и сейчас находитесь в эпицентре событий, так сказать на острие атаки. Скажите спасибо, что вас пока ещё не убили как кшатриев. Ваше счастье, что вас используют вслепую. Если бы вы были больше просветлены и разбирались бы как я, то кто знает, что бы с вами было. Но вы не переживайте, то что человека не убивает-делает его сильнее. Посмотрите на меня, в интернате не обязательно можно умереть, но и просветлиться…в смысле стать просветлённым, свободным и независимым. Ну и ни чего что пенсионером. Гипотетически можно стать свободным и независимым и просто так, даже не будучи пенсионером, я читал в книжках, и даже у вас в интернате…гипотетически…наверное…тоже… Впрочем не знаю, всё таки интернат место особенное, я бы даже сказал мистическое…

Они недовольно ответили: «А сам-то что убежал». Я парировал: « Я уже отработал свою карму в этом направлении, так как мне бог ранее посылал и более суровые испытания. Раньше я работал с так называемыми обычными, нормальными детьми, имевшими обычных родителей, а это поверьте мне, не легче. Я тоже стонал, но нёс свой крест. У вас хоть группы маленькие. Сравните ваших 12 уголовников, с моими бывшими 35 отморозками, которых ещё прикрывают 70 дебилов родителей, которые каждый день мстят за себя и за своих детей полудурков. Родители же ваших воспитанников, когда ещё выйдут из тюрем (да и выйдут ли?) и вам отомстят за то, что вы умудрились привить их чадам капельку доброты и капельку порядочности, тем самым сделав их на их родном, преступном поприще не столь эффективными и поэтому теперь из-за чрезмерного для них гуманизма они будут отрезать головы не каждому встречному, а через одного…

Мы сошлись на том, что везде хорошо, где нас нет, и распрощались. При этом они как-то странно на меня смотрели. Уверен, что они так до конца ничего и не поняли и расскажут в интернате, каким странным образом повлияла на меня эта работа. Вот скажут, один уже того… А нам так мало доплачивают за вредность.

Кстати из интерната то я не ушёл, а меня попросили уйти. А это большая разница и совсем другая карма. Случилось то, что случилось. И мы никак не можем повлиять на то что уже предначертано.

Меня уволили в том числе и из-за Фёдора по кличке Бугай. Недавно выпустился старый смотрящий и Фёдор претендовал на его место. Старый смотрящий был весёлый парень легкого характера (легко и весело шёл на преступления), спортивный как и я, на чём мы и поладили. Бугай же был просто бугай от природы. (Для сведения: бугай это такая скотина: очень сильное, крупное и злобное животное мужского пола с вечно налитыми кровью, подозрительными, злыми глазками, произошедшее от коровы и другого бугая.). Взгляд у нашего Бугая тоже был мрачный, насторожённый, тяжёлый, из подлобья, как у вышеописанного, настоящего бугая. Полное генетическое отягощение.

Чтобы не мелочиться и захватить сразу всю власть в интернате, он решил побить всех сразу и старших и младших, в том числе и меня. Видимо чувствовал в себе такие силы. Животные в таких вопросах редко ошибаются, но бывает что и ошибаются…

Увольняя меня, директриса сказала: «Кроме всего прочего у вас ещё и конфликт с ребёнком». Ребёнку по кличке «Бугай» было 18лет, а вообще в интернате положено только до 19лет. ( В 19 я уже женился, перейдя на последний курс института). Вы так и не смогли найти общего языка с... продолжила директриса, и назвала фамилию. Я не мог понять о ком речь, так как все знали его только по кличке. Но и её можно понять, не могла же она спросить напрямую, мол, нахрена ты обидел Бугая? Это ведь не этично и даже не педагогично…

Есть люди которых видно уже с детства. Глядя на них, каждый без сомнения предскажет сколько горя и страданий они принесут людям. Их надо просто сжигать, чтобы потом никому не удалось их даже клонировать. Может быть я и ошибся в Бугае. Он к нам приехал не так давно. Может быть у него была тщательно скрываемая, добрая и чуткая душа. Как любят говорить психологи: может быть в его тяжёлом детстве ему вовремя не вытирали сопли и грубо вытирали попку… Он конечно же, за это на всех обиделся и даже обозлился на весь мир и начал мстить. Я не знаю. Хотя сказать откровенно бугаи в нашем обществе ещё не самое страшное явление, они хотя бы понятны. Бывают явления и похуже. Вот был у нас один директор школы… хотя это уже совсем другая история и слава богу уже не моя.

Перед увольнением, мне нужно было ещё отвезти в один из райцентров своих воспитанниц и устроить в училище на учёбу. Дать так сказать путёвку в большую жизнь. У меня такой большой процент пошёл в тюрьму из-за того что было мало девочек. Всё таки меня пожалели. Я не умел с ними работать и как то даже их боялся. Они будучи ровесницами пацанов, выглядели более взросло и уже знали что им в жизни надо…Но интернат хотел дать им ещё и почётную профессию швеи. Я повёз Свету и Гулю в училище не согласовав « с кем следует». Мы ехали практически в деревню, на свежий воздух, надеясь на то что природа и красота сделают своё благое дело. Встретили нас хорошо: всё показали, рассказали, оформили документы. На прощание я как купец расхваливающий свой товар, желая блеснуть своими скромными познаниями в швейном деле неумело пошутил: « Девочки, мол, молодцы. Я даже слышал, как про них говорят, что они очень энергичные и работают как швейные машинки «Зингер», а это значит быстро, неутомимо и качественно». Мне ответили: «Что вы, сейчас другие технологии и «Зингер» отдыхает. У нас они будут работать ещё лучше». Я ответил: «Дай то бог». На этом и распрощались. По дороге домой я представил, как вольются в швейную, трудовую семью ещё две единицы, да ещё какие красавицы. А ведь в этом есть и моя заслуга с гордостью думал я…

На следующий день позвонили из училища и рассказали. В деревню приехали крутые, молодые люди на иномарке и начали задавать нам жёсткие вопросы: «Где наши сотрудницы проститутки? Что за беспредел? Кто заплатит неустойку? Кто ваша крыша? Может вы хотите встречи на самом верху, у смотрящего района? На каком основании вы забрали наш лучший товар?

Может я что то и утрирую, но иномарка приезжала, молодые люди вели себя нагло и девочек забрали. И уже кто-то другой из интерната бросится на их поиски. Бог всё таки есть, я на пенсии.