ШКОЛЬНЫЕ ГОДЫ ЧУДЕСНЫЕ. часть 2

19 August 2019

Итак,  я продолжаю рассказ, связанный с Ириной Константиновной.
Тогда практиковались телеуроки. По физике. по истории, по языку.Обычно в момент проведения телеуроков объединяли параллели, помещая всех в один класс, включали телевизор и мы конспектировали все. что скажут. Или просто слушали. но это смотря какая тема была.

И вот, наступил тот самый день,когда нас сняли с физики и   предложили перейти в класс истории, где и был телеурок. Но в кабинете физики теоретически могло поместиться порядка 60 человек, но там не было телевизора,  а в кабинете истории - только 50, а у нас в классе -27 , в параллели  28, плюс еще пришли пятеро учителей, которые выстроились около подоконников.

Дело отягощалось тем. что в кабинете физике стулья были прикреплены к полу. Там к столам был подведен ток (в кабинете химии - вода), и все столы и стулья были прикреплены намертво. То есть, найти линий хотя бы стул. не говоря уже о парте , стало проблемой. 
На перемене меня и Игоря остановила учитель биологии, и мы прибежали в класс, что называется, к шапочному разбору. Остался незанятым один -единственный стул, стоящий между первой партой и доской. 
Я отличалась тем. что спокойно могла записывать за речью . Игорюша - исполинским, свыше 200 см ростом и большим портфелем, который, положенный на колени,  при желании, вполне мог заменить поверхность стола. 


Решение нашлось быстро. Подгоняемый учителем истории, Игорь уселся на стул, посадил меня на колени, перевернул свой портфель на бок. поставив его  уже на  мои колени, учитель истории дала  мне листки, проложенные копиркой, я взяла ручку. и стала записывать все то. что неслось из телевизора. Игорь плотно прижал меня к себе . и если судить по дыханию. стал дремать. Повторяю - в классе, кроме нас. находились еще пятеро (!) учителей. 

Учительница физики, у которой на тот момент появились дома крохотные дети - они взяла себе осиротевших племянников, мирно дремала у окошка,  учительница математики проверяла на ходу тетради. по истории - слушала телеурок, остальные просто стояли.


Сижу. пишу, Игорь дремлет . опершись на меня, таким образом проходит минут 15. Тут открывается дверь и на пороге вырастает наша Ирина Константиновна.
Вопль, пред которым меркнет иерихонская труба потряс  класс,  заглушил телевизор, разбудил дремавшую учительницу физики, и. конечно же. Игоря. 
"Ииииигоооорррррь! Это что такое?! Это что за разврат!? "


Проснувшаяся учительница по физике трясет головой,  испуганно озираясь и ища тот самый разврат. А Игорь. ох. Игорь вскакивает во весь свой рост ,разжимая руки. Я падаю с его колен лицом вниз, но не выпуская из рук ручку и бумагу с калькой, больно ударяюсь коленями, мало что соображая - все же бездумно писать трудно и я слушала то,что говорили. С меня слетают очки, катятся куда-то, я на четвереньках. мало что соображая. ползу за ними, молясь про себя. чтобы только не разбились,  меня кто-то хватает за жилет, поднимает. Поднимает меня Игорь, а хватала Ирина Константиновна.


Она орет, что мы распутники и развратники и тащит нас в Игорем к директору. 
Все происходит так быстро. что не успевают среагировать ни учительница физики, чей урок у нас по расписанию ни истории. которая, собственно. и взяла нас на телеурок. 


 Нас оставляют в приемной у кабинета директора, сама она влетает туда и орет что-то. Единственное. что нам удалось услышать. это то. что он держал меня за такое место. что ей и сказать стыдно. Директору. видимо, уже ее реакции на происходящее в школе,  самому уже порядком надоели. он выскочил в приемную и потребовал показать. как мы сидели. Игорь посадил меня на колени, поставил на мои колени меня портфель. я показала. как я писала. Директор удовлетворенно кивнул и опять зашел в свой кабинет.


Буквально после этого вошла учительница истории и попросила нас идит в кабинет физики и сидеть там тихо, взяв с нас слово, что мы узнаем , какие материалы были на телеуроке и, в свою очередь. пообещав, что ни меня, ни Игоря по этой теме она спрашивать не будет.
Когда мы выходили из кабинета директора, нам попалась наша классная руководительница,которую видимо, вызвал директор. Пока мы шил в кабинет физики. мы решили, что все же пойдем к классной.и ей все объ
ясним. Она же нормальный человек, поймет.
Вечером, уже после уроков. мы пошли к классной руководительнице. Вошли в кабинет. Она, посмотрев на нас. махнула рукой и отправила по домам.


Уже окончив школу, мы узнали, что е было в кабинете директора, куда, после нашей классной. пришли еще и учителя физики и математики.
Ирина Константиновна орала, что в школе процветает разврат, что надо срочно принимать меры,  что так продолжаться не может и так далее. Директор выслушал ее, и  дал слово учителям физики и истории. Историчка сказала, что это она нас так посадила, а физичка сообщила, что мы вместе сидим и на физике и учимся по одному учебнику.  Наша классная вообще промолчала. пожав плечами.


Тогда заговорил директор. Тихим голосом. он сообщил, что в нашем классе нет пар, нет влюбленностей, что мы все катались с горки на ..опах,  выставив первоклашек, играли в снежки, пихали друг другу снег за пазухи, и что в классе есть простая дружба, с которой нет места разврату. Ну. не созрели мы еще и не воспринимаем друг друга, как юношей и девушек, что мы для друг друга бесполы. А еще он поинтересовался. как можно было заниматься развратом на глазах у учителей физики, истории,  математики и еще двух взрослых людей. чтобы они. взрослые. этого не заметили. чтобы два класса этого не заметили, а заметила одна она. Ирина Константиновна, только  войдя в помещение. И что не надо искать то, чего нет, не надо будить интерес к тому. к чему мы сами не проявляем интереса.


Наш директор тогда показал себя хорошим руководителем. учителя - мудрыми и понимающими.
А я обратила внимание на то. что мальчишки превратились в красивых мужчин спустя лет 15 после окончания школы.  И то, этот факт только прибавил мне гордости за своих одноклассников.