Армия, тайга и мистика

27 August 2019

Фото: pixabay
Фото: pixabay

«Урал» взревел двигателем на понижайке и сполз с парома. Машину качнуло, лейтенант Белов еле успел упереться рукой в потолок, чтобы не вмазаться виском в дверь.

Теперь четыре километра, потом резкий левый поворот. Не проспать момент. Лейтенант посмотрел на одометр – 70354. Водитель Яковкин, мелкий веснушчатый парень, почти лежал на руле. Три часа в напряжении, по раскисшему зимнику. Они выехали в шесть утра и безнадёжно отставали от графика.

– Давай, обгоняй! – Приказал лейтенант.

Яковкин объехал пять «Уралов» и встал в голове колонны. Белов смотрел на спидометр – стрелка замерла, не дойдя до отметки «40». Ужасно.

– Жми давай, хотя бы к ужину доедем!

Яковкин нажал на газ, стрелка перевалила за «40», но почти тут же свалилась снова.

70357… Сейчас должен быть поворот. Белов смотрел налево – только тайга, стена тайги. Вон там вроде разрыв в деревьях.

– Поворот, не проспи. – Негромко сказал лейтенант.

Яковкин кивнул. «Урал» доехал до прогала, но нет, показалось, зимник уверенно уводил их дальше, на юго-запад.

70358… Белов начал нервничать. Он уже привстал, наклонившись вперед и мешая Яковкину – тайга стояла стеной. В зеркале было видно следующую машину – колонна послушно двигалась за ними.

70359…

– Тормози!

Яковкин послушно затормозил. Белов выскочил из кабины, подбежал к следующему «Уралу».

– Поворота не видел? – Спросил он водителя. Тот помотал головой.

Никто из шофёров поворота не заметил, складской старшина из последней машины – тоже.

Белов вернулся в первую машину, колонна снова двинулась по дороге. Поворота не было! Белов был в растерянности: что делать? По тайге ехать можно долго, вот только бензина у них не бесконечно. В Сорокино их дозаправят, но до Сорокино ещё доехать надо.

70363… Никакого поворота. Белов достал карту. Насколько позволял качающийся «Урал», сориентировал её по компасу. Ошибки быть не могло, они проехали поворот и двигались в сторону заброшенного лесхоза. Но как могло получиться, что восемь человек не заметили поворота? Белов уже дважды ездил по этому зимнику, поворот в глаза не бросается, но и не спрятан.

70367… Через километр, за поворотом, лесхоз. Белов решил доехать, чтобы сориентироваться. За поворотом, действительно, оказались постройки бывшего лесхоза.

– Тормози!

Они собрались вместе, водители, Белов и старшина. Курящие закурили, все обсуждали, куда делся поворот. Внезапно из одного дома выбежала девушка и подбежала к солдатам.

– Помогите! Там отец! – Выпалила она.

В избе обнаружился мужчина, лет сорока пяти. Он лежал на неразобранной кровати, при виде военных попытался встать, держась руками за живот. Старшина подошёл к нему.

– Что с тобой?

– Болит! Здесь! – Мужчина схватился за правую сторону живота.

Старшина пощупал живот, он был твёрдый, как накачанная шина.

– Ясно. Аппендицит! Лейтенант, возьмём до Живово?

Старшина с больным и его дочерью разместились в кузове головного «Урала». Через десять километров колонная достигла развилки, той самой, которую они не смогли найти час назад. Довольно большой десятиметровый прогал. Белов скомандовал остановиться. На дороге, ведущей на северо-восток, были отчётливые свежие следы протекторов «Уралов». Они вели направо, туда, откуда они только что приехали. Белов не сомневался, что это их следы, вот только как они пропустили поворот?

Через полтора часа они доехали до Живово, передав больного сельскому врачу. Приехали в часть они почти в полночь.

– Знаешь, – сказал Белову старшина, – странная штука получается: нас вроде как специально в этот лесхоз отправили.

Белов хмыкнул.

– Я тут подумал, могли мы пропустить. Мне с правой стороны левую сторону дороги видно плохо, Яковкин устал, а остальные водители просто ехали за ним.

– А я? Я ждал этого поворота.

– Ладно тебе, чертовщину наводить!

– Как знаешь. Вот только сама тайга нас туда отправила. Неоткуда им было ждать помощи, только мы были на зимнике, вот нас туда и послали.