Сломать барьеры!

20 September 2019

Статус:

Преподаватель английского языка, основатель разговорного клуба “Общаться легко!”

Город:

Москва

Instagram:

@obshatsya_legko

@nikapekker

Сайт:

obshatsyalegko.tilda.ws

Кто учил английский язык в школе, прекрасно помнит, как строги преподаватели к грамматике, и как мало внимания уделяется разговорной практике. Я закончила школу с углубленным изучением иностранных языков (немецкий и английский) и выйдя за ее порог ни разу не воспользовалась знаниями.

Впервые задумалась о необходимости подтянуть английский язык уже после двадцатилетия. Спонтанно записалась на встречу с носителем языка из Лондона. Встречу организовывал клуб “Общаться легко!” под руководством Ники Пеккер. Помню честно просидела 2 часа и понимала примерно 60% из того, что обсуждали. Ближе к концу носитель задал мне какой-то простой вопрос. Я храбро открыла рот и что-то ему ответила. Он выслушал, улыбнулся и сказал, что ничего не понял! Это был провал. Я решила, что с английским надо что-то решать. Стала ходить к клуб на групповые разговорные занятия. Около двух месяцев, 2 раза в неделю я упорно молчала и боялась открыть рот. Каждый раз, когда до меня доходила очередь говорить, я улыбалась и делала “пас”. А потом меня прорвало. Я говорила много и с миллионом ошибок. Но говорила! Наконец-то, эту школьную установку “говорить нужно только правильно” сорвало. Я и сейчас говорю с ошибками, но это не мешает мне жить и путешествовать. В поездке всегда смогу объяснить, что мне нужно и прочитать указатели. Мне пока достаточно.

Я продолжаю следить за судьбой разговорного клуба и Вероники. Как раз сейчас она планирует старт обновленной версии клуба, поэтому я решила узнать у нее, как идут дела.

@nikapekker
@nikapekker
@nikapekker

Дарья Мартынова: Ника, привет! Что нового в мире английского?

Ника Пеккер: В мире английского все по-старому. Бесконечный поток взрослых людей, которые учат-учат, а разговаривать толком не могут, и детей, которые, как только дорастают до школы, резко начинают бояться английского.

Д.М.: Ты уже много лет преподаешь. Не надоело?

Н.П.: В мае кажется, что надоело, а к сентябрю открывается новое дыхание. За 10 лет работы я перепробовала столько разных форматов, что каждый раз преподавание открывается для меня с новой стороны. Я по натуре такой человек, который не может делать долго одно и то же. В этом смысле преподавание для меня подходящая работа. Новые люди, дети растут на глазах, разные форматы и методики. Но самое крутое, что я сама решаю сколько и как работать.

Д.М.: Ты когда-нибудь преподавала в школе?

Н.П.: Ты имеешь в виду в государственной? Да, работала полгода (2 учебных четверти). Я вела испанский язык у 5-го класса. Не осталась по двум причинам. Во-первых, я поступила на учебу в школу-студию “ШАР” на режиссера мультфильмов. И, во-вторых, в школе я долго бы не продержалась. Система такая система. После 40 минутного урока с детьми еще примерно час я тратила на заполнение всяких бумажек, общение с администрацией и тому подобное. Совершенно неэффективно проводила время. Хотя опыт был любопытный - побывать в школе в другой роли.

Последние три года я проработала в центре по подготовке к экзаменам Cambridge. Но в этом учебном году решила больше у них не оставаться. Мне стало скучно и я загорелась идеей возродить свой клуб иностранных языков «Общаться легко!»

Д.М.: Как ты решилась стать фрилансером? Многие боятся отсутствия стабильности и не знают, как искать клиентов.

Н.П.: Фактически я всегда была фрилансером. Я проработала в офисе всего 2-3 месяца после университета, параллельно запуская свое собственное дело. Я очень свободолюбивый человек и не люблю подчиняться, поэтому в один день ушла из офиса, как только нарушили мои границы. Через несколько дней после увольнения мой клуб «Общаться легко!» заработал и был достаточно успешен.

Я не вижу смысла держаться за стабильность, потому что стабильности на самом деле никакой нет. Это иллюзия. Жизнь дана мне для получения разнообразного опыта. Я легко запускаю проекты и легко закрываю, не держась за установку мнимой успешности.

Д.М.: Как ты искала своих первых клиентов?

Н.П.: Преподавала я еще со времен студенчества. Первых учеников находила, развешивая объявления на подъездах рядом с домом. Но сразу устанавливала такую цену за занятия, за которую мне было бы интересно работать. Я работала не потому, что была такая необходимость (родители меня полностью обеспечивали), а потому, что мне хотелось почувствовать как это, когда ты самостоятелен. Наверное, отсюда моя смелость – из базового ощущения тыла и безопасности, исходящего от семьи.

Д.М.: Как тебе пришла мысль о создании разговорного клуба?

Н.П.: Я училась в МГЛУ, и языки составляли основную часть моей учебной деятельности. На 4-м курсе нам дали носителя языка – веселого и молодого испанца, с которым мы быстро подружились и всей группой проводили пары не в аудиториях, а в парках, кафе. Мы показывали ему город, он помогал с языком. Это был такой контраст по сравнению со скучными занятиями по грамматике, которые вела пожилая и немного сумасшедшая женщина. В тот момент я поняла, как на самом деле нужно учить языки: через удовольствие и радость общения. Университет закончился и я поняла, что языковой практики в моей жизни станет очень мало. Скорее всего, если я не стану использовать языки, я их очень быстро забуду. То есть идея родилась из понимания, что классический формат изучения устарел, и из личной необходимости общаться на иностранном языке.

Д.М.: Согласна, классический формат обучения достаточно скучен. Но многие думают, что только так можно хорошо выучить язык. Достаточно ли людей заинтересовалось клубом? Доходы от его деятельности полностью закрывали твои потребности?

Н.П.: Я всегда продолжала вести частные уроки. Доход от клуба был, но миллион на нем я не заработала. Очень много съедала аренда. Особенно летом, так как образование – сезонный бизнес. Еще я платила слишком щедрые зарплаты носителям, которые у меня работали. Сейчас я это понимаю, а тогда мне казалось, что 50/50 – честный расклад.

Д.М.: А как ты учитывала свои доходы? Просто декларировала 13% или открывала ИП?

Н.П.: Я открыла ИП, но, честно говоря, это давалось мне очень сложно. Каждый раз были какие-то проблемы с декларациями. Я везде допускала ошибки или забывала о сроках. Мне совершенно не давалась вся эта волокита. Более того, почти сразу после открытия, появились новые требования и ИП обязали платить фиксированные взносы в пенсионный фонд, вне зависимости от дохода. Это требование совсем выбило меня из колеи. Из плюсов ИП только то, что я имела возможность заключать договоры с юридическими лицами, и спокойствие, что у меня все легально. Не нужно бояться контрольных закупок и прочих сюрпризов.

Д.М.: Задумывалась об официальном статусе самозанятой?

Н.П.: Да, вот как раз сейчас думаю. С возрождением клуба понимаю, что надо его как-то оформить. На данном этапе, мне видится формат самозанятости наиболее подходящим.

Д.М.: Если не секрет, можешь рассказать, сколько ты примерно зарабатываешь в месяц?

Н.П.: Фриланс хорош тем, что я зарабатываю ровно столько, сколько хочу. Я могу регулировать свою нагрузку, исходя из личных ощущений. В горячий сезон, с сентября по май, зарабатываю больше. Летом мой доход значительно снижается. В среднем получается от 1500 рублей в час. При этом мой рабочий день длится всего 5-6 часов, и я работаю 4 дня в неделю. Кстати, я придумала идеальный для себя график работы: 2-1-2-2. Среда, суббота и воскресенье у меня выходные. Выходной посреди недели – это просто суперудобно! Можно сделать массу бытовых дел, нигде нет очередей, можно спокойно сходить на выставку. Ну и мне лично важно эмоционально перезагружаться, потому что работа с детьми не легкая задача.

@nikapekker
@nikapekker
@nikapekker

Д.М.: Насколько я знаю, несколько лет назад, ты сделала перерыв и закрыла клуб. Почему?

Н.П.: Да, 4 года назад я закрыла клуб. Дело в том, что я пошла учиться на режиссера анимационного кино, и спустя полгода поняла, что дальше совмещать не смогу. Я наняла помощницу, но слишком многое держалось именно на моей личности, а я в этот момент улетела в совершенно другой мир: кино, творчество, фестивали! Мне не хотелось портить репутацию клуба. Лучше его закрыть, чем плохо работать и расстраивать клиентов.

Д.М.: Есть ли плюсы от столь долгого перерыва и новых знаний?

Н.П.: Как я уже говорила, частное преподавание было со мной всегда. Это то, что я очень хорошо делаю и в чем чувствую себя профессионалом. Репетиторство легко совмещается с любым образом жизни, потому что все зависит только от меня. Сейчас я возрождаю клуб и наконец-то вижу, для чего я уходила в анимацию. Полученные опыт и знания сплетаются в единый очень красивый узор.

@nikapekker
@nikapekker
@nikapekker

Д.М.: Раньше мы встречались на личных занятиях. Сейчас ты ведешь блог. Окончательно перешла в онлайн?

Н.П.: Нет, я по-прежнему веду занятия в оффлайне, но также работаю и через интернет. Занятия по скайпу и блог расширяют географию моих клиентов, это очень удобно.

Д.М.: Ты всегда работала только в сфере преподавания или пыталась открыть другие виды бизнеса?

Н.П.: Ооо, да! Примерно раз в полгода меня накрывает очередной гениальной идеей, которую я экстренно пытаюсь запустить. Чаще всего это ничем не заканчивается. Из того, что «дошло до клиента» - ателье одежды для собак.

Д.М.: Ого! Для собак бывают ателье?

Н.П.: Да, бывают. Я завела собаку породы джек-рассел-терьер и столкнулась с ситуацией, что ему совершенно невозможно купить одежду (дождевики или что-то для тепла). Собаки этой породы с очень разными пропорциями. В обычных магазинах специально для них вообще ничего не найти. Так родилась идея шить одежду на заказ по индивидуальным меркам собаки. Я предложила своей подруге, которая любит и умеет шить, объединиться. Мы вместе запустили Mars Studio - ателье для собак. Я полностью вела всю часть по продвижению и работе с клиентами, подруга шила и закупала материалы. Заказов было немного, но в целом эта затея имела шансы на жизнь. Примерно через 4 месяца мою подругу пригласили работать на полную ставку. Она физически не имела возможность совмещать. А я уже перегорела - у моей собаки был полный гардероб, я увлеклась анимацией и делала коммерческие мультфильмы. Поэтому наше ателье плавно закрылось.

Д.М.: Не задумываешься о работе в офисе? Стабильность, пенсия и все-такое.

Н.П.: НЕТ!

Д.М.: Если не преподавание, то что?

Н.П.: Рисование. Я всю жизнь мечтала быть художником. С самого раннего детства я увлекалась рисованием, но родители отдали меня на английский, а не в художку. Так сложилось. Тем не менее живопись занимает важное место в моей жизни. Я всегда ходила в разные студии на уроки. Отсюда же мое увлечение анимацией. Всего лишь пару лет назад, благодаря своей учительнице по рисованию, я признала в себе художника и перестала бояться показывать работы. Когда рисую, я забываю обо всем. Время останавливается, и все проблемы уходят на второй план. Буквально на этой неделе я первый раз услышала в свой адрес: а почему ты не продаешь свои картины? Мне очень приятно слышать такое, хотя я еще не готова расставаться со своими работами. Может быть, однажды, я осмелею и решусь на продажу картин. Сейчас рисование для меня - самотерапия, в которую заключены мои духовные поиски, мои молитвы и медитации.

Д.М.: Ну и напоследок. Что бы ты посоветовала, желающим открыть свое дело?

Н.П.: Необязательно все бросать и в один день открывать свое дело. Это можно делать постепенно, аккуратно прощупывая почву и свои силы. Можно объединиться с друзьями и запустить что-то вместе. Наверное, самое главное, это не относиться слишком серьезно к тому, что ты делаешь. Играйте и получайте удовольствие от игры!