Нет покоя мне с такой, вечно молодой душой (с)

Дернуло нас, ваших покорных слуг, Лису и Сову, отправиться на майские в путешествие. На другой конец области. К незнакомому… Ладно, заочно знакомому мужику. Ну, собрату по несча… По струнам. Музыканту, в смысле.

Вообще, этот парень, Леша, когда-то просто пошутил, мол, приезжайте, выпьем домашнего вина, сгоняем на скалы, повоем песни под гитару, арфу и флейту в лесу. Ну мы, не будь дурами (или будь?) сказали: «Жди!». Потом запарили его уточнениями в стиле: «А когда? А где? А скинь адрес! А что мы будем пить? А где мы будем спать? А какой там лес? А далеко там до скал?»

Так что Леша, кажется, сам был не рад, что так неудачно пошутил. Но нам правда очень нужно было сменить обстановку.

В общем, собрались и двинули: Лиса с рюкзаком, я с арфой за спиной и маленькой сумочкой, цепочка от которой порвалась на первой же остановке около дома. Я психанула, закрутила кольцо пальцами, благо, металл мягкий.

Перекусив и перекурив на вокзале, мы двинулись. А теперь представьте двух Гексли в автобусе, едущих в незнакомое место. Представили? Точно? НИ-ХРЕ-НА! Это сложно представить. Сначала, в смысле, пока ехали по Ростову и привычной трассе до Новочека, мы просто слушали музыку. А потом начало-о-о-ось: «Ооо! Глянь! Поля! Ой, отвалы шахт! Ой, холмик, ой, дерево!» — и самое страшное для окружающих: «А помнишь…»

Когда мы приехали в Белую Калитву, нам стало странно. А потом страшно. Нет, серьезно, я до последнего не верила, что мы реально поедем. Мы, гребаные параноики! И тут еще Леша приезжает с другом на машине. Я реально подумывала о том, как свалить из машины на ходу — и к черту оставленную в багажнике арфу! Миша, вышеозначенный друг, на самом деле оказался просто пофигистом, но напряг он нас знатно. Хотя вообще спасибо, что подвез.

Потом мы увидели, что живем, собственно, в доме с Лешиными родителями, и в целом, Леша нервничает больше, чем мы, и успокоились. И пошли на скельник*. Встречать закат, сидя на уступе над речкой — незабываемое ощущение. Впрочем, о незабываемом чуть позже.

Да, филолог во мне неискореним: я собирала новые для себя слова. Это довольно увлекательно, жаль только, что респондент всего один. Так вот, скельник — скалистый, каменистый берег. По Далю, это слово считается типичным для Черноморского округа Кубанской области.

Вечером мы уселись пить, петь и смотреть «Распутника». Выпив привезенного и местного вина в достаточном для авантюр количестве, ночью мы пошли гулять. Знаете, я гиперболизированно городской житель, и единственное, что пленяет меня в жизни вне черты цивилизации с нормальной сетью, возможностью приятных развлечений, нормальной транспортной связью и в целом комфортными условиями, без огородов, садов, кучи домашней живности, требующей от тебя еды и тучи насекомых, считающих едой тебя — это звезды.

Они были огромными. Серьезно, вдали от огней городов — а в нашем случае, даже от сел — звезды кажутся невероятно близкими, большими и необычно живыми. Это, с одной стороны, даёт пищу к размышлениям, серьёзным, вдумчивым, долгим, а с другой — полностью выветривает все мысли, оставляя голову звеняще-пустой.

Вернулись мы счастливые, уставшие, уже не пьяные от вина, но совершенно опьяненные свежим воздухом, бесконечным простором и запахом перелома весны и лета - уже нагретым, но ещё свежим, уже густо-травяным, но ещё лёгким, цветочным.

И да, не знаю, как Лисе, а мне все ещё было неловко и очень нервно. Но вырубиться спустя мгновение после того, как голова коснулась подушки, нервы мне не помешали. Как и ледяная вода из колонки, где мы умывались.

Утро началось в десять. Я, даром, что Сова, просыпалась с семи каждый час, дожидаясь, пока встанут Лис и Леша. Надо сказать, выспалась я бессовестно хорошо. Мы позавтракали остатками купленного накануне закусона и погнали вдоль реки, прихватив музыкальные инструменты, обед и хорошее настроение.

Приключения начались спустя десять минут, когда мы наткнулись на какую-то охреневшую змею, которая, мало того, что не уползла, слыша наш ржач и топот, но и решила, что на нас нужно броситься. Нормальные люди (читай: Лис и Леша) отпрыгнули в сторону. Я же подпрыгнула на месте, спокойно сказала: "Ну, привет!" - попрыгала ещё немного рядом со скачущей и бросающейся на нас змеей, чем, похоже, повергла пресмыкающееся в шок и обратила в бегство, и, философски пожав плечами, потопала дальше.

Потом мы поняли, что со всех стороны идёт дождь. Со всех, мать его, сторон идёт дождь! И вопреки всем законам природы, со всех сторон он идёт на нас, быстро сужая над нами кольцо относительно чистого неба.

Мы спрятались под скалами. Дождь побрызгал и закончился. Мы нашли папоротник, покарабкались на уступчик, пофоткали окружающую местность и пошли дальше.

Мне очень обрадовалась местная коза. Видимо, узрев во мне близкое по шкодливому характеру существо, она бросилась ко мне, облизала и пыталась влиться в нашу походную компанию, но её хозяйка почему-то была против.

Как только мы выбрались на открытую, но очень холмистую и абсолютно бездорожную местность, начался дождь. Нет, не так: по ощущениям, мы прогневали какое-то местное божество, явившееся нам в образе змейки, и оно, из кустов вознесясь на небо, вылило нам на головы огромную бадью воды. Я впервые полностью осознала смысл фразы «льет как из ведра». Всем, собственно, пофиг, но арфа! В общем, представили себе мокрую землю и безумно скользкие камни? А 55 косарей, которые весят 5 кг и вы несете их за спиной в промокающем чехле? А теперь — как вы по гребаным грязным каменистым холмам идете с арфой за спиной под проливным дождем. Леша пообещал вывести нас к какой-то крытой беседке, мы поверили, а, собственно, что нам оставалось?

Раза четыре я упала. Как истинный партизан, без единого звука. Просто молча приземлялась на задницу, вставала и шла дальше, к веселью угарающих с этих безмолвных падений и взлетов друзей.

В итоге мы все-таки нашли тот навес, про который говорил Леша. Мы сели там — и дождь закончился.

Потом было много шуток в стиле: «Пошли в лес с музыкантом — весь день выжимаем трусы!». После моей фразы: «Как бы это ни звучало, но именно в этом походе мне, как никогда, хочется раздеться!» — мы, собственно, этим и занялись: майки нужно было выжать, потому что холодная мокрая ткань настроения не прибавляла. Леша, как истинный мужчина, видя полуголых Лису и Сову, взялся нас греть. В смысле, поил вином и пытался развести костер. Не могу сказать, что с костром получилось удачно, а вот вино было оч-чень кстати.

Перекусив и немного согревшись, мы отправились обратно. Я с тоской следила за пальцем, которым Леша показывал, куда там идти, и думала, что более символично было бы показывать средним. По счастью, нас увидели местные музыканты и подкинули почти до дома.

Мы выжали майки, джинсы, КРОССОВКИ, напились чая и уселись играть в имажинариум. А теперь подумайте, каково было Леше: мы-то с Лисой общаемся даже мысленно. Засадили мы его, короче. Потом мы плавно перешли на дурака. Мне, обычно выигрывающей, перманентно не везло (видимо, как только мне стало фортить в любви, карты сказали, что все сразу — это дохрена).

Собственно, дорогу домой описывать не хочется: попытки урвать билет, грызня с злобными калитвинцами, стремящимися покинуть этот город до заката, толкучка на вокзале, часы тряски в пыльном, прокуренном автобусе, который, казалось, выехал из какого-то позабытого советского автопарка, соседство с подвыпившим мужиком, считающим себя мега-гидом (а оказавшимся просто пьяным гадом) — это все слилось в одну сплошную череду неудач, плохого настроения и суеты.

Короче, Лиса и Сова, как обычно, вляпались в приключения по самую макушку. И не собираются на этом останавливаться!