ПРОГУЛКИ С СЫНОМ. часть 3

27 August 2019

Из лекций по физической культуре, я запомнила не много. Только то, что у человека есть несколько врожденных качеств, которые, собственно и влияют на выбор вида спорта и на достижения в выбранном виде.

Сюда относятся такие способности, как гибкость, меткость, баллон (способность «зависать» в воздухе при прыжке) и скорость с места.

Мне природа от щедрот отвалила меткость – спасибо папе и гибкость – наверное, маме спасибо. Сыну моему остался баллон- непонятно от кого –д - о сих пор в ушах звучит крик тренера на баскетбольном матче «Не зависай, а то пойдешь в запас» - и, опять же, меткость.

Мою же природную меткость мой сын эксплуатировал как мог, когда понял, что она имеет место быть.

Первый раз дело было так. Мы пошли кутить в парк аттракционов, где и был небольшой такой тирчик с ружьями-духовками. Отличаются они тем, что якобы пристреляны обычно по центру. Легкие, прицелы у них сбиваются на раз-два, выиграть даже мягкую игрушку не всегда представляется возможным, потому что, как правило, нужно попасть пять из пяти а по причине того. что это все же не очень серьезное оружие, понять его можно только примерно с выстрела третьего.

Стрелять меня научил папа, у которого тоже меткость была врожденной. К собственному удивлению я выяснила, что папа не очень хорошо видел с молоду только тогда, когда ему было уже далеко за шестьдесят. До этого мы регулярно ходили в тир, где стреляли и я даже предположить не могла, что папа плохо видит, тогда как сама вижу вообще что-то только в линзах или очках.

И вот, мы с сыном в парке. Я в очках. Заходим в тир. Парень, который отвечал за его работу до нашего появления просто скучал. А там, помимо мишеней, в нижем ряду установлено стекло с шестью дырками каждая размером с пятидесятикопеечную монетку. За каждым из отверстий – папироса. Если человек выбьет все шесть папирос – приз. Либо огромная мягкая игрушка, либо целых пять билетов на столь любимый всеми детишками автодром.

Зашли. Я купила пару выстрелов. К моему удивлению. Винтовка оказалась реально пристрелянной по центру и пристрелянной хорошо. Не то совсем новая. Нетто только что из ТО.

Сын поинтересовался работника тира, что это там за папиросы стоят. Тирщик объяснил, что , дескать. Каждый желающий может купить шесть выстрелов и попытаться выиграть билетики или мягкую игрушку – большую корову. Корова сына не вдохновила. А перспектива покататься на автодроме произвела не него огромное впечатление. В мое ухо вкрутилось: «Маааам, ну мааамааа, давай ты постреляешь, а я покатаюсь! "На мой вопрос, откуда такая уверенность, что я попаду, сын сделал глаза, как у кота из Шрека и невинно поинтересовался, что разве может быть иначе .ты же мама.

Мама купилась на наглую лесть. Я приобрела шесть выстрелов. Тирщик проверил папиросы. Нарисовались болельщики из числа тех, кто уже попытался выиграть корову. Практически все мужского пола.

От себя могу сказать, что до сих пор я не понимаю, как мне удалось уложить все шесть пулек во все шесть отверстий, перерубив ими папиросы, потому что объективно я не видела этих

отверстий. Нещадно бликовала плексиглазовая поверхность щита, в котором были пробиты отверстия, до невозможности был неудобен угол стрельбы, роста мне не хватало, но я почему-то попала.

- Корову мы не берем, - радостно орал сын, - нам надо билетики!

Буквально через пару часов, когда сын накатался на автодроме и других аттракционах до упора, мы шли домой мимо тира. Сын опять попытался меня туда потянуть, но выяснилось, что стрелять там нечем.

Наш успех в деле получения талончиков или коровы на выбор был столь ошеломителен, что мужская часть отдыхающих парка, взревев: «Чем мы хуже бабы» , потребовала установить папиросы и в азарте за пару часов расстреляла весь запас пулек . К тому моменту, когда сын попытался меня опять затянуть в тир, боезапасов не было, а тирщик, увидев нас, радостно замахал руками. Мы ему сделали план.

Другой раз план мы сделали в тире, когда я учила сына стрелять. Это было уже чеерз пару лет. Мы пошли гулять уже в другой парк. Было лето, на мне было длинное платье с открытой спиной, шляпка, босоножки на шпильках, темные очки.

Мы входим в помещение тира. Я снимаю шляпку, очки, все это кладу на стойку, выбираю пару ружей. Покупаю десяток выстрелов. Подставляю сыну под ноги скамеечку и начинаю ему объяснять теорию на пальцах. Объясняю как совмещать цель и прицел, как правильно держать винтовку, что надо спокойно дышать, выстрел производить на выдохе, не дергать спусковой крючок, а плавно выбрать свободный ход и так далее. Мужчины. Которые находятся в тире, стоят и откровенно насмехаются над нами. Хотя все, что я говорю сыну это голая теория и ее все знают.

Меня насмешки достали. Я поинтересовалась у сына, все ли он понял, и сказала, что мы от теории переходим к практике. Показываю. И показала. В этом тире сбивали банки и бутылки. Пять выстрелов – пять банок.

Сын, как выяснилось, тоже был не доволен тем, что над мамой смеются какие-то посторонние глупые дядьки . Его результат был менее впечатляющим – шесть выстрелов- три банки, но и этого хватило для того, чтобы дяди замолчали.

Потом он положил ружье на стойку, подошел к мужчине, который насмехался надо мной громче всех и сказал – теперь ты попробуй, как моя мама.

Отступать мужчине было не куда. Он не попал ни разу.

Сын подошел к нему и сказал громко и четко «Вот, надо было не ржать, а маму слушать, тогда бы попал хоть раз, как я».

Ну что же, с тех самых пор я не только знала, но и проверила на практике то, что у меня есть защитник, который никогда меня никому в обиду не даст.

фото из открытых источников
фото из открытых источников