Еда как наркотик. Почему мы переедаем

Продукты, с высоким содержанием жиров и углеводов или сахара, бесподобны. Они так вкусны, что никто не задумывается о том, что в природе очень мало примеров продуктов, сочетающих эти два питательных вещества.

Наши предки получали жиры и углеводы из разных мест: жиры из мяса и семян, углеводы из трав, водных растений, листьев, стеблей и ягод. И первобытным людям было невозможно объединить эти продукты в одном приеме пищи.

С развитием сельского хозяйства люди начали комбинировать продукты, такие как крахмалистые зерна и жирные молочные продукты.

В последние столетия, продукты, объединяющие жиры и углеводы в один прием пищи, стали нормой для многих из нас: пицца, мороженое, ореховые конфеты, выпечка—все они богаты жирами и сахаром.

Но что такое 150 лет с точки зрения человеческой эволюции, и наши тела все еще не знают, что делать с этой новомодной питательной комбинацией.

Последние исследования доказывают, что именно незнание нашими телами этих комбинированных продуктов способствовало глобальной эпидемии ожирения и оставило людей бессильными перед выбором продуктов питания.

Как человеческий мозг реагирует на продукты, которые сочетают жиры и углеводы? Проведено исследование, в котором добровольцы выбирали между изображениями различных продуктов или "предлагали цену". Одни продукты содержали только жиры, другие-только углеводы, а некоторые- их комбинацию.

По мере того как участники выбирали, исследователи фиксировали активность различных частей их мозга. И всегда добровольцы выбирали или предлагали больше всего денег за комбинированные продукты.

Выбор имеет какое-то отношение к системе вознаграждения в мозге, которая высвобождает самый приятный дофамин в ответ на продукты с наибольшей плотностью энергии.

Имея выбор продуктов, мы, люди, выберем тот, который даст нам самую жизнеобеспечивающую энергию. Но все гораздо сложнее.

Оказывается, наши тела довольно хорошо оценивают плотность энергии чисто жирной пищи, как только мы ее съели. Эти сигналы и «говорят» нам, сколько конкретного вида пищи нам нужно съесть, чтобы потреблять все калории, необходимые для повседневной жизни. Когда мы сыты, вот откуда мы это знаем.

Но по какой-то причине, мы не способны оценить количество калорий после того, как съели высокоуглеводную пищу, или пищу, содержащую комбинацию жиров и углеводов.

Некоторые из этих сигналов "после еды" идут от кишки к мозгу и регулируют центры вознаграждения и удовольствия мозга. Ученые предполагают, что различные пути от кишечника к мозгу эволюционировали для наших диет: один для жиров, а другой для углеводов.

Один дает нам дозу, стоит нам съесть или даже подумать о поедании жирной пищи. Совершенно другая часть мозга награждает нас за сбор углеводов.

И, когда пища содержит оба, мозг действительно не знает, что делать, и в итоге выпускает гораздо больше дофамина, чем для любого питательного вещества в одиночку. И, естественно, когда мы получаем вознаграждение за что-то, мы склонны делать больше. Что напоминает наркоманию.

И это было неважно, пока мы ели порцию зерна, молока и меда, содержащих около 1 гр. жира и 27 гр. углеводов. Но заменив их подносом с пончиками, каждый по 11 гр. жира и 17 гр. углеводов, мы ожирели.

Сейчас нам доступно такое разнообразие продуктов питания. И если наш мозг не может оценить, сколько калорий мы получим из продуктов, которые содержат и жиры и углеводы, и продолжает их потреблять, начинаются проблемы.

Употребление таких продуктов вызвает такое же привыкание, как наркотики, такие как героин, кокаин или никотин.

Это может показаться странным ходить в супермаркет или ресторан и помнить об этом, но начать нужно с этого.

Если вы иногда не можете противостоять этому гамбургеру или пончику, это не потому, что вы слабы. Эволюция человека заставила вас потерять контроль над некоторыми комбинациями питательных веществ.